Улыбка как защитная реакция: С детства у меня существует проблема. В конфликтах, когда на меня кто-то кричит или ругается, я начинаю улыбаться. Это нормально?

Содержание

С детства у меня существует проблема. В конфликтах, когда на меня кто-то кричит или ругается, я начинаю улыбаться. Это нормально?

Непроизвольная улыбка при конфликте или ссоре встречается достаточно часто, и для этого вовсе не нужно быть «ненормальным» 😊.

Такая улыбка возникает как защитная реакция во время каких-то травмирующих человека событий. Чаще всего это незаслуженная обида или конфликт с людьми, которые для вас важны. Еще чаще — в случаях, когда вы не можете ответить, потому что не хотите портить отношения. Попробуйте понаблюдать, в конфликтах с какими именно людьми у вас еще проявляется это.

Срабатывает такая улыбка как защита при обесценивании ваших действий, мыслей или чувств, как реакция на страдания (особенно незаслуженные). Этот механизм формируется в детстве. О причинах его закрепления в вашем случае можно лишь догадываться. Возможно, взрослые вам запрещали открыто проявлять эмоции, когда ругали вас. Возможно, говорили что-то вроде «никому не показывай своих проблем» или «сильные не плачут». Возможно, в каком-то случае в детстве или подростковом возрасте вы перенесли сильное эмоциональное потрясение, но не имели возможности выплеснуть свои чувства. Возможно, вам запрещали быть слабым. Для того, чтобы раскопать и убрать это, к сожалению, нужна длительная и глубокая работа с психологом. Но вы можете самостоятельно постараться вспомнить это и найти тот момент, когда этот механизм стал формироваться.

В ситуациях, когда эта улыбка возникает, вы, вероятнее всего, таким образом пытаетесь показать окружающим, что ничего такого особенного не произошло, что вам все равно, вы не обиделись, не переживаете, не злитесь, все пустяки. Видимо, у вас возникает внутри множество эмоций, но выплеснуть их вы не можете по причинам социальным (иерархия, боязнь потерять работу и мало ли что еще). Вот и улыбаетесь, давая сигнал: все пустяки, мне не больно. А ведь на самом деле больно? Вспомните такие ситуации, прислушайтесь к себе: что вы чувствуете внутри?

И еще. Чем меньше у человека в целом уверенности себе и чем ниже его самооценка, тем чаще возникает вот такая вот реакция на стресс.

Что можете сделать вы для себя?

  1. Признать, что вы нормальны, и это – нормальная защитная реакция организма

  2. В таких ситуациях, когда эта улыбка возникает, постараться прислушиваться к себе (хотя бы на мгновение) и спрашивать себя: какие эмоции я сейчас чувствую?

  3. Когда ваш собеседник прокричится, сказать ему спокойным и твердым тоном, что с вами так разговаривать нельзя. Потому что так правда нельзя, ни на кого, не только на вас.

  4. Когда ваш обидчик уйдет из поля зрения и вы останетесь в спокойном месте, постараться вылить эти эмоции (безопасным для общества способом). Написать про них письмо. Почеркать на бумаге и разорвать этот лист. Просто порвать бумагу на клочки. Скомкать газетный лист и швырнуть его в стену. Помычать или даже покричать, если вы один. Глубоко вздохнуть и выдохнуть. Способов много.

  5. Почаще напоминать себе, что вы хороший человек и заслуживаете право на уважение. Прямо вот каждый день. А лучше – несколько раз в день.

Но вообще лучше всего, конечно, проработать это с психологом, травма эта обычно слишком глубокая и уходит на уровень бессознательного.

Почему мы улыбаемся, когда нам плохо

  • Зарайя Горветт
  • BBC Future

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Это улыбка? Или что-то другое?

Что может быть проще, чем улыбка? Вы улыбаетесь, значит вам хорошо, не так ли? Совершенно не так. За улыбкой скрываются самые разнообразные эмоции, и только шесть из 19 существующих видов улыбки свидетельствуют о хорошем настроении. Зачем же мы улыбаемся, если на душе у нас — совсем другие чувства?

…Они склонились над своими жертвами, ножи наготове. Карни отдавал последние распоряжения. Еще немного, и обезглавливание состоится.

Шел 1924 год, и студент университета Миннесоты Карни Лэндис проводил эксперимент с группой, состоящей из его однокурсников, преподавателей, а также пациентов психиатрической клиники (был в ней и 13-летний мальчик).

Чтобы создать непринужденную атмосферу, Лэндис переоделся, спрятал лабораторное оборудование, задрапировал окна, а на стенах развесил картины.

Лэндис хотел определить роль мимики в выражении различных эмоций — например, таких как боль или шок. Ради этого он готов был сделать так, чтобы участники эксперимента действительно их испытали.

Он усадил их в удобные кресла, а затем нарисовал на их лицах мимические линии, чтобы лучше видеть гримасы, вызванные его опытами.

В течение трех часов он фиксировал эмоции участников эксперимента, сделав их объектами странных и порой неприятных шуток. То у них под креслом взрывался фейерверк, то их било током, пока они нащупывали у себя под креслом ведро со скользкими лягушками.

В довершение всего Лэндис принес живую белую крысу и попросил отрезать ей голову.

Подобные методы, несомненно, нарушали любые нормы научной этики, однако результаты его исследования впечатляют. Даже в ходе самых жестоких экспериментов наиболее типичной реакцией людей были не слезы и не гнев, а… улыбка.

Чем это можно объяснить?

Автор фото, Flickr/Alisha Vargas CC BY 2.0

Подпись к фото,

В западной культуре улыбки окружают нас — но не все они означают счастье

Перенесемся в 2017 год. Улыбка, которую мы с такой готовностью надеваем при любых обстоятельствах, уже никого не удивляет, она на уровне рефлекса.

Нам улыбаются с экранов телевизоров, рекламных щитов, обложек книг-инструкций «Как стать счастливым за 10 дней», а иногда просто случайные прохожие. Улыбчивые люди производят на нас хорошее впечатление и кажутся более дружелюбными.

Однако все не так просто. Из 19 существующих видов улыбки только шесть свидетельствуют о хорошем настроении.

Остальные отражают ряд неприятных чувств — смущение, неловкость, страх и даже страдание. Улыбка может выражать презрение, гнев и недоверие. За ней мы пытаемся скрыть растерянность или то, что мы лжем.

Искренняя радостная улыбка появляется на нашем лице, когда мы сделали что-то для собственного благополучия, она выражает чувство удовлетворения. А вот остальные виды улыбок несут в себе совсем другую информацию.

«Некоторые из них возникли как способ показать, что мы не представляем собой угрозы и настроены сотрудничать, другие без ненужной агрессии сообщают оппоненту, что в этой ситуации мы сильнее его», — отмечает психолог из Висконсинского университет в Мэдисоне Пола Ниденталь.

Вежливая улыбка означает, что мы готовы следовать правилам. Но она также может быть эффективным способом манипулирования другими людьми, способом отвлечь их от понимания того, каковы наши истинные чувства.

Если совсем коротко: чаще всего этот универсальный символ счастья используется в качестве маски.

Улыбка Дюшена

Автор фото, Wellcome Library, London

Подпись к фото,

И это искренняя улыбка, которая выражает удовольствие и незамутненное счастье?

Первые попытки расшифровать все возможные значения улыбки предпринял в XIX веке французский физиолог Гийом Дюшен (известный также как Дюшен Булонский).

Ученый прибегал к стимуляции мимических мышц с помощью электрического разряда. Поскольку такая процедура была очень болезненной, сначала он проводил свои эксперименты, используя отрубленные головы революционеров.

Но Дюшену повезло. В его распоряжении совершенно случайно оказался пациент одной из парижских клиник, лицо которого не чувствовало боли. Врач провел с ним множество опытов, подключая электроды к различным мышцам и получая самые разные гримасы.

В общей сложности Дюшен зафиксировал 60 выражений лица, за каждое из которых отвечала отдельная группа лицевых мышц его подпечного.

На одной из фотографий, сделанных Дюшеном, бедолага широко улыбается беззубым ртом и выглядит абсолютно, до идиотизма счастливым.

Это выражение лица потом так и назвали: «улыбка Дюшена» — искренняя улыбка, которая выражает удовольствие и незамутненное счастье. Ее отличительная черта — характерные морщинки в уголках глаз, так называемые гусиные лапки.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Улыбка Далай-ламы всегда беззаботно искренняя

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Папа римский Франциск привнес в культуру Ватикана латиноамериканскую улыбчивость и аргентинское лукавство

«Ученые, однако, выяснили, что у некоторых народов искренняя улыбка не обязательно должна сопровождаться «гусиными лапками», — отмечает профессор Ниденталь.

И тут мы подходим к вопросу, который занимал умы ученых — от Дарвина до Фрейда. Является ли наша мимика инстинктивной и универсальной для всех людей или она зависит от культуры и воспитания?

Улыбка страха

Несмотря на то, что искренняя улыбка считается сейчас наиболее естественной, некоторые ученые считают, что на самом деле ее корни — в мимике с совсем другим значением.

Кое-что в этом вопросе могут прояснить наблюдения за человекообразными обезьянами.

«Когда шимпанзе испытывают чувство страха, они демонстрируют зубы в оскале», — объясняет Занна Клей, приматолог из Университета Бирмингема.

Это — выражение подчинения, которое шимпанзе используют в присутствии доминантных особей группы.

И хотя мы как правило не связываем улыбающееся лицо человека с чувством опасности, существует достаточно свидетельств того, что именно из такой подобострастной мимики и произошла наша искренняя улыбка.

Автор фото, Zanna Clay/ Lola ya Bonobo Sanctuary)

Подпись к фото,

Когда шимпанзе испытывают чувство страха, они демонстрируют зубы в оскале

У детей, например, широкая улыбка может означать как удовольствие, так и боль. А мужчины, как показали исследования, чаще улыбаются в присутствии людей с более высоким статусом.

Дарвин считал, что мимика инстинктивна и изначально выполняла вполне практические функции. Например, когда человек поднимает брови от удивления, это увеличивает его поле зрения, что, очевидно, помогало нашим предкам рассмотреть хищника в засаде. А улыбка с широким оскалом свидетельствует о готовности защищаться и укусить.

Чтобы доказать свою теорию, Дарвин показал своим знакомым фотографии людей с разными выражениями лица, сделанные Дюшеном. Все 20 участников эксперимента безошибочно и единодушно определили эмоции на 11 фотографиях — от удовольствия до страха, от грусти до удивления.

Так Дарвин пришел к выводу, что эмоции у людей разных народностей выражаются с помощью универсальной мимики.

Несчастная улыбка

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Даже если вы призер Олимпиады, но заняли второе место — ваши глаза выдают вашу грусть, несмотря на широкую улыбку

Теперь мы знаем, что улыбка действительно возникает инстинктивно, и не только когда мы испытываем удовольствие.

Немного асимметричный изгиб губ с выражением глубокой скорби в глазах — это несчастная, кривая улыбка, которая выражает стоицизм: «сжать зубы и терпеть».

Исследователи обнаружили этот тип улыбки, снимая скрытой камерой людей, наблюдающих ужасные сцены насилия в кино, а также у пациентов, страдающих депрессией.

Такая улыбка — социально приемлемый способ показать, что вам грустно или больно.

В 2009 году исследователи из Университета Сан-Франциско обнаружили, что это выражение лица запрограммировано в нашей ДНК. Проанализировал более 4 800 фотографий спортсменов-олимпийцев и паралимпийцев, они выяснили, что такая улыбка, как правило, появлялась на лицах серебряных медалистов, которые проиграли победителю в последний момент.

Интересно, что такое же выражение лица было у слепых от рождения спортсменов.

Сдержанная улыбка

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Насколько улыбка уместна и как ее интерпретировать?

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Одна из самых счастливых улыбок появляется на лице российского президента в компании спортсменов

Однако нынешняя искренняя улыбка не всегда была в моде. Например, в XVII веке считалось неприличным откровенно выражать свои эмоции. Улыбаться, демонстрируя зубы, было признаком плебейства.

«Революция улыбки» произошла лишь спустя столетие, когда французские аристократы, наслаждаясь жизнью в недавно открытых кафе, вернули моду на счастливое выражение лица.

Впрочем, во многих странах существенных изменений в этой области этикета так и не произошло. К примеру, известная русская пословица гласит: «Смех без причины — признак дурачины».

А в пособии для иностранных работников, изданном норвежским правительством, отмечается: вы уже достаточно долго живете в Норвегии, если принимаете идущего по улице улыбающегося незнакомца а) за пьяного б) за сумасшедшего в) за американского туриста.

«Сдерживая улыбку, мы опускаем уголки рта вниз или сжимаем губы, как бы говоря «я не должен улыбаться», — объясняет Зара Амбадар, когнитивный психолог из Университета Питтсбурга.

Это объясняет, почему в Японии, где этикет обязывает сдерживать эмоции на людях, распространена улыбка глазами. вместо привычного нам :).

Желание улыбаться может быть универсальным, однако насколько улыбка уместна и как ее интерпретировать — зависит от правил и норм культуры.

Смущенная улыбка

Она очень похожа на сдержанную, но обычно сопровождается румянцем, и ей может предшествовать неловкая ситуация.

Неловко улыбаясь, человек часто наклоняет голову вниз и немного влево.

Дежурно-сожалеющая улыбка

Такой улыбкой вас одаривает сотрудник супермаркета, который, после того как вы выстояли очередь, любезно сообщает, что «возврат товаров осуществляется на четвертом этаже». Или администратор отеля, который объясняет вам, что свободные номера появятся не ранее чем через год.

Эта улыбка призвана смягчить неприятную для клиента новость. Для нее характерна немного приподнятая нижняя губа и небольшой наклон головы в сторону. Этот тип улыбки, пожалуй, нас раздражает более других, поскольку мы невольно улыбаемся в ответ, хотя причины для радости нет никакой.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Жозе Моуринью знает, как очаровать репортеров с помощью разного типа улыбок

Дежурно-сожалеющая улыбка очень похожа на три других, использующихся при иных обстоятельствах.

Покорная улыбка, часто появляющаяся на лицах тех, кто стал жертвой заученной улыбки, показывает смирение: мол, хорошо-хорошо, никто не собирается поднимать шума. Улыбка скоординированного ответа показывает, что согласие достигнуто. И наконец — улыбка слушателя, обычно сопровождаемая звуками («угу»), подчеркивающими уделяемое беседе внимание, и частыми кивками.

Презрительная усмешка

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Ангела Меркель не всегда старается скрыть свои истинные чувства…

Еще одно двусмысленное выражение лица, в котором можно найти и отвращение, и негодование, и презрение — в разных пропорциях.

Презрительная усмешка очень похожа на искреннюю, но уголки губ при этом обычно сжаты.

В культуре стран Востока, которая менее ориентирована на удовлетворение потребностей индивидуума, любые негативные эмоции скрывают за вежливой улыбкой.

«На моей родине в Индонезии гнев считается неприемлемой эмоцией, поэтому чем более сердиты люди, тем больше они улыбаются», — отмечает Зара Амбадар.

Злорадная улыбка

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Эта жуткая ухмылка стала визитной карточкой классических злодеев из фильмов ужасов

По понятным причинам такую эмоцию, как радость из-за неудачи другого, необходимо скрывать. Но это не всегда просто сделать.

«Если человек уверен, что его не видят, он выражает злорадство широкой радостной улыбкой — «улыбкой Дюшена», — говорит психолог из университета Цюриха Дженнифер Хоффман.

Однако когда на нас смотрят, мы пытаемся скрыть злорадство, изображая на лице возмущение. В результате чего рождается довольно жуткая ухмылка, которая стала визитной карточкой классических злодеев из фильмов ужасов.

Смешанная мимика свойственна и другим подобным видам улыбок, которые могут выражать льстивое презрение, приятно щекочущий нервы страх или сладкую печаль.

Фальшивая улыбка

Этот вид улыбки сопровождает приветствие и вежливый ответ: «Все хорошо», когда мы скрываем наши настоящие чувства.

Улыбка — универсальный способ придать себе привлекательности, поэтому если вы улыбнетесь своему отражению в зеркале примерочной, вы, скорее всего, купите то, что примеряли (об этом свидетельствуют результаты исследования, проведенного в 2013 году).

Улыбка придает словам больше искренности, когда люди говорят неправду. Американский комик Кин Хаббард шутил: «Если вы не видели, как ваша жена улыбается дорожному полицейскому, вы не видели самой ее очаровательной улыбки».

Но как понять, что насколько искренне вам улыбаются?

Если улыбка неискренняя, она может быть слишком внезапной или наоборот затянутой. Она выглядит неестественно и не синхронизируется с тем, что мы говорим.

В открытой улыбке есть нечто большее, чем просто прищур глаз или блеск зубов.

Кокетливая улыбка

Любая классификация улыбок была бы неполной без знаменитой улыбки Джоконды.

Несмотря на всю таинственность, окружающую эту работу Леонардо да Винчи, определить значение улыбки Моны Лизы оказалось несложно. Психологи уже давно пришли к выводу, что это — женское кокетство в самом его притягательном и невинном виде.

Его модель, Лиза Джокондо, очевидно, сидела, улыбаясь и глядя вдаль, но потом украдкой посмотрела в сторону художника, и он поймал это выражение лица — с мимолетной улыбкой, одновременно и игривой, и смущенной.

Автор фото, Beyond My Ken/Wikimedia Commons

Подпись к фото,

Мимолетная улыбка Джоконды: в ней — вполне очевидное, хоть и скрываемое кокетство

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке вы можете на сайте BBC Future.

что на самом деле значат смех, улыбка и слезы

Когда нам весело, мы смеемся, когда мы смотрим на человека, который нам приятен, — улыбаемся, а когда на сердце горе — плачем. Кажется, ни для кого не секрет, что три этих состояния и проявления очень разные, и тем не менее эволюционно они возникли из одних и тех же защитных механизмов и реакций. Публикуем сокращенный перевод эссе нейробиолога, писателя и профессора нейробиологии в Принстонском университете Майкла Грациано для журнала

Aeon о формировании базовых эмоций и сигналах, которые они подают.

Около четырех тысяч лет назад где-то на Ближнем Востоке… писец начертил голову быка. Картинка была довольно простой: схематическое лицо с двумя рогами наверху. […] На протяжении тысячелетий эта иконка постепенно изменялась, попадая во множество различных алфавитов. Она стала более угловатой, затем повернулась на бок, в конце концов полностью перевернулась с ног на голову, и «бык» начал опираться на рога. На сегодняшний день эта иконка больше не означает голову быка — мы знаем ее как заглавную букву «А». Мораль этой истории в том, что символы имеют свойство эволюционировать.

Задолго до появления письменных символов, даже до появления разговорной речи, наши предки общались с помощью жестов. Даже сейчас многое из того, что мы сообщаем друг другу, невербально и частично скрыто под поверхностью осознания. Мы улыбаемся, смеемся, плачем, съеживаемся, стоим прямо, пожимаем плечами. Такое поведение естественно, но также символично. И некоторые из этих движений выглядят довольно странно, если об этом подумать.

Почему мы обнажаем зубы, чтобы выразить дружелюбие? Почему из наших глаз течет вода, когда мы хотим сообщить о необходимости помощи? Почему мы смеемся?

Одним из первых ученых, задумавшихся над этими вопросами, был Чарльз Дарвин. В своей книге 1872 года «О выражении ощущений у человека и у животных» он заметил, что все люди выражают свои чувства более или менее одинаково, и утверждал, что мы, вероятно, развили эти жесты на основе действий наших далеких предков. Современный сторонник этой же идеи — американский психолог Пол Экман, который классифицировал базовый набор человеческих выражений лица — счастье, испуг, отвращение и т. д. — и обнаружил, что они одинаковы в самых разных культурах. […] Другими словами, наши эмоциональные выражения, кажется, врожденные: они являются частью нашего эволюционного наследия. И все же их этимология, если можно так выразиться, остается загадкой.

Можем ли мы проследить эти социальные сигналы до их эволюционных корней, до некоторого исходного поведения наших предков? […] Я думаю, что да.

Около 10 лет назад я шел по центральному коридору в своей лаборатории в Принстонском университете, когда что-то мокрое ударило меня по спине. Я издал весьма недостойный крик и пригнулся, закинув руки на голову. Обернувшись, я увидел не одного, а двух своих учеников — одного с пистолетом-распылителем, другого с видеокамерой. В то время лаборатория была опасным местом. Мы изучали, как мозг наблюдает за зоной безопасности вокруг тела и контролирует движения, пригибание, прищуривание, которые защищают нас от ударов. Нападение на людей со спины не было частью формального эксперимента, но это было бесконечно увлекательно и по-своему показательно.

Наши эксперименты были сосредоточены на определенных областях мозга людей и обезьян, которые, казалось, обрабатывали пространство непосредственно вокруг тела, принимая сенсорную информацию и преобразовывая ее в движение. Мы отслеживали активность отдельных нейронов в этих областях, пытаясь понять их функцию. Один нейрон может стать активным, щелкнув, как счетчик Гейгера, когда какой-то объект нависает над левой щекой. Тот же нейрон реагирует на прикосновение к левой щеке или на звук, издаваемый рядом с ней. […] Другие нейроны отвечали за пространство рядом с другими частями тела — как будто вся кожа покрыта невидимыми пузырьками, за каждым из которых следит нейрон. Некоторые пузыри были маленькими, всего несколько сантиметров, другие — большими, они простирались на несколько метров. Все вместе они создали виртуальную зону безопасности, похожую на массивный слой пузырчатой ​​пленки вокруг тела.

Эти нейроны не просто мониторят движения рядом с телом, они также напрямую связаны с набором рефлексов. Когда они были лишь слегка активными, они отклоняли движение тела от ближайших объектов. […] А когда мы более активно поразили электростимуляцией, например, группу нейронов, защищающих левую щеку, очень быстро произошел целый ряд вещей. Глаза закрылись. Кожа вокруг левого глаза сморщилась. Верхняя губа сильно приподнялась опять же для образования морщин на коже, защищающих глаза снизу. Голова наклонилась и повернулась вправо. Левое плечо приподнялось. Туловище сгорбилось, левая рука поднялась и взмахнула в сторону, как будто пытаясь заблокировать угрозу для щеки. И вся эта последовательность движений была быстрой, автоматической, рефлексивной.

Было ясно, что мы подключились к системе, которая контролирует один из старейших и наиболее важных поведенческих паттернов: предметы нависают над кожей или касаются ее, и скоординированная реакция защищает ту часть тела, которая находится под угрозой. Мягкий стимул вызывает более тонкое избегание, сильные раздражители вызывают полномасштабную защитную реакцию. Без этого механизма вы не сможете стряхнуть насекомое со своей кожи, уклониться от надвигающегося удара или отразить нападение. Без него нельзя даже пройти через дверной проем, не ударившись плечом.

После множества проведенных научных работ мы подумали, что завершили важный проект по сенсорному движению, но что-то в этих оборонительных действиях продолжало нас беспокоить. Когда мы шаг за шагом просматривали наши видео, я не мог не заметить пугающее сходство: защитные движения были очень похожи на стандартный набор человеческих социальных сигналов. Когда лица обезьяны касается легкий ветерок, почему ее выражение так странно похоже на человеческую улыбку? Почему смех частично включает в себя те же компоненты, что и защитная позиция? Какое-то время это скрытое сходство не давало нам покоя: в полученных данных должны были скрываться более глубокие отношения.

Как оказалось, мы не были первыми, кто искал связь между защитными движениями и социальным поведением: одно из первых открытий в этой области было сделано куратором зоопарка Хейни Хедигером, который управлял зоопарком Цюриха в 1950-х годах. […]

Во время своих экспедиций в Африку для отлова особей Хедигер заметил постоянную закономерность среди хищных животных велда. Зебра, например, не просто убегает при виде льва — вместо этого она, кажется, проецирует вокруг себя невидимый периметр. Пока лев находится вне периметра, зебра невозмутима, но как только лев пересекает эту границу, зебра небрежно удаляется и восстанавливает зону безопасности. Если лев входит в меньший периметр, в более защищенную зону, зебра убегает. При этом зебры имеют похожую охраняемую зону и по отношению друг к другу, хотя, конечно, она намного меньше. В толпе они обычно не касаются друг друга, а шагают и смещаются, чтобы сохранить упорядоченный минимальный интервал.

В 1960-х годах американский психолог Эдвард Холл применил эту же идею к человеческому поведению. Холл указал, что у каждого человека есть защищенная зона шириной в полтора-три метра, более широкая в районе головы и сужающаяся к ногам. Эта зона не имеет фиксированных размеров: когда человек нервничает, она увеличивается, когда расслаблен — сжимается. Она также зависит от культурного воспитания: например, личное пространство маленькое в Японии и большое в Австралии. […] Таким образом, зона безопасности обеспечивает невидимый пространственный каркас, который образует наши социальные взаимодействия. И личное пространство почти наверняка зависит от нейронов, которые мы с коллегами изучали в лаборатории. Мозг вычисляет пространственные пузыри, зоны и периметры, а также использует защитные маневры для защиты этих пространств. Этот механизм необходим нам для выживания.

Однако Хедигер и Холл пришли и к более глубокому пониманию: тот же механизм, который мы используем для защиты, также составляет основу нашей социальной активности. По крайней мере, он организует нашу сетку социальных пространств. Но как насчет конкретных жестов, которые мы используем для общения? Например, связана ли как-то улыбка с нашими защитными периметрами?

Улыбка — вещь совершенно особенная. Верхняя губа приподнимается, обнажая зубы, щеки поднимаются вверх, кожа вокруг глаз морщится. Как заметил невролог XIX века Гийом-Бенджамин-Аманд Дюшенн, холодная фальшивая улыбка часто ограничивается ртом, тогда как искренняя дружелюбная улыбка — глазами. […] Тем не менее улыбки также могут означать подчинение. Люди, занимающие подчиненное положение, улыбаются более влиятельным людям… и это только добавляет загадки. Зачем обнажать зубы в знак дружелюбия? Почему мы делаем это для демонстрации подчинения? Разве зубы не должны передавать агрессию?

Большинство этологов согласны с тем, что улыбка — это древний элемент эволюции и что ее варианты можно увидеть у многих видов приматов. […] Представьте себе двух обезьян, A и Б. Обезьяна Б вступает в личное пространство обезьяны A. Результат? Нейроны в теле начинают активизироваться, вызывая классическую защитную реакцию. Обезьяна А щурится, защищая глаза, ее верхняя губа приподнимается, что обнажает зубы, но только в качестве побочного эффекта… уши прижимаются к черепу, защищая его от травм, голова опускается вниз и отворачивается от надвигающегося объекта, плечи поднимаются, чтобы защитить уязвимое горло и яремную вену, туловище выгибается вперед, чтобы защитить живот, наконец, в зависимости от направления угрозы руки могут протянуться поперек туловища, чтобы защитить его, или подняться вверх, чтобы защитить лицо. Обезьяна принимает общую оборонительную стойку, прикрывая наиболее уязвимые части своего тела.

Обезьяна Б может многому научиться, наблюдая за реакцией обезьяны А. Если обезьяна А дает полноценный защитный ответ, съеживаясь, это сигнал о том, что она напугана. Ей непросто. Ее личное пространство расширено, она рассматривает обезьяну Б как угрозу, как социального лидера. С другой стороны, если обезьяна А демонстрирует более тонкий ответ, возможно, прищурившись и слегка запрокинув голову, это хороший сигнал о том, что обезьяна А не так уж и напугана, не считает обезьяну Б социальным лидером или угрозой. Такая информация очень полезна для членов социальной группы: обезьяна Б может узнать, где она находится по отношению к обезьяне A… и естественный отбор будет отдавать предпочтение обезьянам, которые могут читать реакцию других и корректировать свое поведение соответствующим образом. […]

Впрочем, часто природа — это гонка вооружений. Если обезьяна Б может собирать полезную информацию, наблюдая за обезьяной А, то обезьяне А полезно манипулировать этой информацией и влиять на обезьяну Б. Таким образом, эволюция отдает предпочтение обезьянам, которые в определенных обстоятельствах могут изобразить защитную реакцию — это помогает убедить других в том, что вы не представляете угрозы. «Улыбка» обезьяны, или гримасничанье, — это, по сути, быстрая имитация защитной позиции.

В наши дни люди используют улыбку в основном для выражения дружеского отсутствия агрессии, а не для выражения откровенного подчинения

И все же мы по-прежнему можем наблюдать у себя обезьяний жест. Иногда мы улыбаемся, чтобы выразить покорность, и эта подобострастная улыбка своего рода намек: как и обезьяны, мы автоматически реагируем на такие сигналы. Мы не можем не чувствовать теплоту по отношению к тому, кто лучезарно нам улыбается. Мы не можем избавиться от презрения к человеку, который раболепствует и съеживается, или от подозрений относительно того, чья улыбка никогда не достигает глаз.

Люди уже давно отмечают жуткое сходство между улыбкой, смехом и плачем. […] Но почему такие разные эмоциональные состояния выглядят так физически похожими?

Смех в высшей степени иррационален и безумно разнообразен. Мы смеемся над умными шутками, удивительными историями… мы смеемся, даже когда нас щекочут. По словам этолога Яна ван Хоффа, у шимпанзе тоже есть что-то вроде смеха: они открывают рты и делают короткие выдохи во время игровых битв или если их кто-то щекочет. То же самое делают гориллы и орангутаны. Психолог Марина Росс сравнила звуки, издаваемые обезьянами разных видов, и обнаружила, что звук играющих бонобо ближе всего к человеческому смеху опять же во время драки или щекотки. Все это делает весьма вероятным то, что первоначальный тип человеческого смеха также возник из игровой борьбы и щекотки.

В прошлом люди, изучающие смех, в основном концентрировались на звуке, и все же человеческий смех затрагивает все тело даже более очевидным образом, чем улыбка. […] Но как фырканье обезьян во время драки превратилось в человеческий смех с его сложным выражением лица и движениями всего тела? […]

Представьте себе двух молодых обезьян в игровой драке. Игровые бои — важная часть развития многих видов млекопитающих, ведь так они оттачивают базовые навыки. В то же время они сопряжены с высоким риском получения травм, а это значит, что такие бои необходимо тщательно регулировать. Предположим, обезьяна Б на мгновение одерживает верх над обезьяной А. Успех в игровом бою означает преодоление защиты вашего противника и прямой контакт с уязвимой частью тела. Может быть, обезьяна Б ударила или укусила обезьяну А. Результат? И снова нейроны, которые защищают тело, начинают проявлять высокую активность, вызывая защитную реакцию. Обезьяна А… щурится, ее верхняя губа приподнимается, как и щеки, голова опускается, плечи поднимаются, туловище изгибается, руки тянутся к животу или лицу. Прикосновение к глазам или удары по носу могут даже вызвать слезы — еще один компонент классической защитной реакции. […] Сила реакции зависит от того, как далеко зашла обезьяна Б. […]

Обезьяна Б правильно читает эти знаки — как иначе она могла бы научиться хорошим приемам боя и как еще она узнает, что нужно отступить, чтобы не нанести реальный вред своему противнику? У обезьяны Б есть информативный сигнал — своеобразная смесь действий, исходящая от обезьяны А, вокализация в сочетании с классической защитной позой. […] В этом случае сложная динамика между отправителем и получателем постепенно превращается в стилизованный человеческий сигнал, который означает «Вы преодолеваете мою защиту». Ребенок, боящийся щекотки, начинает смеяться, когда ваши пальцы приближаются к защищенным зонам его кожи даже до того, как вы до них дотронетесь. Смех усиливается по мере того, как вы приближаетесь, и достигает максимума, когда вы действительно начинаете его щекотать.

И я должен отметить, что у этого есть мрачный смысл. Смех, который люди издают, когда их щекочут, необычайно интенсивен — он включает в себя гораздо больше элементов защитного набора, чем смех шимпанзе. Это говорит о том, что ссоры наших предков были гораздо более жестокими, чем все, что обычно делают наши кузены-обезьяны. Что наши предки должны были делать друг с другом, чтобы такие безумные защитные реакции нашли свое отражение в социальных сигналах, регулирующих игровые бои?

В смехе мы находим ключ к явному насилию в социальном мире наших предков

[…] Однако щекотка — это лишь начало истории смеха. Если теория «прикосновения» верна, то смех может функционировать как своего рода социальная награда. Каждый из нас контролирует эту награду… мы можем раздать ее другим, тем самым формируя их поведение, и мы действительно используем смех таким образом. В конце концов, мы смеемся над шутками и смекалкой людей в знак поддержки и восхищения. […] Подобным же образом могли возникнуть стыдливый или насмешливый смех. Представьте себе небольшую группу людей, возможно, семью охотников-собирателей. В основном они ладят, но конфликты все же случаются. Двое из них сражаются, и один решительно побеждает — вся группа награждает его победу, подавая сигнал, смеясь. В этом контексте смех вознаграждает победителя и стыдит проигравшего.

В этих постоянно меняющихся формах мы все еще можем видеть исходные защитные движения, так же как вы все еще можете увидеть рога быка в букве «А». […] Но подумайте о тех случаях, когда вы и ваш друг никак не можете перестать смеяться вплоть до того, что из ваших глаз начинают течь слезы. […] Щеки вздымаются, глаза прищуриваются, пока почти не исчезают, туловище сутулится, руки тянутся к телу или лицу — все это вновь отголоски классической оборонительной позиции.

Загадка плача в том, что он очень похож на смех и улыбку, но означает совершенно обратное. Эволюционные теории склонны преуменьшать это сходство, потому что его трудно объяснить. Точно так же, как ранние теории улыбки ограничивались идеей демонстрации зубов, а теории смеха сосредоточивались на звуке, предыдущие попытки понять плач с эволюционной точки зрения были сосредоточены на наиболее очевидном его аспекте — слезах. Зоолог Р. Дж. Эндрю в 1960-х годах утверждал, что плач имитирует загрязнение глаз, но что еще могло вызывать слезы в глубинах доисторических времен?

[…] Я думаю, что здесь мы в очередной раз имеем дело с формой поведения, которую можно лучше понять в контексте всего тела. В конце концов, классические признаки плача также могут включать в себя приподнятие верхней губы, вздутие щек, наклонение головы, пожимание плечами, изгиб туловища вперед, вытягивание рук и вокализацию. Другими словами, перед нами типичный защитный набор. Как социальный сигнал плач имеет особое значение: он требует утешения: заплачь, и твой друг постарается помочь тебе. Тем не менее эволюция любого социального сигнала, по-видимому, определяется тем, кто его принимает, поэтому стоит посмотреть на то, как и почему приматы утешают друг друга.

Как обнаружила в 1960-х Джейн Гудолл… шимпанзе также утешают друг друга, и обстоятельства, в которых они это делают, весьма показательны. Один шимпанзе может избить другого, даже сильно навредить ему, а затем успокоить его же телесным контактом (или, в случае бонобо, сексом). Адаптивное преимущество таких репараций заключается в том, что они помогают поддерживать хорошие социальные отношения. Если вы живете в социальной группе, ссоры неизбежны, так что полезно иметь механизм восстановления, чтобы вы могли продолжать пожинать плоды социальной жизни.

Представьте себе предка-гоминида, избивающего одного из младших представителей группы. Какой полезный знак он бы искал, чтобы знать, что он зашел слишком далеко и что пора начать утешать? К настоящему моменту ответ должен быть очевиден: он искал бы крайней защитной позы вместе с тревожными криками. Тем не менее плач добавляет к этой уже знакомой защитной смеси что-то новое. Откуда и зачем берутся слезы?

Мое наилучшее предположение, как бы странно это ни звучало, состоит в том, что наши предки имели обыкновение бить друг друга по носу. Такие травмы приводят к обильному слезоотделению, и есть независимые доказательства того, что они были обычным явлением. Согласно недавнему анализу Дэвида Кэрриера и Майкла Моргана из Университета Юты, форма лицевых костей человека вполне могла развиться таким образом, чтобы выдерживать физические травмы от частых ударов кулаками. Толстые укрепленные лицевые кости впервые встречаются в окаменелостях австралопитеков… Кэрриер и Морган также утверждают, что австралопитек был первым нашим предком, чья рука была способна сжаться в кулак. Итак, причина, по которой мы плачем сегодня, вполне может скрываться в том, что наши предки обсуждали свои различия, ударяя друг друга по лицу. Думаю, некоторые из нас до сих пор используют этот метод.

[…] Эволюция очевидно благоволила животным, которые реагировали на плач эмоциональным желанием утешить. И как только это случилось, началось второе эволюционное давление: теперь в интересах животного было манипулировать ситуацией и имитировать травму, даже преувеличивать ее всякий раз, когда ему было нужно утешение. Таким образом, сигнал (плач) и реакция (эмоциональное побуждение предложить утешение в ответ) развиваются в тандеме. Пока обе стороны обмена продолжают извлекать выгоду, такое поведение не имеет насильственного происхождения. […]

Конечно, плач, смех и улыбка кажутся похожими, если смотреть на них с достаточно отстраненной точки зрения, но они также имеют важные различия. […] И если все они произошли из одного поведенческого набора, как они могли разделиться настолько сильно, чтобы передавать разные эмоции?

Один из ответов состоит в том, что защитные реакции не являются монолитными, они представляют собой большой и сложный набор рефлексов, и в разных обстоятельствах срабатывают несколько разные защитные действия. Если вас ударили кулаком по лицу, защитная реакция — начать вырабатывать слезы, чтобы защитить поверхность глаз. Если вас схватили или укусили в драке, реакция может включать в себя сигнал тревоги и блокировку действий конечностей. […] Слегка разные реакции могли трансформироваться в итоге в разные эмоциональные сигналы, объясняя тем самым как их тревожное сходство, так и причудливые различия. […]

Защитные движения настолько влияют на наши эмоциональные жесты, что даже их отсутствие говорит о многом

Подумайте о модели из модного журнала — она наклоняет голову, чтобы выглядеть соблазнительно. Зачем? Затем, что шея — это одна из наиболее защищенных частей нашего тела. Мы съеживаемся и поднимаем плечами, если кто-то пытается прикоснуться к нашей шее, и на то есть веская причина: в первую очередь хищники берутся за яремную вену и трахею. Вот почему такой жест, как наклон головы, и выставление напоказ той стороны горла, где проходит яремная впадина, посылает бессознательный сигнал приглашения. Он как бы говорит: я ослабляю свою бдительность, чтобы вы могли приблизиться. […]

Удивительно, что так много всего могло произойти от такого простого явления. Старинный защитный механизм, который следит за пузырями пространства вокруг тела и организует защитные движения, внезапно трансформируется в гиперсоциальном мире приматов, превращаясь в улыбки и смех, плач и съеживание. Каждый из этих видов поведения затем разделяется на целую кодовую книгу сигналов для использования в различных социальных обстоятельствах. […]

Почему же так много наших социальных сигналов возникло из чего-то, казалось бы, столь бесперспективного, как защитные движения? Ответ очень прост: эти движения несут информацию о нашем внутреннем состоянии, они очень заметны для других, и их редко можно безопасно подавить. В общем, они раскрывают все наши секреты, и эволюция отдает предпочтение животным, которые могут читать эти знаки и реагировать на них, а также животным, которые могут манипулировать этими знаками, чтобы влиять на тех, кто наблюдает. Таким образом, мы наткнулись на определяющую двусмысленность эмоциональной жизни человека: мы всегда оказываемся в ловушке между подлинностью и фальсификацией и постоянно находимся в серой зоне между непроизвольным эмоциональным взрывом и целесообразным притворством.

Расшифруй лицо сам: защитная улыбка как реакция | Сова-Психолог

Источник: https://psyfactor.org/

Источник: https://psyfactor.org/

Замечали, что человек рассказывает грустные, тяжелые или вызывающие злость вещи, а сам улыбается?

Или наблюдали у себя: вам вроде бы рассказывают именно такие вещи, а у вас возникает неуместная улыбка?

У людей на такую улыбку возникает реакция:

– А что смешного я сказал?

Или:

– Чего лыбишься?

Как опознать защитную улыбку?

Смотрим на глаза. Если они не «смеются» вместе с уголками губ, а сама улыбка скорее застывшая, словно «впечаталась» в лицо, – она точно защитная реакция.

А совсем не искренний смех или радость по поводу вашего огорчения.

Пример:

Источник: https://www.theredspiders.com

Источник: https://www.theredspiders.com

Причины неуместной защитной улыбки

Причина очень проста. Это избыточные эмоции.

Когда эмоции захлестывают, люди бессознательно пытаются от них избавиться. Они выходят в виде улыбки, смеха, слез. Также может возникать кашель, неоправданные движения, зевота, почесывания.

Эти реакции чем-то похожи на компульсивное расстройство. Там тоже действия оказываются вынужденными.

Наша улыбка в ответ на неприятные слова собеседника – тоже штука вынужденная.

Человек в обход сознания пытается избавиться от напряжения.

Вторая причина – наличие конфликта

Источник фото: domashnyochag.ru

Источник фото: domashnyochag.ru

Конфликт возникает НЕ МЕЖДУ людьми, а внутри одного человека.

Например, бывает так, что мы не можем в полной мере погоревать с другом. Или нам сообщают новость – а у нас полно своих переживаний по этому поводу, к которым нельзя прикоснуться.

Итак, у нас активизируется некоторое противоречие. Хочется пожалеть, но еще больше хочется как треснуть человеку! Вслед возникает «защитная улыбка».

Другие примеры противоречий:

  • Злость и сочувствие.
  • Собственное горе и бессмысленность его обсуждения.
  • Неловкость и желание приблизиться.
  • Страх от того, что услышали, и желание обсудить.

Итого: если человек улыбается, когда ему говорят совсем не смешные вещи, это вполне нормально. Другое дело, что мало кто воспринимает чужую улыбку (и свою, кстати, тоже) правильно – как реакцию на

  • избыточное возбуждение (в широком смысле)
  • противоречие
  • желание побыстрее избавиться от темы
  • не показать свою уязвимость в конкретной теме.

почему мы улыбаемся, когда нам плохо и неловко?

Почему они не улыбаются?!. Задавались ли вы таким вопросом, глядя на черно-белые фотопортреты прародителей? На какое фото ни глянь: сидят смирно, глаза стеклянные, рты ровные, лица без тени эмоций&hellip, В то время, как лица в наших фотоальбомах и Инстаграм-аккаунтах дружно расплываются в смачном слове сыыыр. Сравнивая образы столь разных эпох, невольно приписываем первым мрачность, а вторым жизнерадостность. Но всегда ли о радости говорят приподнятые уголки губ?

Что такое улыбка и зачем она нужна

Знаменитая голливудская улыбка и модели на рекламной брошюре, загадочная улыбка Моны Лизы и Чеширского кота, жуткая усмешка Джокера и карнавальной маски, улыбка младенца, любимого человека, начальника, незнакомца&hellip, Помните их? Они такие разные, а ведь имеют один корень.

Этот корень, хоть и глубоко, но мы можем его проследить даже сегодня в зоопарке, на улицах Таиланда или в джунглях Африки наблюдая за шимпанзе, макаками, орангутанами, гориллами. Да, они тоже умеют демонстрировать все 32 и расплываться улыбке, не показывая зубы. Более того, изучавшая эволюцию смеха научная группа из Портсмутского университета, провела ряд опытов с обезьянами и выяснила, что они:

  • Реагируют на щекотку так же, как мы,
  • Мимически выражают свои эмоции. В частности, в смешных для них ситуациях задействуют те же группы лицевых мышц, что и мы,
  • Улыбаются, испытывая неловкость: как бы извиняясь, или когда хотят о чем-то попросить, или успокоить детенышей и напуганных особей более низкого ранга,
  • Изображают оскал, в ситуации назревающего конфликта или, когда во время шуточной драки кто-то перегибает палку и есть риск, что игра может перерасти в настоящий бой. Также закатывают губы, показывая зубы, когда появляется особь более высокого ранга (выражают подчинение),
  • Смеются громко, когда пытаются установить контакт, это их дружелюбное приглашение к общению, игре. Правда, пока ученые наблюдали смех только у равных по рангу особей и только у самых близких к человеку приматов (шимпанзе, гориллы).

Наблюдая за животным миром и проводя параллели с поведением человека, этологи предполагают, будто наша пра-пра-улыбка это предупреждение. Она означает: если что-то пойдет не так, то знай, у меня есть крепкие зубы, которыми я могу сделать очень больно. Как в том детском стишке Не подходите очень близко! Я же тигр, а не киска. К слову, лапкой, как тигры, ни люди, ни обезьяны угрожающе не машут нет у нас устрашающих когтей. В процессе эволюции и построения более строгой иерархии у приматов улыбка рефлекторно стала появляться, чтобы умиротворить агрессора (а не напугать).

Психологи тоже уверяют, человеческая улыбчивость это наш щит, неотъемлемый социальный атрибут. Для социализации нам нужно налаживать связи с окружающими людьми и тут не хуже, чем мир, дружба, жвачка срабатывают поднятые уголки губ. В человеческом обществе такая мимика выражает не угрозу (острыми зубами), а наоборот отсутствие таковой. Читай: у меня все в порядке, я в хорошем настроении, поэтому со мной можно безопасно иметь дело. Сравните это с противоположной мимикой: охота ли коммуницировать с человеком, рот которого искривлен горем, гневом или пренебрежением. Да даже если представить 3 продавцов: один с каменным лицом, второй доброжелательно растягивает губы, третий напряженно сомкнул рот к какому из них вы обратитесь? Так плавно подходим к еще одному фактору, отвечающему на вопрос: Что такое улыбка и зачем она нужна. Это социальный и коммерческий контекст. Разобраться помогут те самые старинные мрачные черно-белые портреты.

Когда уголки губ тянутся к солнцу

Существует несколько объяснений, отчего люди на западных фото XVIII века не сияют 32-зубой радостью. Это длительное время экспозиции и привычка позировать художнику для портрета, к тому же сами фотографы подражали художественным работам. Это плохие зубы или вовсе их отсутствие. А самое интересное и важное в нашем контексте тогда считалась неприличным публично улыбаться, обнажая зубы. Если в Средние века такая мимика была чем-то греховным, в эпоху Просвещения ее считали признаком глупости, то по викторианским канонам уважаемые люди (а именно такие могли позволить себе фото) должны быть серьезными.

Широкая улыбка ассоциировалась с легкомыслием, развратностью, невоспитанностью, пьянством и с другими качествами человека, которые в высшем обществе считались крайне неприличными. поясняет директор Национальной портретной галереи в Канберре Энгус Трамбл. Поэтому в жизни и в искусстве свободно демонстрировали усмешку только пьяные, сумасшедшие, бедняки, клоуны, и дети, коих еще не исправили школа, казарма или тюрьма.

O tempora, o mores! А ведь советскому человеку тоже не гоже было ходить с довольной рожей, на то тысяча и один аргумент. Начиная со страдальческой философии православья (невзирая на атеизм), страха сглаза и завистников до настороженности по отношению к малознакомым и вообще тяжелой жизни, в которой почти не было поводов для радости, оптимизма. Вспомнить даже крылатые фразы: чего лыбишься, как дурачок?, смех без причины признак дурачины и подобные.

Когда поняли, что улыбаться хорошо, нужно, полезно и даже выгодно?

Говоря о западном мире, началом smile-friendly общества считаются 30-40-е годы ХХ века. Одними из тригеров стали первые голливудские фильмы, когда зрители увидели лица и эмоции актеров крупным планом. Тогда американский дантист Чарльз Пинкус хорошенько пропиарился, заявляя, что кинозвезде нужны идеальные зубы. А артисты, в свою очередь, не теряли возможности похвастать ровной белоснежной улыбкой на камеру. Харизматичные актеры и красотки-актрисы задали новый тренд, который пришелся по душе не только фанатам! К гипнотическому действию голливудской, как к секретному инструменту, чтобы выглядеть доброжелательным и располагающим к себе, прибегал президент США Франклин Рузвельт и его посол Джозеф Дэвис (бытует версия, будто именно они придумали говорить cheese во время фотосъемки).

Долили масла в огонь многочисленные социальные и лабораторные эксперименты. СМИ быстренько понесли их в массы: улыбка делает нас привлекательнее для противоположного пола, жизнерадостные люди более успешны, оптимизм улучшает настроение, здоровье и продлевает жизнь&hellip, Популяризация духовных практик и эзотерических идей, всплеск литературы/тренингов по развитию личности и концепция позитивного мышления. Все это отзывается в наших сердцах, особенно у тех поколений, которые устали страдать и бояться показать хорошее настроение. Да, мы стали более улыбчивы, но менее искренни, что характерно для фальшивой улыбки.

Как научиться улыбаться, когда плохо

Периодически рефлексируя, осознаю: я улыбчивый человек. Некоторые люди, знающие меня мало, но достаточно, чтобы не постесняться, задают вопрос в лоб: Что ты все время лыбу тянешь? Чего ты вечно довольная такая?. Отвечаю по-разному. Хотя и самой интересно.

Наверное, это тянется из детства. Когда я радовалась, мой папа всегда поощрял: обалденная улыбка и от этого хотелось сиять еще больше. Мама поддерживала положительный настрой аффирмациями на позитив. Бабушка научала быть доброй, приветливой, оптимистичной и почаще улыбаться (даже когда все плохо), дабы притягивать к себе хорошее. И хотя тогда все проходило мимо моих ушей, лет с 15-ти и по сей день, я чувствую себя счастливой, искренне радуясь жизни, видимо, потому и улыбка не сходит с лица&hellip,

К тому же в моем окружении прекрасные люди, к которым испытываю глубокую симпатию, уважение, восхищение, благодарность. Какие-то внутренние блоки мешают мне проговаривать друзьям/родным эту гамму чувств, но они все равно вырываются наружу видимо, потому и улыбка не сходит с лица&hellip,

Тут будет размещена реклама

Признаться, мои уголки губ тянутся к солнцу не только, когда хорошо! Эту маску надеваю и в стрессовой ситуации, и во время конфликта, и когда волнуюсь, боюсь, когда хочу скрыть от окружающих свои проблемы и даже, когда сожалею. Как?

Научиться улыбаться, когда плохо можно, но сложно. Да и нужно ли? Зачастую такая мимика рефлекторная, неосознанная, складывается сама собой. Она вовсе не выражает радость. К слову, американский психолог Пол Экман в Психология лжи описал 18 видов улыбок (чуть позже к ним добавился еще один), но из них только 6 выражают хорошее настроение. Остальные частично наследство от лохматых прародичей, частично сформировались в человеческом обществе и являются отражением социокультурных условий.

  • Аргумент за. Когда переживаешь трудности, грусть или злость полезно изобразить радость, ведь так можно обмануть мозг. К таким выводам привели исследования австралийских ученых. Оказывается, мышечное сокращение, возникающее при улыбке, заставляет лимбическую систему выдать утешительный коктейль из дофамина, серотонина и эндорфинов, после чего чувствуется облегчение и улучшается самочувствие.
  • Аргумент против. Вуалируя истинные переживания, человек может усугубить проблему. Улыбка, как защитная реакция, возникает: от чувства тревоги, от страха быть самим собой, неуверенности в своей внешности, боязни быть непонятым, отвергнутым. Окружающие не способны это считать с лица, не замечают, как плачет ночами так, что идет по жизни смеясь, а потому даже если бы и хотели, то не могут помочь.

Одному человеку реально помогает смехотерапия, другому лучше ее не практиковать, дабы не развить смеющуюся депрессию. У одного желание улыбнуться себе в зеркале или собеседнику (даже через силу) напоминает о душевности, у другого ассоциируется с лицемерием. Поэтому так важно честно себе ответить: что заставляет улыбаться, когда плохо, что прячется под такой мимикой? А когда найдете ответ, постарайтесь быть более внимательными к близким, не стесняйтесь спросить, что таит вуаль их улыбок.

Ученые доказали, что улыбка может спровоцировать конфликт | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

Не только дружба начинается с улыбки. В некоторых странах, как выяснилось, улыбчивость может иметь нежелательный эффект и спровоцировать сомнения в вашей умственной адекватности и порядочности. К такому выводу пришла международная группа исследователей из Польской академии наук, изучивших реакцию на улыбку у жителей 44 стран, в том числе Германии и России.

Отчет об итогах исследования был опубликован в июньском номере журнала Journal of Nonverbal Behavior. Предметом исследования, как подчеркнул его инициатор, польский социолог Крис Куба в интервью DW, была оценочная реакция на улыбку у людей различных национальностей, опосредованная их принадлежностью к определенному культурному сообществу.

Мало изученный феномен

Идея проведения сравнительного анализа возникла, как отметил Крис Куба, во время его путешествий. Особенно в США, поделился впечатлениями ученый, он испытал культурный шок от того, что незнакомые люди, встречаясь с ним взглядом на улицах, начинали ему улыбаться. Как гражданин Польши, где не принято раздавать направо и налево «дежурные улыбки», Куба, конечно, не мог не обратить внимания на эту характерную черту американцев, а также на свои ощущения при этом.

Ну, а поскольку научных изысканий о роли улыбки в невербальной коммуникации, по данным польского социолога, не так уж и много, то инициированный им проект заинтересовал исследователей из самых разных стран, которые охотно к нему подключились. Не претендуя на репрезентативность, исследование делает весьма любопытные и неожиданные выводы о возможных последствиях улыбки.

В общей сложности были опрошены более 5200 студентов. Им показывали фотографии людей — на одном снимке улыбающихся, а на другом с нейтральным выражением лица — и просили сказать, насколько умными (intelligent) и честными (honest) представляются им данные индивидуумы. По итогам опросов было составлены два рейтинга в виде графиков.

Улыбайтесь без опаски

Хорошее впечатление, как следует из графика, соотносящего ум и улыбку, производит улыбка на жителей Германии, Швейцарии, Малайзии, Китая, Австрии, Египта, Филиппин, Великобритании, Дании, Бразилии, Пакистана, Нигерии, Португалии, Австралии, Турции, Грузии, Канады и Зимбабве. В этих странах незнакомца с приятной улыбкой сочтут образованным, мыслящим и смышленым, а человек мрачного вида соответственно рискует спровоцировать к себе неприязнь.

Как ни странно, США не только не возглавляют группу стран, где улыбка ассоциируется с интеллигентностью, но даже в нее не входят, хотя, впрочем, и не намного от них отстают. Лидером в этой группе, что тоже слегка удивительно, является Германия.

Почему именно Германия? Не вдаваясь в детали методов анализа, сошлемся только на автора исследования Криса Кубу и скажем, что полученные рейтинги отражают с поправкой на множество факторов социологическую картину, а не математическую формулу. То есть фактом является то, что немецкие студенты в ходе опросов чаще, чем респонденты в других странах, предполагали у улыбчивого человека наличие высокого IQ и жизненной смекалки, а также часто аттестовали ему честность в намерениях. Но почему они это делали, исследование не объясняет. Это задача будущих изысканий, пояснил Крис Куба.

Впрочем, кое-какое объяснение рейтинги улыбки все-таки предлагают. Так, положительная оценка умственных способностей улыбчивого человека более часто дается в странах, где проживание отличается более высокой предсказуемостью, то есть где человеку завтрашний день не внушает большого страха. В таких странах проявление радости посредством улыбки не воспринимается как нечто подозрительное и потому негативное.

Смех без причины — признак…

А вот Россия, по итогам исследования, подтвердила свою репутацию страны неулыбчивых людей. В обоих рейтингах она стоит на пятом месте в конце списка и входит, таким образом, во фракцию стран, где придерживаются крайне невысокого мнения о людях, улыбающихся только из вежливости или без видимого повода.

Странно видеть по соседству с россиянами на последнем месте японцев, которые, как принято считать, улыбаются всем подряд. Можно, конечно, предположить, что японцы, вынужденные непрерывно улыбаться в силу традиций, реагируют аллергически на предлагаемые им в ответ «дежурные улыбки». Но, опять же, это всего лишь гипотеза. Помимо России и Японии, в группу стран, в которых, согласно исследованию, предпочтительно сохранять серьезную мину, входят Южная Корея, Иран, Индия и — кто бы мог подумать! — Франция.

И во втором рейтинге, который соотносит улыбку с честностью, Россия плетется в хвосте в компании таких стран, как Израиль и Пакистан, перед замыкающей пятеркой в составе Зимбабве, Индонезии, Мальдивских островов, Аргентины и Индии. Этот рейтинг учитывает уровень коррумпированности в тех или иных странах. В общей атмосфере нечестности, пояснил Крис Куба, больше вероятность того, что улыбка вызовет недоверие и сомнения в благих намерениях визави.

Лидерами в этом рейтинге являются Швейцария, Австралия, Филиппины, Колумбия, Греция, Великобритания, Португалия, Австрия, Италия, Канада, Малайзия, Грузия, Египет, Китая, Южная Корея. Любопытно, что в Японии улыбка тоже воспринимается как проявление честности.

Германия стоит в середине списка, а вот Франция снова соседствует с Россией. То есть французы разделяют мнение россиян, что человек улыбчивый не отличается большим умом и кристальной честностью. А вот в Индии и Иране улыбчивый индивидуум рискует получить клеймо «умственно неадекватного проходимца»: в обоих графиках обе эти страны стоят в конце списка.

Так что же в итоге? Какую практическую пользу дает это социологическое исследование? Его инициатор Крис Куба рекомендует помнить, что глобальный мир — это скопление самых разных оценочных и ценностных систем и к нему нельзя подходить с одной лишь меркой, привезенной из дома. «Мир крайне многообразен и мы все очень разные», — резюмирует польский социолог.

Смотрите также:

  • Требования к резюме: 10 стран в сравнении

    Каждому рекрутеру — свое резюме

    Опрос, проведенный среди рекрутеров из 10 стран с крупнейшей экономикой, включая Германию и Россию, показал, что требования к резюме зависят от местоположения той или иной компании. Правда, с плохим резюме вакансии не видать нигде. Что же стоит учитывать, претендуя на работу в разных уголках мира?

  • Требования к резюме: 10 стран в сравнении

    Франция: ошибочка вышла

    Грамматические ошибки не нравятся, конечно, никому. Но особо много борцов за чистоту языка оказалось во Франции: почти две трети начальников отделов кадров (68%) грозятся просто выбросить резюме неграмотного соискателя. В Германии и России, кстати, с этим немного проще: подобными грозными заявлениями сыплет лишь около половины рекрутеров (52 и 49% соответственно).

  • Требования к резюме: 10 стран в сравнении

    Китай: иероглифы не повторять!

    В Китае большое значение уделяют красивым и точным формулировкам. Так что кандидатам на должности приходится проявлять воображение. С одной стороны, чем больше в резюме совпадений с описанием вакансии, тем лучше. А с другой, скопировав оттуда пару предложений для пущей убедительности, о карьере можно забыть. Китайские кадровики (65%) требуют оригинальности!

  • Требования к резюме: 10 стран в сравнении

    Великобритания: массовый продукт

    Планируете разослать одно и то же резюме сразу в несколько компаний? В Великобритании этот номер не пройдет. 42% руководителей HR-отделов не желают иметь дело со стандартизированными резюме. Подогнать свою заявку под требования конкретной фирмы — задача-минимум также в Китае и Индии. Немцы же в этом отношении более лояльны: лишь пятая часть кадровиков (24%) считает массовую рассылку неприемлемой.

  • Требования к резюме: 10 стран в сравнении

    Индия: в чем сила, брат?

    В Индии на первый план выходит описание сильных сторон потенциального сотрудника. Детально расписав свои навыки и способности, вы понравитесь как минимум 56% индийских рекрутеров. А вот в Японии автора такого резюме сочтут, скорее, нескромным. Перечисление собственных достоинств способно впечатлить не более 7% кадровиков Страны восходящего солнца.

  • Требования к резюме: 10 стран в сравнении

    Бразилия: посмеемся вместе

    Ваш адрес — не дом и не улица, а [email protected]? Рекрутеры, конечно, улыбнутся, но всерьез воспринимать вашу заявку не станут. Как ни странно, больше всего критиков у забавных адресов электронной почты — в Бразилии: 38% рекрутеров юмора в резюме не оценят. В России таковых — ровно пятая часть. На случай, если ваши документы попадутся противнику шуток на работе, лучше завести новый е-мейл.

  • Требования к резюме: 10 стран в сравнении

    Германия: требую объяснений!

    В Германии принципиально важно приложить к резюме мотивационное письмо. Почему вы хотите работать именно в этой фирме? С чего вы взяли, что подходите на должность? Ответы на эти вопросы ожидают 39% немецких рекрутеров. А вот в России в такие детали вдаваться вовсе не обязательно: по данным опроса, лишь 3% работодателей считают эту информацию необходимой.

  • Требования к резюме: 10 стран в сравнении

    США: без предрассудков

    В США работодатели проявляют лояльность. И в крайности, по данным исследователей, местных рекрутеров бросает редко. Большинство вышеупомянутых правил волнуют лишь треть работодателей. Разве что на мотивацию будущего сотрудника, как и в России, здесь обращают мало внимания: важной ее сочли 13% американских боссов. А вот ошибки в резюме не приемлют 58%.

  • Требования к резюме: 10 стран в сравнении

    За страну ответишь!

    Одним словом, рекрутер рекрутеру — рознь, как и требования, которые они предъявляют. Свое мнение в ходе опроса, проведенного по заказу компании CareerBuilder смогли высказать более 5 тысяч начальников отделов кадров и специалистов в сфере HR из разных стран. Опрос проводился в Германии, России, США, Бразилии, Японии, Франции, Великобритании, Индии, Италии и Китае с мая по июнь 2013 года.

    Автор: Екатерина Крыжановская

за какие нарушения можно получить штраф

Петрушка – зелень полезная, выращивают ее многие, поэтому когда дачники узнали о том, что она запрещена, не бросились сразу ее уничтожать. Оказалось, речь идет лишь о семенах, из которых делают наркотик.

Впрочем, чтобы изготовить небольшой пузырек наркотического масла, петрушкой надо засадить футбольное поле. Дачников, у которых всего пара грядок, запрет вроде как не касается. Но так было и с маком. Статья есть, а значит и виновный найдется.

О дачных запретах Раиса Долгобородова рассуждает с улыбкой, но это скорее защитная реакция. Говорит, правил стало слишком много.

«Вот эти вот все запреты и ограничения настолько угнетают порой, что хочется все бросить и ничего не делать», – жалуется дачница.

С излишками урожая тоже лучше ничего не делать, ведь продать соседям несколько килограммов картошки, по сути, преступление, напоминают эксперты.

«Вот если ты выращиваешь для себя, то никаких ограничений нет. А если собираешься продавать что-то, то должен купить сперва посевной материал в магазине с определенным сертификатом, и потом на основании этого что-то продавать. Иначе получишь штраф», – рассказал эксперт тематической площадки ОНФ «Жилье и городская среда» Николай Алексеенко.

Штрафом в начале мая пугали и тех, кто вообще ничего не выращивает, и чей участок зарос сорняками. Впрочем, позже в Госдуме все объяснили: штрафы распространятся только на производителей сельхозпродукции.

А вот за мангал, стоящий близко к дому, могут и оштрафовать. Он должен располагаться на расстоянии не менее пяти метров от дома.

Дачная жизнь сегодня больше похожа на какой-то бюрократический квест. Нужно не только правильно вырастить урожай, но и еще и соблюсти все законы. В итоге отсутствие штрафов радует больше, чем чеснок на грядке. Излишняя зарегулированность отбивает желание заниматься садоводством, признаются дачники. Все больше людей хотят избавиться от участков, а вот депутаты настаивают: строгость запретов преувеличена, и добросовестному огороднику боятся нечего. Даже лицензирование водных скважин власть обещает отложить.

«Мы настаиваем на том, чтобы никаких денег за это не брать с садоводов. Поэтому сейчас мы вместе с правительством продлеваем эту водную амнистию», – говорит член комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Олег Валенчук.

К привилегиям садоводы не привыкли и принимают их с опасением. Ведь если где-то убыло, значит где-то и прибудет.

Почему дети ухмыляются?

Согласно Оксфордскому словарю английского языка, ухмылка означает: «улыбаться раздражающе самодовольной, самодовольной или глупой улыбкой».

Мы все были там. Ученик сделал что-то не так, и когда мы ругаем его за проступок, медленная ползучая улыбка пересекает его губы и превращается в ухмылку.

Для многих взрослых это похоже на красную тряпку на быка и вызывает мгновенную гневную реакцию, иногда даже сопровождаемую «Чему ты ухмыляешься?» Или «Сотри эту улыбку со своего лица.Конечно, это обычно имеет прямо противоположный эффект от того, что мы хотим. Привлекая внимание к тому, что мы воспринимаем как неадекватную реакцию ребенка, мы фактически увеличиваем ее. Они делают это больше. Ухмылка становится больше. Мы злимся еще больше.

Итак, почему дети ухмыляются?

(Кстати — если это относится к вам — вы можете найти этот совет «Как передать спокойствие» полезным.)

Некоторые психологи говорят, что улыбка или смех — это хорошая защитная стратегия, которая помогает снять напряжение в теле. .Улыбка также может быть способом сообщить зрителям, что здесь не на что смотреть; способ отвлечь внимание от себя.

Если вы когда-либо смотрели передачи об обезьянах, вы узнаете ту огромную маниакальную ухмылку, которая появляется на их лицах, когда появляется хищник или соперник из другого отряда. Такой способ оскаливания зубов на самом деле является примитивной реакцией на страх. Это способ общения, которым они чувствуют угрозу.

В эволюционном плане люди не такие уж и разные! Мы ухмыляемся, когда чувствуем дискомфорт, угрозу или защиту, а иногда и для того, чтобы замаскировать собственную агрессию.

Таким образом, когда детей ругают, они могут воспринимать это как угрозу и поэтому прибегают к примитивным ответам, таким как ухмылка, избегание зрительного контакта или смех, пытаясь отвлечь внимание взрослых от неприятного.

Проблема в том, что их ухмылка затем вызывает у нас гневный ответ, поскольку мы интерпретируем это как вызов и чувствуем , что нашему авторитету угрожают.

Это плохо, потому что это не снижает эскалацию ситуации, ученики не могут слушать и обрабатывать информацию, чувствуя страх или дискомфорт, и здесь нет победы: победы.

Итак, в следующий раз, когда ребенок ухмыляется вам, остановитесь и решите справиться с ситуацией более умело: снимите давление, сделав обмен менее публичным и менее конфронтационным. Распознайте, о чем говорит ухмылка, и отступите, что позволит вам обоим сохранить лицо, сохранить достоинство и сохранить отношения.

Спасибо Шэрон ДеМейн из бадминтонного клуба Colne за предложение для этого видео. Если у вас есть хорошая идея для нашего следующего видеоклипа, свяжитесь со мной (Эммой) по электронной почте, используя кнопку «Связаться с нами» в верхней части этой страницы.

Улыбка — мой защитный механизм

Если бы у меня был купон на Burger King на каждый раз, когда мне говорили улыбаться, у меня был бы пожизненный запас гамбургеров… и щеки, которые болят.

Некоторое время назад мне задали вопрос, который, казалось бы, был достаточно невинным и на который следовало бы дать прямой ответ «да» или «нет», возможно, с небольшим пояснением к нему.

«Вы достаточно улыбались?»

По причинам, которые ускользают от меня, я обнаружил, что, даже не задумываясь, отвечаю этим —

«Мне сказали улыбаться достаточно, чтобы знать, когда мне нужно.”

Что-то в этом вопросе находило отклик у меня в месте, которое я запер в усиленном ящике и засунул в дальний угол своего мозга. Видите ли, улыбка — это не просто улыбка. Поэтому, когда это маленькое сообщение появилось на экране моего телефона, оно ударило меня, как тонна кирпичей. Внезапно я обнаружил, что плыву во времени, смотрю на разные версии себя, улыбаюсь, преодолевая прямые сомнительные ситуации. Улыбался, когда я сознательно знал, что это была неподходящая реакция.Совершенно ничему не улыбаясь, в переполненном зале на этой вечеринке я даже не хотел быть там. Где-то в моей голове у меня создалось впечатление, что если я улыбнусь, глядя на то, что было передо мной, которым оказался этот претенциозный одетый в Аскотт спиной какого-то «популярного» мальчика, которого я даже не могу вспомнить сейчас, я Я выгляжу как человек, который собрал все свое дерьмо, так сказать.

Проблема в том, что нам так много рассказывали о том, что мы называем «улыбкой». Этот акт подтягивания мышц щек и обнажения зубов, который, по сути, делают животные в дикой природе, чтобы отразить хищников.

Нам сказали

«Улыбка делает тебя более привлекательным».

«Улыбка — самое прекрасное, что ты можешь носить».

«Тебе стоит больше улыбаться».

Я пишу эти предложения, стиснув зубы, потому что чувствую их вес, когда пишу их.

Мы слышали фразу «счастливый ребенок — здоровый ребенок». Об этом говорят рекламные объявления по телевидению, у которых, возможно, есть сомнительные источники этой информации.В присутствии ребенка мы быстро используем еще более сомнительные выражения, чтобы заставить его улыбнуться; а потом это случается, и это волшебно. Но потом нас поражает: это, вероятно, одна из самых искренних улыбок, которые будет у ребенка, пока он не станет старше. Дело в том, что единственный раз, когда мы можем почувствовать чистое, неподдельное счастье, а только счастья — это когда мы слишком молоды, чтобы обрабатывать эмоции более сложные, чем это.

Однако, когда мы стареем, жизнь схватывает нас за шею и сбивает с толку, прямо в вихрь эмоций, с которым мы не были готовы столкнуться.Множественные чувства возникают сразу; мы чувствуем себя счастливыми и грустными одновременно, мы злы, но спокойны, мы испытываем боль, но при этом уравновешены. А что нам делать? Мы делаем то, что так часто делало наше маленькое «я». Мы улыбаемся.

Это подводит меня к сути: улыбка в большинстве случаев, если не всегда, является защитным механизмом. Мгновенная реакция не ограничивается каким-либо конкретным полом. Описание улыбки — это не ответ из одного слова. «Красивый», «привлекательный», «привлекательный». Эти термины не отражают этого проявления сложной эмоции и так же расплывчаты, как руководство по эксплуатации IKEA.

«Привлекательный» — словарь определяет это прекрасное, прекрасное слово как «привлекательное для просмотра»; сексуально заманчиво ». В течение нескольких лет, которые я живу, я изо всех сил пытался понять, что на самом деле определяет слово« привлекательный ». Только недавно пришло в голову, что« привлекательный »не может и не может описать улыбку. (или даже человека, но это уже совсем другая история). То, что должно было быть воплощением чистого, неотфильтрованного счастья, теперь разбрасывается как мелочь.Я признаю, что играю равную роль в этой печальной социальной норме. Я улыбнулся фотоаппарату не потому, что хотел, а потому, что знал, что это нужно. Я улыбнулся в зеркало и выделил каждый мускул на моем лице и то, что делает не так, чтобы дать мне эту « не очень идеальную улыбку ». Я улыбался необоснованным оскорблениям только потому, что какая-то извращенная часть меня верила эта улыбка сразу заставила меня выглядеть невосприимчивой к боли, которую я чувствовал. Хотя, хотя из-за этого я мог выглядеть как , как будто я не обращал внимания на оскорбления, я не смог бы стереть их, даже если бы попытался.

Было сказано, что принятие — это первый шаг к переменам. Я принял этот защитный механизм и несколько раз в течение дня ловил себя на том, что улыбаюсь, когда внутренне недоволен. Я сознательно слежу за своим лицом, потому что после многих лет, когда мне говорили улыбаться, часть меня больше не хочет слушать. Я полагаю, это вызовет удивительную обратную реакцию. Но оно того стоит. Потому что, когда я улыбаюсь, я действительно буду счастлив.

Хотя будут дни, когда мне придется симулировать улыбку, я сделаю это — полностью осознавая, что это значит и что служит напоминанием.Что касается любого, кто попросит меня улыбнуться, я вежливо подам столь необходимое отдыхающее сукин лицо. Если позволяет ситуация, я мог бы даже просветить их с помощью этого маленького кусочка осознания в надежде, что больше никому больше не придется слышать это злоупотребленное предложение когда-либо снова.

Итак, чтобы завершить этот глубокий анализ моего собственного защитного механизма, я оставлю вашим читателям некоторую пищу для размышлений. Это ваша улыбка, и она несет в себе вес, который только вы один можете полностью понять. Вы не обязаны выставлять его на обозрение.Вы не выставляетесь напоказ. Потому что, когда у вас есть этот волшебный момент чистого счастья, вам не нужно его притворяться. Он всегда будет там, ожидая подходящего момента, чтобы засиять, как тысяча солнц, и заразить галактику.

Как «Улыбка» стала дружественным жестом у людей?

Энтони Стокс, председатель и профессор антропологии в Университете штата Айдахо, отвечает:

«Эволюция улыбок непрозрачна и, как и многие эволюционные описания социального поведения, чревата справедливостью.Однако у человеческих младенцев «обнажающая зубы» улыбка связана не столько с дружбой, сколько с испугом, который, можно утверждать, связан с угрозой обнажения зубов бабуинов. С другой стороны, незубастая улыбка, не такая широкая, но с открытыми губами у человеческих младенцев ассоциируется с удовольствием. Каким-то образом мы, кажется, приняли улыбку испуганного вида и распространили ее на незнакомцев как предположительно дружескую улыбку. Может, это не так невинно, как кажется.

«Все культуры признают разнообразие жестов ртом как индикаторы внутреннего эмоционального состояния.Однако, как и в нашей культуре, улыбки бывают разных видов, и не все они интерпретируются как дружеские «.

Фрэнк МакЭндрю, профессор психологии в Нокс-колледже в Гейлсбурге, штат Иллинойс, провел обширное исследование мимики. Он отвечает так:

«Оскаление зубов — не всегда угроза. У приматов показ зубов, особенно скрепленных вместе, почти всегда является признаком подчинения. Человеческая улыбка, вероятно, произошла от этого.

«В случае угрозы приматов губы загнуты назад, а зубы расставлены — вы готовы укусить.Но если зубы прижаты друг к другу, а губы расслаблены, очевидно, что вы не готовы нанести какой-либо ущерб. Эти изображения сочетаются с другими чертами лица, например с тем, что вы делаете с глазами, чтобы выразить целый ряд чувств. Из-за того, что многие люди улыбаются, это то, что вы делаете на публике, но это не отражает настоящих «дружеских» чувств — подумайте о политиках, улыбающихся фотографам.

«Что особенно интересно, это то, что вам не нужно учиться делать все это — это заранее запрограммированное поведение.Дети, рожденные слепыми, никогда не видят чьей-либо улыбки, но они демонстрируют такие же улыбки в тех же ситуациях, что и зрячие ».

МакЭндрю предлагает несколько книг, которые будут интересны читателям, ищущим дополнительную информацию по этой теме:

«Невербальное общение». Под редакцией Р. А. Хайнде. Издательство Кембриджского университета, 1972 г.

«Эмоции: психоэволюционный синтез». Роберт Плутчик. Харпер и Роу, 1980.

‘Эмоции в человеческом лице.’ Второе издание. Под редакцией Пола Экмана. Cambridge University Press, 1982

Смертельно неуместная улыбка | Психология сегодня

Кардиохирург широко улыбнулся. Это были плохие новости, ужасные новости. С ухмылкой на лице глава кардиологического отделения сказал жене и детям, что их отец только что умер на операционном столе. Пациент, г-н Саул Шерман, теперь официально стал жертвой. Своей широкой зубастой улыбкой доктор Первис заверил семью, что «несмотря на все наши усилия, некоторые пациенты не выживают после операции на открытом сердце.Семья потеряла дар речи, ошеломлена и пребывала в полном недоумении. Позже выяснилось, что шок и в высшей степени эмоциональная реакция г-жи Шерман на неудавшуюся операцию были 25% из-за неожиданной смерти и 75% из-за неуместной улыбки на лице доктора Первиса.

Неуместные улыбки временами смертельны. Безумно неуместная улыбка стала едким ударом по жене и детям только что умершего пациента. Это невербальное средство выражения, улыбка, может быть источником счастья, связи, доброй воли, признательности и любви.Но в ответ на неудачную операцию неуместная улыбка вызвала глубокую суматоху и гнев. Нам вряд ли нужна лекция о выражении лица, чтобы знать, что мрачное, невыразительное и опечаленное лицо обычно приносит очень плохие новости. В наших умах, сердцах и культуре запечатлено некоторая синхронность между событиями, словами, взглядом в глазах и выражением рта и губ. Широкая улыбка во время отчаяния, разочарования и смерти бессвязна и смертельна. Последствия следуют.

Неудивительно, что потрясенная жена снова подала иск о врачебной халатности, доктору Первису, его хирургической бригаде и больнице. В показаниях выяснилось, что спусковым крючком для преследования за халатность и планов возмездия была «леденящая кровь улыбка доктора Первиса, сопровождавшая его известие о смерти пациента». Отвечая на вопрос, г-жа Шерман признала, что она «в некоторой степени не имела представления об уровне медицинского обслуживания или строгости хирургической процедуры.Скорее, неуместная улыбка на лице врача говорила жене, что что-то ужасно не так. Жена была убеждена, что «только злой врач может улыбаться через мгновение после смерти своего пациента».

Неуместная улыбка не ограничивается только кардиохирургом. Недавно я тренировал главного операционного директора в компании из списка Fortune 100 США, который подвергался обвинениям в издевательствах и жестоком обращении со стороны своих подчиненных. Отчеты о COO включали «образец крайне неуместного и токсичного поведения.Главный операционный директор был проницательным, даже блестящим, но практически не терпел подчиненных, которые, по его словам, были «медленными, вялыми и неспособными быстро создавать синапсы на линии огня». В ответ на неповоротливость главный операционный директор неоднократно враждебно относился к сотрудникам, часто унижая и унижая их на публике. Это деструктивное поведение, вызывающее публичную потерю лица, было его предполагаемым средством приведения в порядок слабых сотрудников. Унижения распространились по всему подразделению и стали вирусными, поскольку отношение на рабочем месте ухудшилось, вырос черный юмор, а оскорбительное поведение среди коллег стало обычным явлением.Когда возникло недовольство главным операционным директором, директор отдела кадров указал на чрезвычайно токсичную модель «смертельно унизительных и неуважительных отношений». Такое агрессивное поведение со стороны главного операционного директора сопровождалось повторяющимся паттерном закатывания глаз и «снисходительной ухмылкой и улыбкой», направленной на его подчиненных, когда они подвергались словесным оскорблениям и унижению.

Подлая улыбка во время нападок главного операционного директора на сотрудников была описана как: пугающая; ужасно; дьявольский; отдыхающий; самодовольный; из ада; демоническая ухмылка; Джек Николсон в «Сиянии» и ухмылке Аида.Каким-то образом среди его ненормативной лексики, назойливого словоблудия и публичных угроз было что-то, что находило отклик все громче. Это была неуместная улыбка, которая стала самым угрожающим и смертоносным средством выражения.

В мире политики я недавно был застигнут врасплох кандидатом, улыбавшимся, когда она подвергалась словесным нападкам со стороны своего оппонента. Ее улыбка была неуместной и неуместной. Мне было интересно, не знает ли она, или дает нам возможность заглянуть в свой внутренний мир обмана.На первый взгляд, она ответила на полную атаку на ее характер, манеру поведения и прошлое. Когда ее неоднократно называли «лгуньей», она просто недоверчиво улыбалась, вырвавшись из контекста. По моему опыту, избиратели обладают интуитивно понятным радаром и тем, что некоторые называют логикой живота. Люди на интуитивном уровне отрицательно отзываются о кандидате с неуместной наклеенной улыбкой. Вы как бы съеживаетесь и знаете, что что-то не так. Как могла кандидатка улыбаться, когда ее устно унижали и унижали оппонент? Было ли это знаком того, что она автомат? Подделка? Внутренне разорванный? В замешательстве? Оборонительный?

Мне было интересно, что общего у этого кандидата с хирургом, улыбающимся после смерти пациента, и главным операционным директором, который улыбался, публично унижая подчиненного.О происхождении таких дико неуместных, несинхронизированных и дисфункциональных улыбок можно догадаться. Возникли ли эти причудливые улыбки из болотистой местности или из-за измененного состояния сознания, когда мы теряем контроль над собственными лицами и рефлексами? Есть ли скрытые медицинские или психологические проблемы? Или некоторые лидеры получают советы от своих руководителей, что они каким-то образом принижают своих оппонентов или коллег мерзкой, непочтительной улыбкой? Улыбка, которой нет места и которая не соответствует ситуации, может сильно расстроить.Это странно. Это можно рассматривать как мерзость. Люди оборачиваются и смотрят друг на друга, чтобы подтвердить то, что они только что стали свидетелями. Похоже, что это противоречит логике, и вызывающее беспокойство поведение обычно остро нуждается в интерпретации.

Сообщение, которое я передаю, простое. Деструктивное, тревожное поведение на рабочем месте, в хирургических залах ожидания и на международной политической арене может вращаться вокруг чего-то столь же маленького и, казалось бы, невинного, как неуместная улыбка.

Мораль рассказа? Возможно, нам потребуется провести инвентаризацию нашего невербального поведения, поскольку оно может сбиться с пути и сбиться с пути.Стоит ли неуместная улыбка судебного иска о врачебной халатности или гнева коллег? Помимо устной и письменной речи, выражение лица, закатанные глаза, поднятие бровей, шипящие звуки, ерзание рук и мигающие неуместные улыбки также являются хорошей игрой для тренировки чувствительности.

Нетолерантное, снисходительное, пренебрежительное, нетерпеливое, оскорбительное поведение не ограничивается словами. Это написано на всем лице и вырывается из каждого придатка человеческой анатомии. Возможно, пора некоторым менеджерам, политическим кандидатам и общественным деятелям повнимательнее присмотреться к своему невербальному общению.Уместная, прочувствованная улыбка может осветить комнату и сделать день ярче. В то же время смертельная улыбка может превратить спокойного супруга или избирателя в недовольного и злого противника.

Первоначальное значение смеха, улыбок и слез

Около четырех тысяч лет назад где-то на Ближнем Востоке — мы не знаем, где и когда точно — писец нарисовал голову быка. Картинка была довольно простой: просто лицо с двумя рогами наверху. Он использовался как часть abjad , набора символов, которые представляют согласные в языке.На протяжении тысячелетий эта икона с головой быка постепенно изменялась, попадая во множество различных абджад и алфавитов. Он стал более угловатым, затем повернулся на бок. В конце концов, он полностью перевернулся и стал опираться на рога. Сегодня он больше не представляет собой голову быка или даже согласный звук. Мы знаем это как заглавную букву A.

Мораль этой истории заключается в том, что символы развиваются.

Задолго до появления письменных символов, даже до устной речи, наши предки общались с помощью жестов.Даже сейчас многое из того, что мы сообщаем друг другу, невербально, частично скрыто под поверхностью осознания. Мы улыбаемся, смеемся, плачем, съеживаемся, стоим прямо, пожимаем плечами. Такое поведение естественно, но также и символично. Некоторые из них действительно выглядят довольно странно, если подумать. Почему мы обнажаем зубы, чтобы выразить дружелюбие? Почему мы истекаем смазкой из глаз, чтобы сообщить о потребности в помощи? Почему мы смеемся?

Одним из первых ученых, задумавшихся над этими вопросами, был Чарльз Дарвин.В своей книге « Выражение эмоций у человека и животных » 1872 года Дарвин заметил, что все люди выражают свои чувства более или менее одинаково. Он утверждал, что мы, вероятно, развили эти жесты из действий предков животных. Современный поборник той же идеи — американский психолог Пол Экман. Экман классифицировал базовый набор человеческих выражений лица — счастье, испуг, отвращение и т. Д. — и обнаружил, что они одинаковы в самых разных культурах.Люди из племенной Папуа-Новой Гвинеи улыбаются и хмурятся так же, как люди из промышленно развитых США.

Другими словами, наши эмоциональные выражения кажутся врожденными: они являются частью нашего эволюционного наследия. И все же их этимология, если можно так выразиться, остается загадкой. Можем ли мы проследить эти социальные сигналы до их эволюционных корней, до некоторого исходного поведения наших предков? Чтобы объяснить их полностью, нам пришлось бы идти по следу назад, пока мы полностью не покинем символическое царство, пока мы не столкнемся лицом к лицу с чем-то, что не имеет ничего общего с общением.Нам нужно найти голову быка в букве А.

Думаю, мы справимся.

Около 10 лет назад я шел по центральному коридору в своей лаборатории в Принстонском университете, когда что-то мокрое ударило меня сзади. Я издал весьма недостойный крик и пригнулся, закинув руки на голову. Обернувшись, я увидел не одного, а двух своих учеников — одного с пистолетом-распылителем, другого с видеокамерой.

В то время лаборатория была опасным местом. Мы изучали, как мозг наблюдает за зоной безопасности вокруг тела и контролирует движения приседания, прищуривания и прищуривания, которые защищают нас от ударов.Бить людей сзади не было частью формального эксперимента, но это было бесконечно увлекательно и по-своему показательно.

Наши эксперименты были сосредоточены на определенном наборе областей мозга людей и обезьян. Эти части мозга, казалось, обрабатывали пространство непосредственно вокруг тела, принимая сенсорную информацию и преобразовывая ее в движение. Мы отслеживали активность отдельных нейронов в этих областях, пытаясь понять их функцию. Типичный нейрон может стать активным, щелкнув, как счетчик Гейгера, когда какой-то объект нависает над левой щекой.Тот же нейрон реагировал бы на прикосновение к левой щеке или на звук, издаваемый рядом с ней. Когда мы проводили тесты в темноте, нейрон становился яростно активным, если голова двигалась таким образом, чтобы направить левую щеку в сторону запомненного местоположения объекта: нейрон « предупреждал » остальную часть мозга о столкновении. возникать в определенном месте на теле.

Другие нейроны осматривают пространство рядом с другими частями тела. Как будто вся кожа была покрыта невидимыми пузырьками, за каждым из которых следил нейрон.Некоторые пузыри были небольшими, достигая лишь нескольких сантиметров от поверхности. Остальные были большими, вытянувшимися на несколько метров. Вместе они создали виртуальную зону безопасности, похожую на массивный слой пузырчатой ​​пленки вокруг тела.

Без этого механизма невозможно отмахнуться от насекомого, уклониться от надвигающегося удара или отразить нападение. Нельзя было даже пройти через дверной проем, не ударившись плечом

Нейроны, покрытые пузырчатой ​​пленкой, не просто контролировали. Они также напрямую связаны с набором рефлексов.Когда они были незаметно активными, они отклоняли движение от ближайших объектов. Когда они были очень активны, например, когда мы давали им сильную электрическую стимуляцию, результатом было быстрое и полное защитное движение. Когда мы, например, поразили группу нейронов, защищающих левую щеку, многое произошло очень быстро. Глаза закрыты. Кожа вокруг левого глаза сморщена. Верхняя губа сильно приподнялась, вызывая морщины на коже, защищающие глаза снизу. Голова наклонилась и повернулась вправо.Левое плечо поднялось. Туловище сгорбилось, левая рука поднялась и взмахнула в сторону, как будто пытаясь заблокировать угрозу для щеки. Вся эта последовательность движений была быстрой, автоматической, рефлексивной.

Было ясно, что мы подключились к системе, которая контролирует один из старейших и наиболее важных поведенческих репертуаров. Предметы нависают над кожей или касаются ее, и скоординированная реакция защищает ту часть тела, которая находится под угрозой. Мягкий стимул вызовет легкое избегание. Сильные раздражители вызывают полномасштабное защитное вздрагивание.Без этого механизма вы не сможете стряхнуть насекомое со своей кожи, уклониться от надвигающегося удара или отразить нападение. Нельзя было даже пройти через дверной проем, не ударив себя по плечу.

После множества научных статей мы подумали, что завершили важный проект по сенсорно-управляемому движению. Но что-то в этих оборонительных действиях продолжало нас беспокоить. Когда мы шаг за шагом просматривали наши видео, я не мог не заметить жуткое сходство: защитные движения очень напоминали стандартный набор человеческих социальных сигналов.Когда вы надуваете лицо обезьяны, почему ее выражение так странно похоже на человеческую улыбку? Почему смех включает в себя те же компоненты, что и защитная позиция? Какое-то время это скрытое сходство не давало нам покоя. В данных должны скрываться более глубокие отношения.

Как оказалось, мы не были первыми, кто искал связи между защитными движениями и социальным поведением. Одно из первых открытий было сделано куратором зоопарка Хейни Хедигером, который управлял зоопарком Цюриха в 1950-х годах. Поскольку он пытался представить вольеры зоопарка с точки зрения животных, принимая во внимание их естественную среду обитания и поведение, его иногда называют отцом зоопарковской биологии.Он был очарован тем, как животные обрабатывают пространство вокруг себя.

Во время своих экспедиций в Африку для отлова особей Хедигер заметил постоянную закономерность среди хищных животных вельда. Зебра, например, не просто убегает при виде льва. Вместо этого он, кажется, проецирует вокруг себя невидимый периметр. Пока лев находится за периметром, зебра невозмутима. Как только лев пересекает эту границу, зебра небрежно удаляется и восстанавливает зону безопасности.Если лев входит в меньший периметр, в более защищенную зону, тогда зебра убегает. Зебры имеют одинаковую охраняемую зону по отношению друг к другу, хотя, конечно, она намного меньше. В толпе они обычно не трогают кожу. Они шагают и смещаются, чтобы сохранить упорядоченный минимальный интервал.

В 1960-х годах американский психолог Эдвард Холл применил ту же идею к человеческому поведению. Холл указал, что у каждого человека есть защищенная зона шириной два или три фута, отекающая вокруг головы и сужающаяся к ступням.Эта зона не фиксирована по размеру: если нервничаешь, она увеличивается; если вы расслаблены, он сжимается. Это также зависит от вашего культурного воспитания. Личное пространство мало в Японии и велико в Австралии. Соедините японца и австралийца вместе, и получится странный маленький танец. Японец выходит вперед, австралиец отступает, и они гоняются друг за другом по комнате. Они могут даже не замечать, что делают. Таким образом, зона безопасности представляет собой невидимый пространственный каркас, который образует наши социальные взаимодействия.

Личное пространство и зона полета почти наверняка зависят от нейронов пузырчатой ​​пленки, которые мы с коллегами изучали в лаборатории. Мозг — геометрический человек: он вычисляет пространственные пузыри, зоны и периметры, а также использует защитные маневры для защиты этих пространств. Этот механизм необходим для выживания.

Зачем обнажать зубы в знак дружелюбия? Почему это в знак подчинения? Разве зубы не должны передавать агрессию?

И все же Хедигер и Холл пришли к глубокому пониманию.Тот же механизм, который мы используем для защиты, также составляет основу нашей социальной активности. По крайней мере, он организует нашу сетку социальных пространств. Но как насчет конкретных жестов, которые мы используем для общения? Например, улыбка чем-то обязана нашим защитным периметрам?

Улыбка — вещь особенная. Верхняя губа приподнимается, обнажая зубы. Щеки вздуваются вверх. Кожа вокруг глаз морщится. Невролог XIX века Гийом-Бенджамин-Аманд Дюшенн заметил, что холодная фальшивая улыбка часто ограничивалась ртом, тогда как искренняя, дружелюбная улыбка затрагивала глаза.Эта искренняя улыбка теперь называется улыбкой Дюшена в его честь.

Тем не менее, улыбки также могут означать подчинение. Люди, занимающие подчиненное положение, ужасно улыбаются более сильным людям. (Они «посылают свои улыбки Ахиллу перед собой», — отмечает Патрокл своего могущественного товарища в « Троил» и «Крессида », — «так же смиренно, как они используют, чтобы подкрадываться / К святым алтарям»). Это только добавляет тайны. Зачем обнажать зубы в знак дружелюбия? Почему это в знак подчинения? Разве зубы не должны передавать агрессию?

Большинство этологов сходятся во мнении, что улыбка — это древний элемент эволюции, и что ее варианты можно увидеть у многих видов приматов.Если вы посмотрите на обезьян в группе, вы можете увидеть, как они сверкают друг другом, что выглядит как гримаса. Они сообщают о ненападении; этологи называют это «демонстрацией безмолвия оскаленных зубов». Некоторые теоретики утверждают, что это произошло из более или менее противоположного жеста — подготовки к атаке. Но, сосредотачиваясь на зубах, я думаю, они многое упускают. На дисплее действительно задействовано все тело. Если он слегка вспыхнул, возможно, он в основном ограничивался лицом. Однако экстремальная версия ужасно похожа на защитную стойку для всего тела.Итак, вот мой отчет о том, как возникла улыбка, основан на работе моей лаборатории по защитным рефлексам.

Представьте себе двух обезьян, A и B. Обезьяна B ступает в личное пространство Обезьяны A. Результат? Эти покрытые пузырями нейроны начинают потрескивать, вызывая классическую защитную реакцию. Обезьяна А щурится, защищая глаза. Его верхняя губа приподнимается. Этот действительно обнажает зубы, но только как побочный эффект: в защитной реакции точка загнутой губы состоит не в том, чтобы подготовиться к атаке укуса, а в том, чтобы приподнять кожу лица вверх, дополнительно уплотняя ее. глаза в складках кожи.Уши прилегают к черепу, защищая их от травм. Голова опускается, а плечи поднимаются, чтобы защитить уязвимое горло и яремную вену. Голова отворачивается от надвигающегося объекта. Туловище выгнуто вперед, чтобы защитить живот. В зависимости от направления угрозы руки могут тянуться поперек туловища, чтобы защитить его, или могут взлетать, чтобы защитить лицо. Обезьяна принимает общую оборонительную стойку, прикрывая наиболее уязвимые части его тела.

Обезьяна B может многому научиться, наблюдая за реакцией Обезьяны А.Если Обезьяна А делает полноценный защитный ответ, съеживается и все такое, это довольно хороший признак того, что Обезьяна А напугана. Ему непросто. Его личное пространство оживлено и расширено. Он должен рассматривать Обезьяну Б как угрозу, как социального лидера. С другой стороны, если Обезьяна А демонстрирует только тонкий ответ, возможно, прищурившись и слегка запрокинув голову, это хороший признак того, что Обезьяна А не так напугана. Он не считает Обезьяну Б социальным начальником или угрозой.

Такая информация очень полезна для членов социальной группы.Обезьяна B может узнать, где она находится по отношению к Обезьяне А. Итак, все готово для социального сигнала для развития: естественный отбор будет отдавать предпочтение обезьянам, которые могут читать реакцию своих сверстников и корректировать свое поведение соответствующим образом. Между прочим, это, пожалуй, самый важный момент в истории: первичное эволюционное давление оказывается на получателя сигнала, а не на отправителя. Рассказ о том, как мы пришли к тому, что реагируют на улыбки .

Опять же, природа часто представляет собой гонку вооружений.Если Обезьяна Б может собирать полезную информацию, наблюдая за Обезьяной А, то Обезьяне А полезно манипулировать этой информацией и влиять на Обезьяну Б. Следовательно, эволюция отдает предпочтение обезьянам, которые в определенных обстоятельствах могут изобразить защитную реакцию. Это помогает убедить других в том, что вы не представляете угрозы. Наконец, мы видим источник улыбки: кратковременная имитация защитной стойки.

У людей улыбка сведена к немногим большим, чем ее лицевые компоненты — приподнятая верхняя губа, приподнятые вверх щеки, косоглазие.В наши дни мы используем его в основном для того, чтобы передать дружеское отсутствие агрессии, а не прямое подчинение.

И все же мы все еще можем видеть в себе обезьяний жест. Иногда мы улыбаемся, чтобы выразить покорность, и эта подобострастная улыбка может сопровождаться намеком на защитную стойку всего тела: голова опущена, плечи подняты, изогнутый торс, руки вытянуты перед грудью. Как и обезьяны, мы автоматически реагируем на такие сигналы. Мы не можем не чувствовать теплоту по отношению к тому, кто лучезарно улыбается улыбкой Дюшенна.Мы не можем избавиться от презрения к человеку, который рабски съеживается, или с подозрением к тому, кто притворяется теплом, которое никогда не достигает этих уязвимых глаз.

Люди давно отмечают жуткое сходство между улыбкой, смехом и плачем. В «Одиссее » Гомер сравнивает беспомощный смех группы мужчин на банкете, слезы текут по их лицам, с плачем, которое они будут делать, когда Одиссей входит и закалывает их всех. Почему такие разные эмоциональные состояния выглядят так физически?

Смех в высшей степени иррационален и безумно разнообразен.Мы смеемся над умными шутками, удивительными историями, фарсом людей, спотыкающихся и падающих в грязь. Мы даже смеемся, когда нас щекочут по ребрам. По словам этолога Яна ван Хоффа, у шимпанзе есть что-то вроде смеха: они открывают рты и делают короткие выдохи во время игровых схваток или если их кто-то пощекотал. То же самое делают гориллы и орангутаны. Психолог Марина Росс сравнила звуки, издаваемые разными видами обезьян, и обнаружила, что именно звук бонобо во время игры ближе всего к человеческому смеху, опять же, во время драки или щекотки.Все это делает весьма вероятным, что исходный тип человеческого смеха также возник из, да, игровой борьбы и щекотки.

В прошлом люди, изучающие смех, в основном сосредотачивались на звуке. И все же, даже более очевидно, чем улыбки, человеческий смех затрагивает все тело. Еще раз, я считаю, что вы не можете понять его происхождение, не рассматривая весь пакет. Как фырканье обезьян во время драки превратилось в человеческий смех с его тщательно продуманным выражением лица и движениями всего тела?

Давайте попробуем еще одну историю, просто так, и посмотрим, как далеко она нас заведет.Представьте себе двух молодых обезьян в игровой драке. Игровые бои — важная часть развития многих видов млекопитающих: они оттачивают базовые навыки. В то же время он сопряжен с высоким риском получения травм, а это значит, что его необходимо тщательно регулировать.

Предположим, что обезьяна B на мгновение преуспевает против обезьяны A. Успех в игровом бою означает преодоление защиты вашего противника и прямой контакт с уязвимой частью тела. Может быть, Обезьяна Б ударила пальцами или кусала челюсти в живот Обезьяны А.

Каков эффект? И снова нейроны, покрытые пузырчатой ​​пленкой, которые защищают тело, начинают проявлять высокую активность, вызывая защитную реакцию. Обезьяна А делает все, что мы так хорошо знаем из лаборатории: он щурится. Его верхняя губа приподнимается, щеки сводятся к глазам. Голова опускается, плечи поднимаются, туловище изгибается, руки тянутся к животу или лицу. Прикосновение к глазам или удары по носу могут даже вызвать слезы — еще один компонент классической защитной реакции.Его ворчание начинает окрашиваться сигналами бедствия. Сила его реакции зависит от того, как далеко зашла обезьяна Б. Пройдите немного, и мы увидим небольшой ответ. Прикоснитесь к наиболее уязвимым, хорошо защищенным поверхностям тела, и вы можете рассчитывать на что-то более зрелищное.

Смех, который люди издают, когда их пощекотали, необычайно интенсивен. Это говорит о том, что ссоры наших предков были намного более жестокими, чем все, что обычно получают наши кузены-обезьяны до

.

Обезьяну Б выгодно правильно читать знаки, чтобы он знал, что выиграл очко.Как еще он научился бы хорошим ходам из игрового боя? А как еще он мог знать, что нужно отступить, прежде чем нанести вред своему противнику? У Обезьяны Б есть информативный сигнал, который нужно продолжать: своеобразная смесь действий, исходящая от Обезьяны А, вокализация в сочетании с классической защитной позой. Вы можете думать об этом как о сигнале касания. Эволюция должна отдавать предпочтение обезьянам, которые чувствуют себя вознагражденными, когда им удается получить от противника сигнал касания. И эволюция также должна отдавать предпочтение обезьянам, которые могут подавать сигнал касания, когда им нужно регулировать игровой бой.

В этом описании сложная динамика между отправителем и получателем постепенно превращается в стилизованный человеческий сигнал. Сигнал означает: «Вы преодолеваете мою защиту». Очень щекочущий ребенок начинает смеяться, когда ваши пальцы приближаются к ее защищенным зонам, даже до того, как вы дотронетесь до кожи. Смех усиливается по мере того, как вы углубляетесь в зону пузырчатой ​​пленки, и достигает максимума, когда вы действительно вступаете в контакт.

Все это звучит довольно мило, но я должен отметить, что у этой теории есть мрачный подтекст.Смех, который люди издают, когда их щекочут, необычайно интенсивен — он включает в себя гораздо больше элементов защитного набора, чем смех шимпанзе. Это говорит о том, что ссоры наших предков были гораздо более жестокими, чем все, что обычно делают наши кузены-обезьяны. Что они должны были делать друг с другом, чтобы такие неистовые защитные реакции нашли свое отражение в социальных сигналах, регулирующих игровые драки? Смеясь, мы находим ключ к разгадке жестокости и социального мира наших предков.Мы увидим другого, когда посмотрим на слезы.

А пока щекотка — это только начало истории смеха. Если теория «прикосновения» верна, то смех может функционировать как своего рода социальная награда. Каждый из нас контролирует эту награду, своего рода «хорошее для вас», которое мы можем раздавать другим, тем самым формируя их поведение. И мы действительно используем смех таким образом. Мы смеемся над шутками и умом людей в знак поддержки и восхищения. Когда мы смеемся над шуткой, разве это не сигнал прикосновения? «Вы меня поймали», — говорится в нем.«Вы выиграли очко за сообразительность в умственном игровом поединке. Ты обманул меня, а затем поставил изюминку с неожиданного направления ».

Стыдный или издевательский смех мог возникнуть аналогичным образом. Представьте себе небольшую группу людей, возможно, семью охотников-собирателей. В основном они ладят, но конфликты все же возникают. Двое из них сражаются, а один аккуратно и решительно побеждает. Вся группа награждает победу смехом, подавая сигнал касания. В этом контексте смех вознаграждает победителя и стыдит проигравшего.

В этих постоянно меняющихся формах мы все еще можем видеть оригинальные защитные движения, так же как вы все еще можете видеть рога быка в букве А. Вежливый смех может включать в себя не больше, чем голос, возможно, с некоторым напряжением вокруг глаз и в щеках. Но подумайте о тех случаях, когда вы с другом не можете оставаться вместе и слезы текут из ваших глаз. Иногда это называют смехом Дюшена. Щеки вздымаются, глаза прищуриваются, пока почти не исчезают, туловище сутулится, руки тянутся к туловищу или лицу.Это отголосок классической оборонительной позиции.

Загадка плача в том, что он очень похож на смех и улыбку, но это означает обратное. Эволюционные теории склонны преуменьшать это сходство, потому что его трудно объяснить. Точно так же, как более ранние теории улыбки считались не более чем зубами, а теории смеха фокусировались на звуке, предыдущие попытки понять плач с эволюционной точки зрения были сосредоточены на наиболее очевидном его аспекте: слезах.Итак, мы видим, что зоолог Р. Дж. Эндрю в 1960-х годах утверждал, что плач имитирует загрязнение глаз. Что еще могло вызвать слезы в глубинах доисторических времен?

Один шимпанзе может побить другого, а затем успокоить его успокаивающим телесным контактом (или, в случае бонобо, сексом)

Теория загрязняющих веществ могла бы иметь что-то в этом роде, если бы слезы были все , которые мы должны были объяснить. Но я думаю, что в третий раз мы имеем дело с формой поведения, которую можно лучше понять в контексте всего тела.В конце концов, классические признаки плача также могут включать в себя косоглазие, приподнятие верхней губы, вздутие щек, наклонение головы, пожимание плечами, изгиб туловища вперед, вытягивание рук через туловище или вверх по лицу и вокализацию. Другими словами, типичный защитный сет.

Теперь, как социальный сигнал, плач имеет особое значение: он требует утешения. Плачь, и твой друг постарается помочь тебе. Тем не менее, эволюция любого социального сигнала, по-видимому, определяется его приемником, поэтому стоит потратить время и посмотреть, как и почему приматы утешают друг друга.

Как Джейн Гудолл обнаружила в 1960-х годах, и многие другие наблюдали с тех пор, шимпанзе также утешают друг друга, и обстоятельства, в которых они это делают, весьма показательны. Один шимпанзе может избить другого, даже сильно повредить его, а затем утешить его успокаивающим телесным контактом (или, в случае бонобо, сексом). Адаптивное преимущество таких репараций заключается в том, что они помогают поддерживать хорошие социальные отношения. Если вы живете в социальной группе, ссоры неизбежны. Полезно иметь механизм для восстановления после этого, чтобы вы могли продолжать пожинать плоды социальной жизни.

Представьте себе предка-гоминида, избивающего одного из младших. Какой полезный знак он искал, чтобы знать, что он зашел слишком далеко и что пора начать распределять утешение? К настоящему времени ответ должен быть очевиден: крайняя защитная поза вместе с тревожными криками. И все же плач добавляет что-то новое к знакомой защитной смеси. Откуда , откуда взялись слезы?

Мое лучшее предположение, как бы странно это ни звучало, состоит в том, что наши предки имели обыкновение бить друг друга по носу.Такие травмы привели бы к обильному слезоотделению. И есть независимая линия доказательств, позволяющая предположить, что они были обычным явлением. Согласно недавнему анализу Дэвида Кэрриера и Майкла Моргана из Университета Юты, форма лицевых костей человека вполне могла развиться, чтобы выдерживать физические травмы от частых ударов кулаками. Толстые подкрепленные лицевые кости впервые встречаются в окаменелостях австралопитека, которые появились после нашего раскола с шимпанзе. Карриер и Морган также утверждают, что австралопитек был нашим первым предком, чья рука была способна сжать кулак.Итак, причина, по которой мы плачем сейчас, вполне может быть в том, что наши предки обсуждали свои различия, ударив друг друга по лицу. Полагаю, некоторые из нас до сих пор это делают.

В любом случае, весь поведенческий дисплей, который мы называем плачем, — слезоточивость, косоглазие, приподнятая верхняя губа, повторяющиеся сигналы тревоги — служит полезным показателем. Эволюция предпочла бы животных, которые реагировали на нее эмоциональным желанием утешить. И как только защитная группа возьмет на себя эту сигнальную роль, начнется второе эволюционное давление.Теперь в интересах животного манипулировать ситуацией и имитировать травму — даже преувеличивая ее — всякий раз, когда ему требуется утешение. Таким образом, сигнал (плач) и реакция (эмоциональное побуждение предложить утешение в ответ на плач) развиваются в тандеме. Пока обе стороны обмена продолжают извлекать выгоду, поведение не имеет насильственного происхождения.

Со временем, возможно, он станет немного более стилизованным. Но все равно кажется вполне узнаваемым. Другие животные издают тревожные крики.Котята плачут по маме, а собаки воют, когда им больно. Насколько мне известно, только люди просят друг друга о помощи, воспроизводя физические симптомы пробитого носа.

К настоящему времени у вас могут появиться некоторые сомнения. Конечно, плач, смех и улыбка кажутся похожими, если смотреть на них с достаточно отстраненной точки зрения, но они также имеют важные различия. Не имеет значения, что космический инопланетянин может иметь проблемы с пониманием того, что люди подразумевают под всеми этими безумно похожими сигналами; мы, по крайней мере, — эксперты в их различении.И если все они произошли из одного поведенческого набора, как они могли разделиться настолько, чтобы передавать разные эмоции?

Один из ответов состоит в том, что эти защитные реакции не являются монолитными. Они представляют собой большой и сложный набор рефлексов. В разных обстоятельствах срабатывают несколько разные защитные действия. Если вас ударили кулаком по лицу, защитный набор сильно вырабатывает слезы, чтобы защитить поверхность глаза. Если вас схватили или укусили в драке, реакция может включать в себя еще один сигнал тревоги и блокировку действий конечностей.Если вы уклоняетесь от другого человека, который стоит рядом, но не на расстоянии досягаемости, защитная установка представляет собой скорее общую защитную стойку, включая наклон головы и лицевые сокращения, которые готовятся к возможному удару. Слегка разные реакции могли трансформироваться в наши разные эмоциональные сигналы, объясняя как их тревожное сходство, так и причудливые различия.

Тем не менее, чтобы получить реальное представление об объяснительной силе этой идеи, нам нужно взглянуть на то, что вы могли бы назвать его обратным изображением.Защитные движения настолько влияют на наши эмоциональные жесты, что даже их отсутствие говорит о многом.

Представьте модель из модного журнала. Она наклоняет голову, чтобы выглядеть соблазнительно. Почему? Что ж, шея с ее толстым слоем виртуальной пузырчатой ​​пленки — одна из наиболее защищенных частей тела. Мы съеживаемся и пожимаем плечами, если кто-то пытается прикоснуться к нам там, и на то есть веская причина: хищники берутся за яремную вену и трахею. Вот почему такой жест, как наклон головы, демонстрация той стороны горла, где проходит яремная венец, посылает бессознательный сигнал приглашения.Он говорит: я ослабляю бдительность, чтобы вы могли подойти поближе. В этом свете странная смесь эротизма и страха, которую мы находим в рассказах о вампирах, кусающих шею, приобретает гораздо больший смысл.

Или подумайте о солдате, который стоит и выпячивает грудь. Он демонстрирует карикатурное отрицание оборонительной позиции. Вместо того, чтобы выгибать свое тело вперед и тянуть руки поперек себя, чтобы защитить мягкий живот, он выгибает туловище назад и расставляет руки в стороны.Вместо того, чтобы приподнять плечи, чтобы защитить шею, он опускает их и поднимает голову. Стандартное толкование состоит в том, что он делает себя больше. Но мне это не кажется исчерпывающим объяснением. Людей не так просто изменить размер: с уверенным языком тела даже маленький мужчина может доминировать над большим мужчиной. Почему это могло быть? Потому что его язык тела — просто отсутствие защитной реакции — говорит о том, что он не боится. Наши коммуникативные жесты усеяны не только остатками защитных действий, но и чем-то вроде их фотографических негативов.

Удивительно, что так много всего могло произойти из такого простого корня. Старинный защитный механизм, механизм, который следит за пузырями пространства вокруг тела и организует защитные движения, внезапно улетает в гиперсоциальный мир приматов, превращаясь в улыбки и смех, плач и съеживаясь. Каждое из этих поведений затем распадается на целую книгу кодов сигналов для использования в различных социальных обстоятельствах. Не все проявления человеческого выражения можно объяснить таким образом, но многое можно.Улыбка Дюшена, холодная улыбка, смех над шуткой, смех, свидетельствующий об умном остроте, жестокий смех, съеживание, чтобы показать подобострастие, стоять прямо, чтобы показать уверенность, выражение подозрения со скрещенными руками, выражение приветствия с распростертыми объятиями , наклонив голову в знак подчинения любовнику, мимолетное морщинистое лицо, которое намекает на плач, когда мы проявляем сочувствие к какой-то грустной истории, или полномасштабное рыдание: весь этот широкий диапазон выражений вполне мог возникнуть из защитная сенсомоторная петля, не имеющая ничего общего с общением.Эволюция странная.

И почему так много наших социальных сигналов должно возникать из чего-то столь же, казалось бы, бесперспективного, как защитные движения? Это очень просто. Эти движения несут информацию о вашем внутреннем состоянии. Они очень заметны для окружающих, и редко можно безопасно подавить их. Короче, они про вас болтают. Эволюция отдает предпочтение животным, которые могут читать эти знаки и реагировать на них, и животным, которые могут манипулировать этими знаками, чтобы влиять на тех, кто наблюдает.Мы наткнулись на определяющую двусмысленность человеческой эмоциональной жизни: мы всегда оказываемся в ловушке между подлинностью и фальсификацией, всегда плывем в серой зоне между непроизвольным взрывом и целесообразным притворством.

20 общих защитных механизмов, которые люди используют для устранения беспокойства

У всех нас есть мысли, чувства, импульсы и воспоминания, с которыми бывает трудно справиться. В некоторых случаях люди справляются с трудными чувствами, используя так называемые защитные механизмы. Эти защитные механизмы представляют собой бессознательные психологические реакции, которые защищают людей от чувства тревоги, угроз самооценке и вещей, о которых они не хотят думать или иметь дело.Взаимодействие с другими людьми

Этот термин появился в психоаналитической терапии, но постепенно проник в повседневный язык. Вспомните, когда вы в последний раз называли кого-то «отрицающим» или обвиняли кого-то в «рационализации». Оба этих примера относятся к типу защитного механизма.

Веривелл / JR Bee

Что такое защитный механизм?

Защитный механизм, наиболее часто используемый Зигмундом Фрейдом в его психоаналитической теории, — это тактика, разработанная эго для защиты от тревоги.Взаимодействие с другими людьми

Считается, что защитные механизмы защищают разум от чувств и мыслей, с которыми сознательному уму слишком сложно справиться.

В некоторых случаях считается, что защитные механизмы не позволяют неуместным или нежелательным мыслям и импульсам проникать в сознание.

Как работают защитные механизмы?

В модели личности Зигмунда Фрейда эго — это аспект личности, имеющий дело с реальностью. Делая это, эго также должно справляться с конфликтующими требованиями ид и суперэго.

  • Идентификатор : Часть личности, которая стремится удовлетворить все желания, потребности и импульсы. Ид — это самая основная, основная часть нашей личности, и она не учитывает такие вещи, как социальная целесообразность, мораль или даже реальность удовлетворения наших желаний и потребностей.
  • Суперэго : Часть личности, которая пытается заставить эго действовать идеалистически и морально. Суперэго состоит из всей внутренней морали и ценностей, которые мы получаем от наших родителей, других членов семьи, религиозных влияний и общества.

Чтобы справиться с тревогой, Фрейд считал, что защитные механизмы помогают защитить эго от конфликтов, создаваемых ид, суперэго и реальностью. Итак, что происходит, когда эго не может справиться с требованиями наших желаний, ограничениями реальности? , а наши собственные моральные нормы?

Согласно Фрейду, тревога — это неприятное внутреннее состояние, которого люди стремятся избежать. Беспокойство действует как сигнал эго, что все идет не так, как должно. В результате эго использует какой-то защитный механизм, чтобы помочь уменьшить это чувство тревоги.Взаимодействие с другими людьми

Типы тревоги

Не все типы беспокойства одинаковы. Причем эти опасения не происходят из одних и тех же источников. Фрейд выделил три типа тревоги:

  • Моральное беспокойство : Страх нарушить наши собственные моральные принципы
  • Невротическая тревога : Бессознательное беспокойство о том, что мы потеряем контроль над побуждениями Ид, что приведет к наказанию за ненадлежащее поведение
  • Беспокойство о реальности : Страх реальных событий.Причину этого беспокойства обычно легко определить. Например, человек может бояться укуса собаки, находясь рядом с опасной собакой. Самый распространенный способ уменьшить это беспокойство — избегать угрожающего объекта.

Хотя мы можем сознательно использовать эти механизмы, во многих случаях эти защиты работают бессознательно, искажая реальность.

Например, если вы столкнулись с особенно неприятной задачей, ваш разум может решить забыть о вашей ответственности, чтобы избежать страшного задания.Помимо забывания, к другим защитным механизмам относятся рационализация, отрицание, вытеснение, проекция, отторжение и формирование реакции.

Хотя все защитные механизмы могут быть нездоровыми, они также могут быть адаптивными и позволяют нам нормально функционировать.

Наибольшие проблемы возникают, когда защитные механизмы используются чрезмерно, чтобы избежать проблем. В психоаналитической терапии цель может состоять в том, чтобы помочь клиенту раскрыть эти бессознательные защитные механизмы и найти более эффективные и здоровые способы справиться с тревогой и стрессом.

10 ключевых защитных механизмов

Дочь Зигмунда Фрейда, Анна Фрейд, описала 10 различных защитных механизмов, используемых эго. Другие исследователи также описали множество дополнительных защитных механизмов.

новых исследований, показывающих, как простая улыбка заставляет ваш разум формировать позитивное настроение в течение рабочего дня

Улыбка, особенно во время пандемии, может поднять вам настроение и существенно изменить ваш … [+] рабочий день.

getty

«Улыбнись, и мир улыбнется вместе с тобой, плачь, и ты плачешь один», — гласит песня.На протяжении десятилетий певцы пели о том, что улыбка заставляет вас чувствовать себя лучше. В связи с пандемией и ростом тревожности и депрессии улыбка и оптимизм в наши дни даются нелегко. Но в новом исследовании, которое будет опубликовано в журнале Experimental Psychology, , сообщается, что сам процесс движения лицевых мышц для формирования улыбки — даже если вы имитируете ее — вызывает положительные эмоции и поднимает настроение. Может ли улыбка стать простым противоядием, которое поможет нам пережить эти необыкновенные времена?

РЕКЛАМА

Клиницисты и программы «Двенадцать шагов» боролись с вековой стратегией «действовать как будто» — простым, но мощным инструментом, который говорит, что вы можете поднять настроение в течение рабочего дня, действуя так, как будто вы уже чувствуете себя лучше, чем на самом деле.Вот как это работает. Вы отдаете себя определенному представлению, как будто это то, что вы уже чувствуете. Когда вы ведете себя «как будто», настроение, которое вы притворяетесь, становится реальностью. Предположим, вы злитесь на кого-то из вашей команды, который вас обидел, но хотите простить. Вы можете начать прощать, ведя себя так, как будто вы — прощение . Возможно, вы завидуете продвижению коллеги по службе, но хотите порадоваться за нее. Вы можете быть счастливы, ведя себя так, как будто вы — это счастливы.

Подтвержденные наукой доказательства «действовать как будто»

Это может показаться слишком простым, чтобы быть правдой, но наука подтверждает это.Предыдущее исследование, проведенное в Университете Рочестера, показало, что, сталкиваясь с трудной задачей, люди, которые сидели прямо и скрещивали руки, проявляли упорство почти в два раза дольше, чем другие. Изменение позы тела, паттернов дыхания, мышечного напряжения, мимики, жестов, движений, слов и тональности голоса высвобождает выброс химических веществ, которые могут изменить наше внутреннее состояние. Когда мы стоим прямо, расправив плечи, мы выглядим уверенно, а также чувствуем себя более уверенно. Тренировка тела так, как вы хотите думать и чувствовать о себе, настраивает ваши мысли и чувства так, как вы хотите, чтобы они были.Корректировка тела — отведение плеч, выпрямление стоя или сидение, более широкая ходьба — может вытащить вас из неуверенности в себе, разочарования, страха и любых других пагубных эмоций.

Причина, по которой это работает, заключается в связи разума и тела. Когда вы «ведете себя так, как будто», остальные следуют его примеру. Клетки вашего тела постоянно подслушивают ваши мысли с крыльев вашего разума. Когда вы в чем-то сомневаетесь или разочаровываетесь, ваше тело идет на спад ваших чувств и выбрасывает коктейль нейропептидов в ваш кровоток, заставляя вас чувствовать себя хуже за считанные секунды.Сосредоточившись на негативном чувстве, вы можете даже не осознавать, что при ходьбе сутулитесь или сутулитесь. Эта поза тела не только отражает , как вы себя чувствуете, но также влияет на , как вы себя чувствуете, что заставляет вас чувствовать себя еще хуже и воспринимать негативно.

То же самое и с улыбкой. Более раннее исследование Майкла Льюиса и его исследовательской группы из Университета Кардиффа в Уэльсе показало, что когда люди, чья способность хмуриться ухудшается из-за косметических инъекций ботокса, они более счастливы, чем люди, которые могут хмуриться.Исследователи провели опросник о тревоге и депрессии 25 женщинам, половина из которых получила инъекции ботокса, подавляющие хмурое выражение лица. Получатели ботокса сообщили, что в целом чувствуют себя более счастливыми и менее тревожными; Что еще более важно, они не сообщали о том, что чувствовали себя более привлекательными, что говорит о том, что эмоциональные эффекты не были вызваны психологическим стимулом, который мог исходить из косметического характера лечения.

Новаторское исследование

Новаторское исследование Университета Южной Австралии подтверждает, что улыбка может обмануть ваш разум и обрести счастье просто благодаря тому, как вы двигаете лицевыми мускулами.Мы чувствуем себя плохо не только потому, что выражение лица отражает то, что мы чувствуем, но оно способствует тому, как мы себя чувствуем. Новое исследование оценило влияние скрытой улыбки на две ситуации: восприятие лица и выражения тела. В обеих ситуациях улыбка вызывалась тем, что участники держали ручку между зубами, заставляя свои лицевые мышцы имитировать движение улыбки. Участники одной группы держали ручку между зубами, заставляя свои лицевые мышцы улыбаться, в то время как группа сравнения не держала ручку между зубами.Обеим группам был показан ряд выражений лица (от хмурого взгляда до улыбки) и ряд движений тела (от видеороликов о грустной ходьбе до видеороликов о счастливой ходьбе). В состоянии «ручка в зубах» принудительное «улыбающееся» положение лица заставляло участников интерпретировать лицевые мышцы и движения тела других как более позитивные по сравнению с группой «без ручки».

Когда участники заставляли улыбаться, это стимулировало миндалевидного тела — эмоциональный центр мозга, который, в свою очередь, высвобождал нейротрансмиттеры, чтобы стимулировать эмоционально позитивное состояние.По словам главного следователя доктора Фернандо Мармолехо-Рамоса: «Когда ваши мышцы говорят, что вы счастливы, у вас больше шансов увидеть мир вокруг себя в позитивном ключе». Он приходит к выводу, что если мозг можно обмануть, чтобы он воспринимал стимулы как счастливые, этот механизм можно было бы использовать для улучшения психических состояний, таких как снижение тревожности или депрессии.

Улыбайся, серьезно или нет

Это исследование вносит вклад в научную поддержку старой поговорки «притворяйся, пока не сделаешь это».«Конечно, вы не хотите ходить по своему рабочему месту с ручкой в ​​зубах. Но поскольку наши перцептивные и двигательные системы взаимосвязаны, ваша мускульная активность лица изменяет то, как вы воспринимаете выражение лица и тела других людей. Простая активация улыбки способствует положительной неврологической реакции. Другими словами, когда ваши лицевые мышцы говорят, что вы счастливы, вы с большей вероятностью воспримете свою работу и коллег в более позитивном свете. Так что в следующий раз, когда у вас будет плохое настроение или у вас будет кислое настроение, быстро начните хороший рабочий день, сделав счастливое лицо и улыбнувшись.Напомните себе, что хмурый взгляд и страх ухудшают ваше самочувствие. Даже если вам придется притворяться, чтобы начать, убедите себя, что столкновение с рабочим днем ​​- это проще простого, действуйте так, как будто это правда, а затем обратите внимание, насколько вы лучше себя чувствуете и продуктивны.

РЕКЛАМА

LOL

getty
.

Related Posts

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.