Отзыв о лунной сонате бетховена: Бетховен «Лунная соната» | Отзывы покупателей

Содержание

Как слушать Лунную сонату • Arzamas

Что следует знать о Бетховене, о страданиях Христа, об опере Моцарта и о романтизме, чтобы правильно понять одно из самых известных в мире произведений, объясняет кандидат искусствоведения Ольга Хвоина

В обширном репертуаре мировой музыкальной классики трудно, пожалуй, найти более известное сочинение, чем Лунная соната Бетховена. Не надо быть музыкантом и даже большим любителем классической музыки, чтобы, услышав ее первые звуки, мгновенно узнать и с легкостью назвать и произведение, и автора  Опыт показывает, что в случае, например, с Пятой симфонией того же композитора или Сороковой симфонией Моцарта, музыка которых всем не менее хорошо знакома, составление правильной комбинации из фамилии автора, названия «симфония» и ее порядкового номера уже представляет сложность. И так с большинством сочинений популярной классики.. Одно уточнение, впрочем, требуется: для неискушенного слушателя узнаваемой музыкой Лунная соната исчерпы­вается. В действительности это не все произведение, а лишь его первая часть. Как и положено классической сонате  Соната — жанр инструментальной музыки (sonare с итал. — «звучать», «издавать звук при помощи инструмента»). К эпохе классицизма (вторая половина XVIII — начало XIX века) соната сложилась как произведение для фортепиано или для двух инструментов, один из которых — фортепиано (сонаты для скрипки и фортепиано, виолончели и фортепиано, флейты и фортепиано и т. п.). Состоит из трех или четырех частей, контрастных по темпу и характеру музыки., оно имеет еще и вторую, и третью. Так что, наслаждаясь Лунной сонатой в записи, стоит прослушать не один, а три трека — лишь тогда мы узнаем «конец истории» и сможем оценить все сочинение целиком.


Для начала поставим перед собой скромную задачу. Сосредоточившись на хорошо знакомой первой части, попробуем понять, что таит в себе эта волнующая, заставляющая к себе возвращаться музыка.



Людвиг ван Бетховен, соната № 14 (до-диез минор, оp. 27, № 2, или Лунная), первая часть Исполнение: Клаудио Аррау

 

Целый курс — о сонатах, симфониях и песнях Бетховена


Лунная соната написана и издана в 1801 году и находится в ряду произведений, открывающих в музыкальном искусстве XIX век. Став популярным сразу после своего появления, это сочинение уже при жизни композитора породило немало трактовок. Зафиксированное на титульном листе посвящение сонаты Джульетте Гвиччарди — юной аристократке, ученице Бетховена, о браке с которой влюбленный музыкант тщетно мечтал как раз в этот период, — побуждало аудиторию искать в произведении выражение любовных переживаний. Спустя примерно четверть века, когда европейское искусство оказалось объято романтическим томлением, современник композитора, писатель Людвиг Рельштаб, сравнил сонату с картиной лунной ночи на Фирвальдштет­ском озере, описав этот ночной пейзаж в новелле «Теодор» (1823)  «Гладь озера освещена мерцающим сиянием луны; волна глухо ударяет о темный берег; покрытые лесом мрачные горы отделяют от мира это священное место; лебеди, подобно духам, проплывают с шелестящим плеском, и со стороны руин раздаются таинственные звуки эоловой арфы, жалобно поющей о страстной и неразделеннной любви». Цит. по Л. В. Кириллина. Бетховен. Жизнь и творчество. В 2 т. Т. 1. М., 2009.. Именно благодаря Рельштабу за произведением, известным профессиональным музыкантам как соната № 14, а еще точнее — соната до‑диез минор, оpus 27, № 2, закрепилось поэтическое определение «Лунная» (Бетховен своему произведению такого названия не давал). В тексте Рельштаба, сконцентрировавшем, кажется, все атрибуты романтического пейзажа (ночь, луна, озеро, лебеди, горы, руины), вновь звучит мотив «страстной неразделенной любви»: колеблемые ветром, о ней жалобно поют струны эоловой арфы, заполняя своими таинственными звуками все пространство мистической ночи  В такой трактовке и со своим новым названием первая часть сонаты становится одним из первых образцов фортепианного ноктюрна, предваряя расцвет этого жанра в творчестве композиторов-пианистов романтической эпохи, прежде всего Фредерика Шопена. Ноктюрн (nocturne с фр. — «ночной») — в музыке XIX века небольшая фортепианная пьеса лирического характера, «ночная песня», обычно основанная на сочетании напевной лирической мелодии с сопровождением, передающим атмосферу ночного пейзажа..



Портрет неизвестной. На миниатюре, принадлежавшей Бетховену, предположительно, изображена Джульетта Гвиччарди. Около 1810 года © Beethoven-Haus Bonn

Упомянув о двух весьма известных вариантах трактовки содержания сонаты, на которые наталкивают словесные источники (авторское посвящение Джульетте Гвиччарди, рельштабовское определение «Лунная»), обратимся теперь к выразительным элементам, содержащимся в самой музыке, попытаемся прочитать и интерпретировать музыкальный текст.


Задумывались ли вы о том, что звуки, по которым весь мир узнает Лунную сонату, являются не мелодией, а аккомпанементом  Читая лекции о музыке в непрофессиональ­ной аудитории, иногда забавляю присутствующих несложным экспериментом: прошу узнать произведение, сыграв не аккомпанемент, а мелодию Лунной сонаты. Из 25–30 человек без аккомпане­мента сонату узнают иногда двое-трое, иногда — никто. И — удивление, смех, радость узнавания, когда соединяешь мелодию с сопровождением.? Мелодия — казалось бы, главный элемент музыкальной речи, по крайней мере в классико-романтической традиции (авангардные течения музыки XX века не в счет) — возникает в Лунной сонате не сразу: так бывает в романсах и песнях, когда звучание инструмента предваряет вступление певца. Зато, когда мелодия, подготовленная таким образом, наконец появляется, наше внимание оказывается полностью сосредоточено на ней. А теперь попробуем вспомнить (может быть, даже напеть) эту мелодию. Удивительно, но мы не обнаружим в ней собственно мелодической красоты (разнообразных поворотов, скачков на широкие интервалы или плавного поступенного движения). Мелодия Лунной сонаты скованна, зажата в рамки узкого диапазона, с трудом прокладывает себе путь, вообще не поется и лишь иногда вздыхает чуть более свободно. Особенно показательно ее начало. Некоторое время мелодия не может оторваться от исходного звука: прежде чем хоть чуть-чуть сдвинуться с места, он повторяется шесть раз. Но именно это шестикратное повторение выявляет значение еще одного выразительного элемента — ритма. Шесть первых звуков мелодии дважды воспроизводят узнаваемую ритмическую формулу — это ритм траурного марша.


На протяжении сонаты начальная ритмоформула будет возвращаться неоднократно, с настойчивостью мысли, завладевшей всем существом героя. В коде  Кода (сoda с итал. — «хвост») — завершающий раздел произведения. первой части исходный мотив окончательно утвердится в качестве главной музыкальной идеи, снова и снова повторяясь в мрачном низком регистре: справедливость ассоциаций с мыслью о смерти не оставляет сомнений.



Титульный лист издания сонаты для фортепиано Людвига ван Бетховена «В духе фантазии» № 14 (до-диез минор, оp. 27, № 2) с посвящением Джульетте Гвиччарди. 1802 год © Beethoven-Haus Bonn

Вернувшись к началу мелодии и проследив за ее постепенным развитием, обнаруживаем еще один существенный элемент. Это мотив из четырех тесно сопряженных, словно перекрещенных звуков, произнесенных дважды как напряженное восклицание и подчеркнутых диссонансом в сопровождении. Слушателям XIX века, а тем более сегодняшнего дня данный мелодический оборот не так знаком, как ритм траурного марша. Однако в церковной музыке эпохи барокко (в немецкой культуре представленной прежде всего гением Баха, произведения которого Бетховен знал с детства) он был важнейшим музыкальным символом. Это один из вариантов мотива Креста — символа предсмертных страданий Иисуса.


Тем, кто знаком с теорией музыки, будет небезынтересно узнать еще об одном обстоятельстве, подтверждающем, что наши догадки о содержании первой части Лунной сонаты верны. Для своей 14-й сонаты Бетховен выбрал тональность до-диез минор, используемую в музыке нечасто. В этой тональности — четыре диеза. По-немецки «диез» (знак повышения звука на полтона) и «крест» обозначаются одним словом — Kreuz, да и в начертании диеза есть сходство с крестом — ♯. То, что диезов здесь четыре, еще усиливает страстну́ю символику.


Вновь оговоримся: работа с подобными смыслами была присуща церковной музыке эпохи барокко, а соната Бетховена — произведение светское и написано в иное время. Впрочем, и в период классицизма тональности сохраняли привязку к определенному кругу содержания, о чем свидетельствуют современные Бетховену музыкальные трактаты. Как правило, характеристики, даваемые тональностям в подобных трактатах, фиксировали настроения, свойственные искусству Нового времени, но не порывали связей и с ассоциациями, зафиксированными в предыдущую эпоху. Так, один из старших современников Бетховена, композитор и теоретик Юстин Генрих Кнехт, считал, что до-диез минор звучит «с выражением отчаяния». Однако Бетховен, сочиняя первую часть сонаты, как видим, не удовлетворился обобщенным представлением о характере тональности. Композитор ощутил необходимость обратиться непосредственно к атрибутам давней музыкальной традиции (мотив Креста), что свидетельствует о его сосредоточенности на чрезвычайно серьезной тематике — Крест (как предначертание судьбы), страдание, смерть.


Автограф сонаты для фортепиано Людвига ван Бетховена «В духе фантазии» № 14 (до-диез минор, оp. 27, № 2). 1801 год © Beethoven-Haus Bonn

Теперь обратимся к началу Лунной сонаты — к тем самым, знакомым всем звукам, что приковывают наше внимание еще до появления мелодии. Линия аккомпанемента складывается из непрерывно повторяющихся трехзвучных фигур, резонирующих с глубокими органными басами. Первоначальный прообраз такого звучания — перебор струн (лиры, арфы, лютни, гитары), рождение музыки, вслушивание в нее. Легко ощутить, как безостановочно ровное движение (от начала до конца первой части сонаты оно не прерывается ни на мгновение) создает медитативное, почти гипнотическое состояние отрешения от всего внешнего, а медленно, поступенно спускающийся бас усиливает эффект ухода в себя. Возвращаясь к картине, нарисованной в новелле Рельштаба, вспомним еще раз об образе эоловой арфы: в звуках, издаваемых струнами только благодаря дуновениям ветра, мистически настроенные слушатели часто пытались уловить тайный, пророческий, судьбоносный смысл.


Исследователям театральной музыки XVIII века тип аккомпанемента, напоминающий начало Лунной сонаты, известен также под названием ombra (с итальянского — «тень»). На протяжении многих десятилетий в оперных спектаклях подобные звуки сопровождали появление духов, призраков, таинственных посланцев загробного мира, шире — размышления о смерти. Достоверно известно, что при создании сонаты Бетховен вдохновлялся совершенно конкретной оперной сценой. В эскизную тетрадь, где зафиксированы первые наброски будущего шедевра, композитор выписал фрагмент из оперы Моцарта «Дон Жуан». Это краткий, но очень важный эпизод — смерть Командора, раненного во время поединка с Дон Жуаном. Кроме упомянутых персонажей, в сцене участвует слуга Дон Жуана Лепорелло, так что образуется терцет. Герои поют одновременно, но каждый о своем: Командор прощается с жизнью, Дон Жуан полон раскаяния, потрясенный Лепорелло отрывисто комментирует происходящее. У каждого из персонажей не только свой текст, но и своя мелодия. В единое целое их реплики объединяет звучание оркестра, который не просто аккомпанирует певцам, но, останавливая внешнее действие, фиксирует внимание зрителя на моменте, когда жизнь балансирует на грани небытия: мерные, «капающие» звуки отсчитывают последние мгновения, отделяющие Командора от смерти. Завершение эпизода сопровождается ремарками «[Командор] умирает» и «Месяц совсем скрывается за облаками». Звучание оркестра из этой моцартовской сцены Бетховен повторит в начале Лунной сонаты почти буквально.



Первая страница письма Людвига ван Бетховена братьям Карлу и Иоганну. 6 октября 1802 года © Wikimedia Commons

Аналогий более чем достаточно. Но можно ли понять, почему композитора, в 1801 году едва переступившего порог 30-летия, так глубоко, так по-настоящему волновала тема смерти? Ответ на этот вопрос содержится в документе, текст которого не менее пронзителен, чем музыка Лунной сонаты. Речь идет о так называемом «Гейлигенштадтском завещании». Оно было найдено после кончины Бетховена, случившейся в 1827 году, но писалось в октябре 1802 года, спустя примерно год после создания Лунной сонаты.

Фактически «Гейлигенштадтское завещание» представляет собой развернутое предсмертное письмо. Бетховен адресовал его двум своим братьям, действительно уделив несколько строк распоряжениям о наследовании имущества. Все остальное — обращенный ко всем современникам, а возможно, и потомкам предельно искренний рассказ о переживаемых страданиях, исповедь, в которой композитор несколько раз упоминает о желании уйти из жизни, выражая в то же время решимость преодолеть эти настроения.


В период создания завещания Бетховен пребывал в пригороде Вены Гейлигенштадте, проходя лечение от мучившего его уже около шести лет недуга. Не каждому известно, что первые признаки потери слуха появились у Бетховена не в зрелые годы, а в расцвете молодости, в возрасте 27 лет. К тому моменту музыкальный гений композитора уже был оценен, его принимали в лучших домах Вены, ему покровительствовали меценаты, он покорял сердца дам. Болезнь была воспринята Бетховеном как крушение всех надежд. Едва ли не более болезненно переживался страх открыться перед людьми, такой естественный для человека молодого, самолюбивого, гордого. Опасение обнаружить профессиональную несостоятельность, боязнь насмешек или, наоборот, проявлений жалости заставляли Бетховена ограничивать общение и вести одинокую жизнь. Но и упреки в нелюдимости больно ранили его своей несправедливостью.


Вся эта сложная гамма переживаний нашла отражение в «Гейлигенштадтском завещании», зафиксировавшем переломный момент в настроениях композитора. После нескольких лет борьбы с болезнью Бетховен понимает, что надежды на излечение тщетны, и мечется между отчаянием и стоическим принятием своей судьбы. Однако в страданиях он рано обретает мудрость. Размышляя о провидении, божестве, искусстве («лишь оно… оно меня удержало»), композитор приходит к выводу о невозможности уйти из жизни, не реализовав полностью свой талант. В зрелые годы Бетховен придет к мысли о том, что лучшие из людей через страдание обретают радость. Лунная соната писалась в период, когда этот рубеж еще не был пройден. Но в истории искусства она стала одним из лучших примеров того, как из страдания может родиться прекрасное:



Людвиг ван Бетховен, соната № 14 (до-диез минор, оp. 27, № 2, или Лунная), первая часть Исполнение: Клаудио Аррау  

Бетховен. Соната для фортепиано No. 14 («Лунная») (Piano Sonata No. 14 (cis-moll), Op. 27, No. 2, «Moonlight»)

Piano Sonata No. 14 (cis-moll), Op. 27, No. 2, «Moonlight»

Композитор

Год создания

1801

Жанр

Страна

Германия

Эта соната, сочиненная в 1801 году и опубликованная в 1802 году, посвящена графине Джульетте Гвиччарди. Популярное и удивительно прочное название «лунной» укрепилось за сонатой по инициативе поэта Людвига Рельштаба, который сравнил музыку первой части сонаты с пейзажем Фирвальдштетского озера в лунную ночь.

Против подобного наименования сонаты не раз возражали. Энергично протестовал, в частности, А. Рубинштейн. «Лунный свет,— писал он,— требует в музыкальном изображении чего-то мечтательного, меланхолического, задумчивого, мирного, вообще нежно светящего. Первая же часть сонаты cis-moll трагическая с первой до последней ноты (на это намекает и минорный лад) и таким образом представляет подернутое облаками небо — мрачное душевное настроение; последняя часть бурная, страстная и, следовательно, выражающая нечто совершенно противоположное кроткому свету. Только маленькая вторая часть допускает минутное лунное сияние…»

Тем не менее, название «лунной» сохранилось незыблемым до наших дней — оно оправдывалось уже возможностью одним поэтическим словом обозначить столь любимое слушателями произведение, не прибегая к указанию опуса, номера и тональности.

Известно, что поводом к сочинению сонаты ор. 27 № 2 послужили взаимоотношения Бетховена с его возлюбленной — Джульеттой Гвиччарди. Это была, по-видимому, первая глубокая любовная страсть Бетховена, сопровождавшаяся столь же глубоким разочарованием.

Бетховен познакомился с Джульеттой, (приехавшей из Италии) в конце 1800 года. Расцвет любви относится к 1801 году. Еще в ноябре этого года Бетховен писал Вегелеру по поводу Джульетты: «она меня любит, и я ее люблю». Но уже в начале 1802 года Джульетта склонила свои симпатии к пустому человеку и бездарному композитору, графу Роберту Галленбергу (Свадьба Джульетты и Галленберга состоялась 3 ноября 1803 г.).

6 октября 1802 года Бетховен написал знаменитое «Гейлигенштадтское завещание» — трагический документ своей жизни, в котором отчаянные мысли об утрате слуха сочетаются с горечью обманутой любви (Дальнейшее моральное падение Джульетты Гвиччарди, унизившейся до разврата и шпионажа, лаконично и ярко рисует Ромен Роллан (см. R. Rolland. Beethoven. Les grandes epoques creatrices. Le chant de la resurrection. Paris, 1937, стр. 570—571).).

Объект страстной привязанности Бетховена оказался совершенно недостойным. Но бетховенский гений, одухотворенный любовью, создал поразительное произведение, необыкновенно сильно и обобщенно выразившее драму волнений и порывов чувства. Поэтому считать Джульетту Гвиччарди героиней «лунной» сонаты было бы неправильно. Она только мерещилась таковой сознанию ослепленного любовью Бетховена. А на деле оказалась лишь натурщицей, возвышенной творчеством великого художника.

За 220 лет своего существования «лунная» соната вызывала и вызывает восторг музыкантов и всех, любящих музыку. Эту сонату, в частности, чрезвычайно ценили Шопен и Лист (последний составил себе особую славу ее гениальным исполнением). Даже Берлиоз, вообще говоря, довольно равнодушный к фортепианной музыке, находил в первой части лунной сонаты поэзию, невыразимую человеческими словами.

В России «лунная» соната неизменно пользовалась и продолжает пользоваться самым горячим признанием и любовью. Когда Ленц, приступив к оценке «лунной» сонаты, отдает дань множеству лирических отступлений и воспоминаний, в этом чувствуется необычная взволнованность критика, мешающая ему сосредоточиться на анализе предмета.

Улыбышев причисляет «лунную» сонату к произведениям, отмеченным «печатью бессмертия», обладающим «самой редкой и самой прекрасной из привилегий — привилегией равно нравиться посвященным и профанам, нравиться до тех пор, пока будут уши, чтобы слышать, и сердца, чтобы любить и страдать».

Серов назвал «лунную» сонату «одной из вдохновеннейших сонат» Бетховена.

Характерны воспоминания В. Стасова о молодых годах, когда он и Серов восторженно воспринимали исполнение «лунной» сонаты Листом. «Это была,— пишет Стасов в своих мемуарах «Училище правоведения сорок лет тому назад»,— та самая «драматическая музыка», о которой мы с Серовым в те времена больше всего мечтали и поминутно обменивались мыслями в нашей переписке, считая ее той формой, в которую должна окончательно обратиться вся музыка. Мне показалось, что в этой сонате есть целый ряд сцен, трагическая драма: «в 1-й части — мечтательная кроткая любовь и состояние духа, по временам наполненное мрачными предчувствиями; дальше, во второй части (в Scherzo) — изображено состояние духа более покойное, даже игривое — надежда возрождается; наконец, в третьей части — бушует отчаяние, ревность, и все кончается ударом кинжала и смертью)».

Аналогичные впечатления испытал Стасов от «лунной» сонаты позднее, слушая игру А. Рубинштейна: «…понеслись вдруг тихие, важные звуки точно из каких-то незримых душевных глубин, издалека, издалека. Одни были печальные, полные бесконечной грусти, другие задумчивые, теснящиеся воспоминания, предчувствия страшных ожиданий… я в те минуты был беспредельно счастлив и только припоминал себе, как за 47 лет раньше, в 1842 году, я слышал эту самую великую сонату в исполнении Листа, в III петербургском его концерте… и вот теперь, через столько лет я опять вижу еще нового гениального музыканта и опять слышу эту великую сонату, эту чудную драму, с любовью, ревностью и грозным ударом кинжала в конце — опять я счастлив и пьян от музыки и поэзии».

«Лунная» соната вошла и в русскую художественную литературу. Так, например, эту сонату играет в пору сердечных отношений с мужем героиня «Семейного счастья» Льва Толстого (главы I и IX).

Естественно, что «лунной» сонате посвятил не мало высказываний вдохновенный исследователь духовного мира и творчества Бетховена — Ромен Роллан.

Метко характеризует Ромен Роллан круг образов сонаты, связывая их с ранним разочарованием Бетховена в Джульетте: «Иллюзия длилась недолго, и уже в сонате видно больше страдания и гнева, чем любви». Называя «лунную» сонату «мрачной и пламенной», Ромен Роллан очень верно выводит ее форму из содержания, показывает, что свобода сочетается в сонате со стройностью, что «чудо искусства и сердца,— чувство проявляет себя здесь как мощный строитель. Единство, которого художник не ищет в архитектонических законах данного отрывка или музыкального жанра, он обретает в законах собственной страсти». Добавим — и в познании на личном опыте законов страстных переживаний вообще.

В реалистическом психологизме «лунной» сонаты — важнейшая причина ее популярности. И прав был, конечно, Б. В. Асафьев, писавший: «Эмоциональный тон этой сонаты напоен силой и романтическим пафосом. Музыка, нервная и возбужденная, то вспыхивает ярким пламенем, то никнет в мучительном отчаянии. Мелодия поет, плача. Глубокая сердечность, присущая описываемой сонате, делает ее одной из любимейших и доступнейших. Трудно не поддаться воздействию столь искреннейшей музыки — выразительнице непосредственного чувства».

«Лунная» соната — блестящее доказательство того положения эстетики, что форма подчинена содержанию, что содержание создает, кристаллизует форму. Сила переживания порождает убедительность логики. И недаром в «лунной» сонате Бетховен достигает блестящего синтеза тех важнейших факторов, которые в предыдущих сонатах выступают более изолированно. Это факторы: 1) глубокий драматизм, 2) тематическая цельность и 3) непрерывность развития «действия» от первой части до финала включительно (crescendo формы).

Первая часть (Adagio sostenuto, cis-moll) написана в особой форме. Двухчастность усложняется тут внесением развитых элементов разработки и обширной подготовкой репризы. Все это отчасти приближает форму данного Adagio к сонатной форме.

В музыке первой части Улыбышев усматривал «душераздирающую грусть» одинокой любви, подобной «огню без пищи». Ромэн Роллан также склонен толковать первую часть в духе меланхолии, жалоб и рыданий.

Нам думается, что подобная трактовка одностороння, и что гораздо более прав был Стасов (см. выше).

Музыка первой части эмоционально богата. Тут и спокойная созерцательность, и грусть, и моменты светлой веры, и горестные сомнения, и сдержанные порывы, и тяжелые предчувствия. Все это гениально выражено Бетховеном в общих границах сосредоточенного раздумья. Таково начало всякого глубокого и требовательного чувства — оно надеется, тревожится, с трепетом вникает в собственную полноту, во власть переживания над душою. Признание самому себе и взволнованная мысль о том, как быть, что делать.

Бетховен находит необыкновенно выразительные средства воплощения подобного замысла.

Постоянные триоли гармонических тонов призваны передать тот звуковой фон однообразных внешних впечатлений, который обволакивает мысли и чувства глубоко задумавшегося человека.

Вряд ли можно сомневаться, что страстный почитатель природы — Бетховен и тут, в первой части «лунной», дал образы своих душевных волнений на фоне тихого, спокойного, монотонно звучащего пейзажа. Поэтому музыка первой части легко ассоциируется с жанром ноктюрна (видимо, складывалось уже понимание особых поэтических качеств ночи, когда тишина углубляет и обостряет способность мечтать!).

Первые же такты «лунной» сонаты — весьма яркий пример «органности» пианизма Бетховена. Но это не церковный орган, а орган природы, полные, торжественные звуки ее миротворного лона.

Гармония с самого начала поет — в этом секрет исключительного интонационного единства всей музыки. Появление тихих, затаенных соль-диез («романтическая» квинта тоники!) в правой руке (тт. 5—6) — великолепно найденная интонация настойчивой, неотвязной мысли. Из нее вырастает ласковая попевка (тт. 7—9), ведущая в ми-мажор. Но кратковременна эта светлая мечта — с т. 10 (ми-минор) музыка вновь омрачается.

Однако в ней начинают проскальзывать элементы воли, зреющей решимости. Они, в свою очередь, исчезают с поворотом в си-минор (т. 15), где вслед затем выделяются акценты до-бекара (тт. 16 и 18), подобные робкой просьбе.

Музыка затихла, но лишь для того, чтобы вновь воспрянуть. Проведение темы в фа-диез-миноре (с т. 23) — новый этап. Элемент воли крепнет, эмоция становится сильнее и мужественнее,— но тут на ее пути новые сомнения и раздумья. Таков весь период органного пункта октавы соль-диез в басу, ведущего к репризе до-диез минора. На этом органном пункте сначала слышны мягкие акценты четвертей (тт. 28—32). Затем тематический элемент временно исчезает: бывший гармонический фон выступил на первый план — будто произошло замешательство в стройном ходе мыслей, и нить их порвалась. Постепенно восстанавливается равновесие, и реприза до-диез-минора указывает на стойкость, постоянство, непреодолимость первоначального круга переживаний.

Итак, в первой части Adagio Бетховен дает целый ряд оттенков и тенденций основной эмоции. Смены гармонических красок, регистровые контрасты, сжатия и расширения ритмически содействуют выпуклости всех этих оттенков и тенденций.

Во второй части Adagio круг образов тот же, но ступень развития иная. Ми-мажор теперь удерживается дольше (тт. 46—48), и появление в нем характерной пунктированной фигурки темы как будто сулит светлую надежду. Изложение в целом динамически сжато. Если в начале Adagio мелодии понадобилось двадцать два такта, чтобы подняться от соль-диез первой октавы до ми второй октавы, то теперь, в репризе, мелодия преодолевает это расстояние в течение всего семи тактов. Такое ускорение темпа развития сопровождается и появлением новых волевых элементов интонации. Но исход не найден, да и не может, не должен быть найден (ведь это только первая часть!). Кода с ее звучанием неотвязных пунктированных фигур в басу, с погружением в низкий регистр, в глухое и смутное pianissimo, оттеняет нерешительность, загадочность. Чувство осознало свою глубину и неотвратимость — но оно в недоумении стоит перед фактом и должно обратиться во вне, чтобы преодолеть созерцание.

Именно такое «обращение во вне» дает вторая часть (Allegretto, Des-dur).

Лист характеризовал эту часть как «цветок между двумя пропастями» — сравнение поэтически блестящее, но все же поверхностное!

Нагель усматривал во второй части «картину реальной жизни, порхающей прелестными образами вокруг мечтающего». Это, думается, ближе к истине, но недостаточно для того, чтобы понять сюжетный стержень сонаты.

Ромен Роллан воздерживается от уточненной характеристики Allegretto и ограничивается словами, что «всякий может с точностью оценить желаемый эффект, достигнутый этой маленькой картинкой, поставленной именно в этом месте произведения. Эта играющая, улыбающаяся грация должна неизбежно вызвать,— и действительно вызывает,— увеличение скорби; ее появление обращает душу, вначале плачущую и подавленную, в фурию страсти».

Выше мы видели, что Ромен Роллан смело попытался истолковать предыдущую сонату (первую из этого же опуса) как портрет княгини Лихтенштейн. Непонятно, почему он в данном случае воздерживается от естественно напрашивающейся мысли, что Allegretto «лунной» сонаты непосредственно связано с образом Джульетты Гвиччарди.

Приняв такую возможность (нам она представляется закономерной), мы поймем и замысел всего сонатного опуса — т. е. обеих сонат с общим подзаголовком «quasi una Fantasia». Рисуя светскую поверхностность душевного облика княгини Лихтенштейн, Бетховен заканчивает срыванием светских масок и громким хохотом финала. В «лунной» это не удается, так как любовь глубоко уязвила сердце.

Но мысль и воля не сдают своих позиций. В Allegretto «лунной» создан на редкость жизненный образ, сочетающий обаяние с легкомыслием, кажущуюся сердечность с равнодушным кокетством. Еще Лист отметил чрезвычайную трудность совершенного исполнения этой части ввиду ее крайней ритмической капризности. В самом деле — уже первые четыре такта содержат контраст интонаций ласкового и насмешливого. А далее — беспрерывные эмоциональные повороты, как бы дразнящие и не приносящие желанного удовлетворения.

Напряженное ожидание конца первой части Adagio сменяется будто падением покрова. И что же? Душа во власти обаяния, но, вместе с тем, она с каждым мгновением сознает его непрочность и обманчивость.

Когда вслед за вдохновенной, сумрачной песнью Adagio sostenuto звучат изящно капризные фигурки Allegretto, трудно отделаться от двойственного ощущения. Грациозная музыка привлекает, но, вместе с тем, кажется недостойной только что пережитого. В этом контрасте — потрясающая гениальность замысла и воплощения Бетховена. Несколько слов и о месте Allegretto в структуре целого. Это в сущности замедленное скерцо, и цель его, помимо всего прочего — послужить звеном трех фаз движения, переходом от медлительного раздумья первой части к буре финала.

Финал (Presto agitato, cis-moll) издавна вызывал удивление неудержимой энергией своих эмоций. Ленц сравнивал его «с потоком горящей лавы», Улыбышев назвал «шедевром пылкой выразительности».

Ромен Роллан говорит о «бессмертном взрыве финального presto agitato», о «дикой ночной буре», о «гигантской картине души».

Финал чрезвычайно сильно завершает «лунную» сонату, давая не снижение (как даже в «патетической» сонате), а большой рост напряженности и драматизма.

Не трудно заметить тесные интонационные связи финала с первой частью — они в особой роли активных гармонических фигураций (фон первой части, обе темы финала), в остинатности ритмического фона. Но контраст эмоций — максимален.

Ничего равноценного размаху этих бурлящих волн арпеджий с громкими ударами на вершинах их гребней нельзя найти в более ранних бетховенских сонатах — не говоря уже о Гайдне или Моцарте.

Вся первая тема финала — образ той крайней степени волнения, когда человек совершенно неспособен рассуждать, когда он даже не различает границ внешнего и внутреннего мира. Поэтому нет и четко выраженного тематизма, но лишь неудержимое кипение и взрывы страстей, способных на самые неожиданные выходки (метко определение Ромена Роллана, согласно которому в тт. 9—14 — «неистовство, ожесточающееся и как-бы топающее ногами»). Фермата т. 14 очень правдива: так вдруг на мгновение останавливается в своем порыве человек, чтобы затем вновь отдаться ему.

Побочная партия (т. 21 и д.) — новый фазис. Рокот шестнадцатых ушел в бас, стал фоном, а тема правой руки свидетельствует о появлении волевого начала.

Не раз говорилось и писалось об исторических связях музыки Бетховена с музыкой его ближайших предшественников. Эти связи совершенно бесспорны. Но вот пример того, как художник-новатор переосмысляет традиции. Следующий отрывок побочной партии финала «лунной»:

в своем «контексте» выражает стремительность и решимость. Не показательно ли сравнить с ним аналогичные по оборотам, но иные по характеру интонации сонат Гайдна и Моцарта (пример 51 — из второй части сонаты Гайдна Es-dur; пример 52 — из первой части сонаты Моцарта C-dur; пример 53 — из первой части сонаты Моцарта B-dur) (Гайдн здесь (как и в ряде других случаев) ближе к Бетховену, прямолинейнее; Моцарт — галантнее.):

Таково постоянно переосмысление интонационных традиций, широко используемых Бетховеном.

Дальнейшее развитие побочной партии усиливает волевой, организующий элемент. Правда, в ударах выдержанных аккордов и в беге крутящихся гамм (т. 33 и д.) страсть снова безоглядно буйствует. Однако в заключительной партии намечена предварительная развязка.

Первый раздел заключительной партии (тт. 43—56) с ее чеканным ритмом восьмых (сменивших шестнадцатые) (Ромен Роллан очень справедливо указывает на ошибку издателей, заменивших (вопреки авторским указаниям) здесь, равно как и в басовом аккомпанементе начала части, знаки ударения точками (Р. Роллан, том 7, стр. 125—126).) полон неудержимого порыва (это решимость страсти). А во втором разделе (т. 57 и д.) появляется элемент возвышенной примиренности (в мелодии — квинта тоники, которая главенствовала и в пунктированной группе первой части!). Вместе с тем, возвратившийся ритмический фон шестнадцатых поддерживает необходимый темп движения (который неминуемо упал бы в случае успокоения на фоне восьмых).

Нельзя не отметить особенно того, что конец экспозиции непосредственно (активизация фона, модуляция) перетекает в ее повторение, а вторично — в разработку. Это — существенный момент. Ни в одном из более ранних сонатных аллегро в фортепианных сонатах Бетховена нет столь динамичного и непосредственного слияния экспозиции с разработкой, хотя кое-где имеются предпосылки, «наметки» подобной непрерывности. Если первые части сонат №№ 1, 2, 3, 4, 5, 6, 10, 11 (а также последние части сонат №№ 5 и 6 и вторая часть сонаты № 11) имеют вполне «отгороженные» от дальнейшего экспозиции, то в первых частях сонат №№ 7, 8, 9 уже намечены тесные, непосредственные связи экспозиций с разработками (хотя динамика перехода, свойственная третьей части «лунной» сонаты, везде отсутствует). Обратившись для сравнения к частям клавирных сонат Гайдна и Моцарта (написанным в сонатной форме), мы увидим, что там «отгораживание» экспозиции кадансом от последующего является строгим законом, а единичные случаи его нарушения динамически нейтральны. Таким образом, нельзя не признать Бетховена новатором на пути динамического преодоления «абсолютных» границ экспозиции и разработки; эта важная новаторская тенденция подтверждается более поздними сонатами.

В разработке финала, наряду с варьированием прежних элементов, играют роль новые выразительные факторы. Так, проведение побочной партии в левой руке получает, благодаря удлинению тематического периода, черты замедленности, рассудительности. Нарочито сдержанна и музыка нисходящих секвенций на органном пункте доминанты до-диез-минора в конце разработки. Все это — тонкие психологические детали, рисующие картину страсти, которая ищет рассудочного обуздания. Однако после заканчивающих разработку аккордов пианиссимо удар начала репризы (Этот неожиданный «удар», опять-таки, носит новаторский характер. Позднее Бетховен добился еще более потрясающих динамических контрастов — в первой и последней частях «аппассионаты».) возвещает, что все подобные попытки обманчивы.

Сжатие первого раздела репризы (до побочной партии) ускоряет действие и создает предпосылку дальнейшего расширения.

Показательно сравнить интонации первого раздела заключительной партии репризы (с т. 137 — сплошное движение восьмых) с соответственным разделом экспозиции. В тт. 49—56 движения верхнего голоса группы восьмых направлены сначала вниз, а потом вверх. В тт. 143— 150 движения сначала дают переломы (вниз — вверх, вниз — вверх), а затем опадают. Это придает музыке более драматический, чем ранее, характер. Успокоение второго раздела заключительной партии не завершает, однако, сонату.

Возвратом первой темы (кода) выражена неистребимость, постоянство страсти, а в гуле восходящих и застывающих на аккордах пассажей тридцать вторых (тт. 163—166) дан ее пароксизм. Но и это — еще не все.

Новая волна, начинающаяся тихим проведением побочной партии в басу и приводящая к бурным раскатам арпеджий (три вида субдоминанты готовят каданс!), обрывается на трели, краткой каденции (Любопытно, что обороты ниспадающих пассажей каденции восьмых после трели (перед двухтактовым Adagio) почти буквально воспроизводятся в фантазии-экспромте cis-moll Шопена. Кстати сказать, эти две пьесы (финал «лунной» и фантазия-экспромт) могут служить сравнительными образцами двух исторических этапов развития музыкального мышления. Мелодические линии финала «лунной» — это строгие линии гармонической фигурации. Мелодические линии фантазии-экспромта — линии орнаментальных обыгрываний трезвучий побочными хроматическими тонами. Но в указанном пассаже каденции намечена историческая связь Бетховена с Шопеном. Сам Бетховен отдает позднее щедрую дань подобным обыгрываниям.) и двух глубоких октавах баса (Adagio). Это изнеможение страсти, достигшей высших пределов. В заключительном tempo I — отзвук тщетной попытки найти примирение. Последующая лавина арпеджий говорит лишь о том, что дух жив и могуч, несмотря на все тягостные испытания (Позднее Бетховен применил еще ярче это крайне выразительное новшество в коде финала «аппассионаты». Шопен трагически переосмыслил этот прием в коде четвертой баллады.).

Образный смысл финала «лунной» сонаты в грандиозной схватке эмоции и воли, в великом гневе души, которой не удается овладеть своими страстями. Не осталось и следа от восторженно-тревожной мечтательности первой части и обманчивых иллюзий второй. Но страсть и страдание впились в душу с никогда неизведанной дотоле силой.

Окончательная победа еще не обретена. В дикой схватке тесно, неотрывно сплелись друг с другом переживания и воля, страсть и разум. Да и кода финала не дает развязки, она лишь утверждает продолжение борьбы.

Но если не достигнута в финале победа, то нет тут и горечи, нет примирения. Грандиозная сила, могучая индивидуальность героя выступают в самой порывистости и неуемности его переживаний. В «лунной» сонате преодолены, оставлены позади и театральность «патетической» и внешняя героика сонаты ор. 22. Громадный шаг «лунной» сонаты к глубочайшей человечности, к высшей правдивости музыкальных образов обусловил этапное ее значение.

Ю. А. Кремлев
Фортепианные сонаты Бетховена →

Все нотные цитаты даны по изданию: Бетховен. Сонаты для фортепиано. М., Музгиз, 1946 (редакция Ф. Лямонда), в двух томах. Нумерация тактов дается также по этому изданию.


Послушать:

Артур Шнабель
Записано 23.IV.1934

I часть — Adagio sostenuto
II часть — Allegretto & Trio
III часть — Presto agitato

Я рекомендую

Это интересно

Твитнуть

реклама

вам может быть интересно

Публикации

«Моцарт. Маленькая ночная серенада. Бетховен. Лунная соната. Чайковский. Щелкунчик»: классический концерт 31 июля 2021 в 18:00 в Москве

Что собой представляет зал «Евангелическо-Лютеранский Кафедральный собор святых Петра и Павла»?

Евангелическо-Лютеранский Кафедральный собор святых Петра и Павла имеет многовековую историю в Москве. Напротив алтарной части на балконе третьего этажа находится исторический орган, построенный немецкой фирмой Зауэр в 1898 году. Также в Кафедральном соборе уникальная акустика, благодаря которой прослушивание музыкальных композиций не оставляет равнодушым никого. Подробную информацию о соборе вы можете узнать на странице «Кафедральный собор»

Как добраться?

Кафедральный собор располагается в 7 минутах ходьбы от станции Китай-город, в одном из старейших районов города Москвы.Вам необходимо выйти из метро на улицу Маросейка, далее следовать вверх по улице, оставляя за спиной улицу Ильинку и Красную площадь. На третьем повороте направо пройдите вниз по Старосадскому переулку и, увидев, высокий шпиль собора, направляйтесь к нему.

Есть ли гардероб и буфет?

Гардероба в Кафедральному соборе не предусмотрено. В зале всегда поддерживается температура до 20 градусов, для сохранения исторического органа, и в холодное время года слушатели проходят в верхней одежде. Буфет в соборе также отсутствует.

Какие лучше покупать места в зале?

Кафедральный собор славится своей уникальной акустикой, слушать музыкальные произведения Вы можете из любого места в зале. Но все мероприятия сопровождаются видеорядом или анимацией, которая проецируется на купол собора. В связи с этим лучшими в зале считаются места в центральном партере (1-18 ряд) и центральном балконе.

Что такое «место с ограниченной видимостью»/»неудобное место»?

Неудобными и с ограниченной видимостью считаются некоторые места боковых нефов в партере и бокового балкона. Они обозначены на схеме зала при покупке билета.С данных мест не видно музыкантов и визуальной составляющей концерта.

Возрастные ограничения

В Кафедральном соборе установлено строгое возрастное ограничение для посетителей мероприятий. На все концерты действует ограничение для посетителей на балкон 12+. В партере на дневные концерты ограничение — 3+, на вечерние концерты — 6+

Сколько длится концерт?

Концертная программа рассчитана на 75 минут без антракта и перерыва.

Произведения, которые прозвучат в этом концерте относятся к самым узнаваемым и наиболее известным сочинениям трёх великих композиторов. Их появление в программе майского вечера в старинном соборе неслучайно.
Лёгкая, жизнерадостная серенада Вольфганга Амадея Моцарта, более известная как «Маленькая ночная серенада», по мнению многих музыковедов была написана на заказ для исполнения на летних ночных концертах, а слушая сонату Людвига Ван Бетховена, уже после смерти автора получившую название «Лунная соната», можно легко представить блеск лунного света на летней озёрной глади.
Замечательные сочинения различны по характеру. Их написанию способствовали разные и не всегда благоприятные обстоятельства. Но есть то, что их роднит — гений их создателей, неизменная популярность у исполнителей и преданная любовь самой широкой публики, неподвластная времени.
«Лунная соната». Написанная в 1801 году и посвященная графине Джульетте Гвиччарди, первой любви композитора. Названная так современниками, по ассоциациям с романтической картиной лунной ночи, эта музыка, в первую очередь – о человеке, его мятущейся душе… в зыбком музыкально-звуковом воплощении гения. Равномерность движения мелодии гипнотически завораживает, заставляя поверить в чудо. 
«Маленькая ночная серенада» – яркий образец «лёгкого жанра» классической эпохи и одно из самых известных произведений Вольфганга Амадея Моцарта. Была написана 10 августа 1787 года – вскоре после «Свадьбы Фигаро» и перед тремя последними симфониями. Оркестровые серенады, в то время, обычно писались композиторами на заказ. Но… история не сохранила имя заказчика. А ещё – куда-то исчез менуэт, звучавший между 1-ой и 2-ой частями. Но и сохранившиеся четыре части (Allegro, романс, менуэт и рондо) – абсолютный шедевр. 
Замечательный сюжет «Щелкунчика» стал немедленно популярен уже с момента первой публикации в 1816 г. Чудесная сказка и сегодня продолжает привлекать внимание художников разных жанров — живописцев, кинематографистов, мультипликаторов — и остаётся любимой новогодней историей для всех, кто верит в торжество Добра и Любви.  

«Лунная соната». Концерт квартета «Мелодион»


24 апреля в романтичной программе «Лунная соната» на ВДНХ прозвучат музыкальные шедевры Моцарта, Бетховена, Шнитке и Морриконе. В этот весенний вечер у зрителей появится уникальная возможность услышать «Лунную сонату» и «Маленькую ночную серенаду» в исполнении струнного квартета «Мелодион».


Специальный гость концерта — Нино Баркалая — пианистка, органистка, музыковед, доцент Московской консерватории им. П.И. Чайковского, кандидат искусствоведения. Она расскажет, кому выдающиеся композиторы посвятили свои самые знаменитые сочинения.


Концерт пройдет в оранжерее павильона №14. Вход с противоположной стороны от центрального входа в здание. На концерте предусмотрена специальная рассадка зрителей на увеличенном расстоянии и будут соблюдены все санитарно-эпидемиологические нормы. Справки по телефону +7(903)019-30-04.

Программа

  • В.А. Моцарт «Маленькая ночная серенада» №13 (соль мажор).
  • Л.В. Бетховен «К Элизе» (багатель №25), «Лунная соната» (соната для фортепиано №14), соната №8 «Патетическая» (ч.1, переложение для квартета).
  • Э. Морриконе «Одинокий пастух».
  • А. Шнитке «Полет» из кинофильма «Сказка странствий».

Состав музыкантов


Лауреаты международных конкурсов:

  • Наталья Тупикова-Мороз — альт, художественный руководитель.
  • Маргарита Тимошенко — скрипка.
  • Деннис Гасанов — скрипка, фортепиано.
  • Иван Емельянов — виолончель.


Квартет «Мелодион» под руководством Натальи Тупиковой-Мороз уже давно снискал заслуженную любовь у публики. Зрители буквально проживают вместе с музыкантами всю гамму красок и чувств. Исполнение квартета отличается виртуозностью, слаженностью, яркостью интерпретаций и ощущением музыкального единения.

Правила посещения


Количество посетителей мероприятия не будет превышать 50% от общей вместимости зала, будет соблюдено условие социального дистанцирования и другие санитарно-эпидемиологические нормы и требования, введенные в связи с пандемией коронавирусной инфекции COVID-19.


Внимание! В случае опоздания на концерт вам могут быть предложены места, отличные от указанной категории в вашем билете. Следуйте инструкциям администраторов и охраны. Рекомендуем приходить на концерты заранее.

Людвиг ван Бетховен. Лунная соната. Соната любви или…

Людвиг ван Бетховен. Лунная соната. Соната любви или…

Соната cis-moll (ор. 27 № 2) — одна из самых популярных фортепианных сонат Бетховена; быть может, самая знаменитая в мире соната для фортепиано и любимейшее произведение для домашнего музицирования. Больше двух веков ее разучивают, наигрывают, смягчают, приручают — как во все века люди пытались смягчить и приручить смерть.

 

Лодка на волнах

Название «Лунная» не принадлежит Бетховену — его ввел в оборот уже после смерти композитора Генрих Фридрих Людвиг Рельштаб (1799–1860), немецкий музыкальный критик, поэт и либреттист, оставивший ряд записей в разговорных тетрадях мастера. Рельштаб сравнил образы первой части сонаты с движением лодки, плывущей под луной вдоль Фирвальдштедского озера в Швейцарии.

 

Людвиг ван Бетховен. Портрет, написанный во второй половине XIX века

 

Людвиг Рельштаб
(1799 — 1860)
Немецкий романист, драматург и музыкальный критик

 

К. Фридрих. Монастырское кладбище в снегу (1819 год)
Национальная галерея, Берлин

Швейцария. Фирвальдштедское озеро

У разных произведений Бетховена есть много названий, которые понятны, как правило, только в одной стране. Но прилагательное «лунная» применительно к этой сонате стало интернациональным. Легковесное салонное название прикоснулось к глубинам образа, из которого вырастала музыка. Сам Бетховен, склонный давать частям своих произведений немного тяжеловесные определения на итальянском языке, назвал две свои сонаты — ор. 27 № 1 и 2 — quasi una fantasia — «что-то вроде фантазии».

 

Легенда

Возникновение сонаты романтическая традиция связывает с очередным любовным увлечением композитора — его ученицей, юной Джульеттой Гвиччарди (1784–1856), кузиной Терезы и Жозефины Брунсвик, двух сестер, которыми композитор был по очереди увлечен в разные периоды своей жизни (Бетховен, как и Моцарт, имел склонность влюбляться в целые семейства).

 

Джульетта Гвиччарди

Тереза Брунсвик. Верный друг и ученица Бетховена

 

Доротея Эртман
Немецкая пианистка, одна из лучших исполнительниц произведений Бетховена
 Эртман славилась исполнением бетховенских произведений. Композитор посвятил ей Сонату № 28

Романтическая легенда включает четыре пункта: страсть Бетховена, игру сонаты при луне, предложение руки, отвергнутое бессердечными родителями из-за сословных предрассудков, и, наконец, замужество легкомысленной венки, которая предпочла великому композитору богатого молодого аристократа.

Увы, нет ничего подтверждающего, что Бетховен когда-либо делал своей ученице предложение (как он, с высокой степенью вероятности, сделал его позднее Терезе Мальфатти, кузине своего лечащего врача). Нет даже свидетельств, что Бетховен был серьезно влюблен в Джульетту. Он никому не говорил о своем чувстве (как, впрочем, не говорил и о других своих влюбленностях). Портрет Джульетты Гвиччарди был найден после смерти композитора в запертом ящике вместе с другими ценными документами — но… в потайном ящике лежали несколько женских портретов.

И, наконец, замуж за графа Венцеля Роберта фон Галленберга, пожилого композитора, сочинявшего балетную музыку, и архивариуса музыкального театра, Джульетта вышла лишь пару лет спустя после создания ор. 27 № 2 — в 1803 году.

Была ли счастлива в браке девушка, которой когда-то был увлечен Бетховен, — другой вопрос. Уже перед смертью глухой композитор записал в одной из своих разговорных тетрадей, что некоторое время назад Джульетта хотела с ним встретиться, даже «плакала», но он отказал ей.

 

Каспар Давид Фридрих. Женщина и закат (Закат, восход, женщина в лучах утреннего солнца)

 

Бетховен не отталкивал от себя женщин, в которых был когда-то влюблен, он даже писал им…

 

Первая страница письма к «бессмертной возлюбленной»

Возможно, в 1801 г. вспыльчивый композитор поссорился со своей ученицей из-за какого-то пустяка (как это случилось, например, с исполнителем «Крейцеровой» сонаты скрипачом Бриджтауэром), и даже много лет спустя ему стыдно было об этом вспоминать.

 

Тайны сердца

Если в 1801 г. Бетховен страдал, то вовсе не от несчастной любви. В это время он впервые сообщил своим друзьям, что уже три года борется с надвигающейся глухотой. 1 июня 1801 г. отчаянное письмо получил его друг, скрипач и богослов Карл Аменда (1771–1836) (5), которому Бетховен посвятил свой прекрасный струнный квартет ор. 18 фа мажор. 29 июня Бетховен известил о своей болезни еще одного друга — Франца Герхарда Вегелера: «Вот уже два года я почти избегаю любого общества, так как не могу сказать людям: «Я глухой!».

 

Церковь в селении Гейлигенштадт

В 1802 г. в Хайлигенштадте (курортном пригороде Вены) он напишет свое потрясающее завещание: «О вы, люди, считающие или объявляющие меня озлобленным, упрямым или мизантропом, как вы несправедливы ко мне» — так начинается этот знаменитый документ.

Образ «Лунной» сонаты прорастал сквозь тяжелые думы и печальные мысли.

Луна в романтической поэзии бетховенского времени — зловещее, мрачное светило. Лишь десятилетия спустя ее образ в салонной поэзии приобрел элегичность и стал «светлеть». Эпитет «лунная» применительно к музыкальному произведению конца XVIII – начала XIX в. может означать иррациональность, жестокость и мрачность.

Как бы ни была прекрасна легенда о несчастной любви, трудно поверить, что Бетховен мог посвятить такую сонату любимой девушке.

Ибо «Лунная» соната — это соната о смерти.

Ключ

Ключ к загадочным триолям «Лунной» сонаты, которыми открывается первая часть, обнаружили Теодор Визева и Жорж де Сен-Фуа в своем знаменитом труде о музыке Моцарта. Эти триоли, которые сегодня с энтузиазмом пытается наигрывать любой ребенок, допущенный к родительскому фортепиано, — восходят к бессмертному образу, созданному Моцартом в его опере «Дон Жуан» (1787). Шедевр Моцарта, которым Бетховен возмущался и восхищался, начинается с бессмысленного убийства во мраке ночи. В тишине, наступившей после взрыва в оркестре, на тихих и глубоких триолях струнных всплывают один за другим три голоса: дрожащий голос умирающего, прерывистый голос его убийцы и бормотание оцепеневшего слуги.

Этим отрешенным триольным движением Моцарт создал эффект утекания жизни, уплывания во мрак, когда тело уже цепенеет, а мерное колыхание Леты уносит на своих волнах гаснущее сознание.

У Моцарта на монотонный аккомпанемент струнных накладываются хроматическая траурная мелодия у духовых инструментов и поющие — пусть прерывисто — мужские голоса.

У Бетховена в «Лунной» сонате то, что должно было быть аккомпанементом, заглушило и растворило в себе мелодию — голос индивидуальности. Всплывающий над ними верхний голос (связное проведение которого составляет порой главную трудность для исполнителя) — это уже почти не мелодия. Это иллюзия мелодии, за которую можно ухватиться как за последнюю надежду.

На пороге прощания

В первой части «Лунной» сонаты Бетховен транспонирует запавшие ему в память моцартовские триоли смерти на полтона ниже — в более трепетный и романтический до-диез минор. Это будет важная для него тональность — в ней он напишет свой последний и великий квартет cis-moll.

У нескончаемых трезвучий «Лунной» сонаты, переливающихся одно в другое, нет ни конца ни начала. Бетховен с удивительной точностью воспроизвел то чувство тоски, которую навевают бесконечная игра гамм и трезвучий за стеной — звуки, которые своим бесконечным повторением способны отобрать у человека музыку. Но всю эту скучную бессмыслицу Бетховен возводит к обобщению космического порядка. Перед нами — музыкальная ткань в чистом виде.

К началу ХХ в. и другие искусства приблизились к уровню этого открытия Бетховена: так, художники сделали героем своих полотен чистый цвет.

То, что композитор делает в своем произведении 1801 г., поразительно созвучно поискам позднего Бетховена, с его последними сонатами, в которых, по словам Томаса Манна, «сама соната как жанр кончается, подводится к концу: она исполнила свое предназначение, достигла своей цели, дальше пути нет, и она растворяется, преодолевает себя как форму, прощается с миром».

«Смерть ничто, — говорил сам Бетховен, — живешь только в самые прекрасные мгновения. То подлинное, что действительно существует в человеке, то, что ему присуще, — вечно. Преходящему же грош цена. Жизнь приобретает красоту и значительность лишь благодаря фантазии, этому цветку, который только там, в заоблачных высях, пышно расцветает…»

Вторая часть «Лунной» сонаты, которую Ференц Лист назвал «благоуханным цветком, выросшим между двумя безднами — бездной печали и бездной отчаяния», — это кокетливое аллегретто, похожее на легкую интермедию. Третью часть современники композитора, привыкшие мыслить образами романтической живописи, сравнивали с ночной бурей на озере. Четыре волны звуков одна за другой взмывают вверх, каждая завершается двумя резкими ударами, словно волны ударяются о скалу.

Сама музыкальная форма рвется наружу, пытается разорвать рамки старой формы, выплеснуть через край — но отступает.

Время еще не пришло.

     Текст: Светлана Кириллова, журнал «Искусство»

Бетховен. Лунная соната. — Фонд «Дворцы Санкт-Петербурга»

Бетховен. Лунная соната.

В воскресенье, 19 ноября 2017 19:00 Международный музыкальный фестиваль «ПЕТЕРБУРГСКИЕ НАБЕРЕЖНЫЕ» (Художественный руководитель – Заслуженная артистка России Мария САФАРЬЯНЦ) представила петербургской публике второй концерт музыкально-просветительского цикла «ЛЮБОВЬ И МУЗЫКА», который прошёл в одном из самых знаменитых и привлекательных мест нашего города – Мраморном дворце.

Тема и название концерта связаны с именем величайшего гения мировой музыкальной культуры Людвига Ван БЕТХОВЕНА и его прекрасным творением – ЛУННОЙ сонатой.

БЕТХОВЕН. Имя этого музыкального Прометея уже не одно столетие ассоциируется не только с романтическими идеалами Великой Французской революции, но и с непостижимыми глубинами психологии человека. С этой точки зрения, музыка Бетховена – океан бушующих страстей, являющих нам великую загадку великого Мастера. Как писал Вольтер: «Страсти – это ветры, раздувающие паруса корабля. Они иногда его топят, но без них он не может плыть».

Одно из самых по-бетховенски загадочных и проникновенных творений – его Лунная соната, посвящённая 18-летней Джульетте Гвиччарди, которой Бетховен в 1801 году давал уроки музыки. Композитор был влюблён в юную графиню и хотел на ней жениться. Но, как писал позднее Ромен Роллан: «Иллюзия длилась недолго, и уже в сонате видно больше страдания и гнева, чем любви».

В этот вечер фортепианные произведения Бетховена прозвучали в исполнении уникального московского пианиста Вадима РУДЕНКО, исполнительская манера которого являет собой поистине тип «бетховенского пианиста». Вадим Руденко – блестящий пианист-виртуоз, Лауреат многих престижных Международных конкурсов (имени королевы Елизаветы, Брюссель 1991; имени П.И. Чайковского 1994, 1998 и др.), выступающий на лучших мировых музыкальных сценах.

Одно из самых «счастливых» произведений Бетховена, скрипичную сонату № 5 в предстоящем концерте подарила слушателям Заслуженная артистка России Мария САФАРЬЯНЦ.

И конечно, особым впечатлением для слушателей послужило литературное сопровождение концертной программы в лице блистательной телеведущей 5-го канала Инны КАРПУШИНОЙ, известной зрителям как знаток петербургских тайн и сердечных драм.

Уверены, что слушатели, пришедшие на концерт открыли для себя новые грани Бетховенского гения, наслаждаясь высочайшим мастерством прекрасных артистов в изысканно-роскошном интерьере Мраморного дворца.

Людвиг ван Бетховен в свои 250 лет не стар. Он суперстар

  • Александр Кан
  • обозреватель по вопросам культуры

Автор фото, Andreas Rentz/Getty Images

Подпись к фото,

Настенная роспись на фасаде одного из домов на родине композитора в Бонне, открытая в ознаменование его 250-летнего юбилея

В эти дни исполняется 250 лет со дня рождения великого Бетховена. Точно известна лишь дата его крещения — 17 декабря. Зная обычаи тех времен, принято считать, что родился он днем ранее.

О его классическом наследии за два века написано и сказано столько, что добавить что бы то ни было к этому довольно трудно. Поэтому мы решили отметить юбилей, вспомнив, как великий композитор-классик много лет после своей смерти вторгался в мир популярной музыки и как поп-артисты — почтительно или иронично — включали его темы и фрагменты его классических опусов в свои песни и инструментальные пьесы.

Чак Берри. «Roll Over Beethoven»

Автор фото, Michael Ochs Archives/Getty Images

Подпись к фото,

В 1956 году в своем хите «Roll Over Beethoven» «отец рок-ролла» Чак Берри призывал низвергнуть Бетховена. Однако многочисленные рок-музыканты не только не последовали его примеру, но и включали музыку Бетховена в свои композиции

В 1956 году, на заре рок-н-ролла, Чак Берри, один из пионеров жанра, выпустил сингл, предвестивший пришествие новой дерзкой молодежной музыки. Справедливо прозванный «отцом рок-н-ролла», Чак Берри под энергичный ритм электрогитары громогласно и бесцеремонно требовал от Бетховена «врубиться в ритм-энд-блюз» и заодно «сообщить о новости» другому классику, Петру Ильичу Чайковскому. Они оба должны были «перевернуться» в своих могилах, узнав, что их возлюбленная классика уступает место рок-н-роллу.

Песня Берри отражала наметившийся в послевоенные годы и проходивший прямо у него в семье конфликт между классикой и поп-музыкой. Как рассказывал биограф Берри Брюс Пегг, «вдохновлена она была семейным соперничеством занимавшейся классическим фортепиано его сестрой Люси и блюзово-роковыми увлечениями самоучки Берри».

«Roll Over Beethoven» не только низвергала классиков, но и была наполнена ссылками на появившиеся чуть ранее рок-н-ролльные хиты: «Blue Suede Shoes» Карла Перкинса, «Early in the Morning» Луи Джордана, а звукоподражательный возглас «hey diddle diddle» был прямой ссылкой на соратника Берри по раннему рок-н-роллу Бо Дидли.

Сама «Roll Over Beethoven» мгновенно стала рок-стандартом, который исполняли многочисленные последователи Чака Берри. Пожалуй, самую известную кавер-версию классического рок-хита записали в 1963 году «Битлз», и она стала одним из самых популярных их номеров в первой половине 1960-х.

Но самая примечательная кавер-версия «Roll Over Beethoven» принадлежит другой британской группе — Electric Light Orchestra, в составе которой наряду с традиционными рок-инструментами был целый арсенал скрипок и виолончелей, поскольку она изначально ориентировалась на классическо-роковый симбиоз. Взявшись в 1973 году за интерпретацию рок-стандарта Чака Берри, они отнюдь не последовали совету автора низвергнуть самого Бетховена, а превратили забойный рок-н-ролл в монументальную восьмиминутную композицию.

Начиналась она с полноценного оркестрового вступления из бетховенской Пятой симфонии, в развернутом инструментальным проигрыше угадывались темы и Бетховена, и Римского-Корсакова, а завершалось все грандиозным бетховенским аккордом из той же Пятой симфонии.

Леонард Бернстайн «Somewhere»

Леонард Бернстайн — профессиональный композитор и дирижер с серьезным академическим образованием, однако самое знаменитое его произведение, мюзикл «Вестсайдская история», принадлежит скорее к миру популярной культуры, а то и откровенной поп-музыки.

Визитной карточкой мюзикла, а то и самого Бернстайна стала песня «Somewhere». Сочиняя «Somewhere», Бернстайн обогатил свою мелодию вставками из двух классических шедевров — «Лебединого озера» Чайковского и бетховенского Концерта для фортепиано с оркестром №5, известного под названием «Император».

После сценической премьеры «Вестсайдской истории» и выпуска альбома в 1957 году и одноименного фильма в 1961-м «Somewhere» стала одним из общепризнанных стандартов популярной музыки. Пели ее десятки самых разнообразных артистов — от вокального трио Supremes до Фила Коллинза, от Pet Shop Boys до Тома Уэйтса.

Одно из самых ярких исполнений — Барбары Стрейзанд.

Deep Purple: «Exposition» и другие

«Мы не менее значимы, чем Бетховен», — ничтоже сумняшеся, без ложной скромности провозгласил в интервью британскому журналу New Musical Express в 1973 году клавишник Deep Purple Джон Лорд.

И хотя высказывание это грешит граничащей с маниакальным эгоцентризмом самоуверенностью, оно отражает то почтительно-благоговейное отношение, которое испытывал к классической музыке, и в первую очередь к Бетховену, сооснователь Deep Purple.

До того как, благодаря альбому In Rock, они стали пионерами хард-рока, британцы из Deep Purple усилиями своего получившего классическое образование клавишника Джона Лорда вовсю экспериментировали в поисках синтеза рока и классической музыки. Апогеем этих экспериментов стал грандиозный «Концерт для группы с оркестром», который Deep Purple в сопровождении Королевского филармонического оркестра исполнили на сцене Royal Albert Hall в сентябре 1969 года.

Годом ранее, в 1968-м, в свой второй студийный альбом The Book of Taliesyn они включили 12-минутную двухчастную композицию «Exposition/We Can Work It Out». Вторая часть представляла собой кавер-версию известной битловской песни, а первая — инструментальная «Экспозиция» — была амальгамой из сделанных Лордом аранжировок второй части бетховенской Седьмой симфонии и увертюры-фантазии Чайковского «Ромео и Джульета».

Дотошные исследователи Deep Purple находят многочисленные цитаты из классики — Баха, Чайковского, Римского-Корсакова, Грига и других композиторов — даже в сугубо роковых номерах группы. Тут же, конечно, и Бетховен, фортепианная пьеса которого «К Элизе» вкралась в развернутое инструментальное вступление к песне «Knocking at your back door» на записанном в 1988 году концертном альбоме Nobody’s Perfect.

Ту же «К Элизе» и фрагменты знаменитой Девятой симфонии можно услышать и на записанном в 1993 году концертном альбоме Сome Hell or High Water.

«Битлз» «Because»

Вошедшая в последний альбом группы Abbey Road «Because» — одна из самых красивых битловских композиций, незаслуженно не причисляемая к числу общепризнанных шедевров.

Истоки этой ленноновской песни — в Бетховене. Йоко Оно до того, как обратилась в веру авангарда, успела освоить классическое фортепиано и как-то летом 1969 года, сидя за роялем, стала наигрывать «Лунную сонату». Лежавший на диване Леннон встрепенулся. «Можешь сыграть те же аккорды задом наперед?», — попросил он.

Услышав «перевернутую» версию бетховенской сонаты, вдохновленный Леннон тут же наиграл свою мелодию. В записи она превратилась в величественный, поистине классический хорал, в котором утроенные голоса Леннона, Маккартни и Харрисона звучат в сопровождении электрифицированного клавесина Джорджа Мартина.

«Because» вовсе не обязательно прослушивать в обратную сторону, чтобы ощутить в ней явственное бетховенское влияние.

Мигель Риос «Song of Joy»

«Ода к радости» — написанный на текст Фридриха Шиллера финал Девятой симфонии Бетховена — еще в XIX веке был источником многочисленных заимствований, в том числе Шубертом и Чайковским.

В 1972 году мелодия была признана официальным гимном Совета Европы, а впоследствии и Европейского союза.

Гимн Евросоюза — далеко не единственное ее внемузыкальное, политизированное использование.

В Чили «Оду» пели активисты на антиправительственных демонстрациях в годы пиночетовского режима. Китайские студенты запустили ее из репродукторов на площади Тяньаньмэнь в июне 1989-го. В том же 1989-м в рождественский день Леонард Бернстайн дирижировал оркестром на месте только-только разрушенной Берлинской стены, причем слово «Freude» было заменено на слово «Freiheit» и «Ода к радости» стала «Одой к свободе». Она прозвучала в заключении речи Эммануэля Макрона на площади перед Лувром после его победы на президентских выборах во Франции в 2017 году.

В поп-хит «Оду к радости» превратила сделанная еще раньше, в 1969 году, совершенно неполитизированная версия классической бетховенской мелодии. Аранжировку сделал аргентинский композитор Вальдо де лос Риос, а спел ее по-английски под названием «Song of Joy» испанский певец и актер Мигель Риос.

В 1970 году песня пользовалась колоссальной популярностью, взойдя на первые места хит-парадов в Австралии, Канаде, Германии, Швейцарии и в категории Easy Listening в США. В поп-чартс в США она поднялась до 14-го места, а в Британии до 16-го. Всего по миру сингл был продан в количестве свыше четырех миллионов экземпляров.

Билли Джоэль «This Night»

Билли Джоэль не случайно написал песню «Piano Man», давшую ему известное на весь мир прозвище. В детстве по настоянию матери он занимался классическим фортепиано, и до того, как стать певцом, зарабатывал себе на жизнь игрой на пианино в ночных клубах Нью-Йорка.

К классике он в своей профессиональной карьере практически не обращался, но следы ее проявились в его песнях. В частности в песне «This Night» из вышедшего в 1983 альбома Innocent Man.

Альбом был на самом деле трибьютом артистам и музыкантам 1950-60-х годов, которые формировали музыкальный язык и стиль Билли Джоэля — от пионеров музыки соул Джеймса Брауна и Уилсона Пиккета до ду-воп групп Drifters и Teenagers, от основателей классического рок-н-ролла Литтл Ричарда и Джерри Ли Льюиса до столпов суперпопулярного афроамериканского лейбла Motown — групп Supremes и Temptations.

Среди этих поп-влияний нашлось место и любимому классическому композитору Джоэля — великому Людвигу ван Бетховену.

«This Night» самым непосредственным образом основана на мелодии и гармонии Adagio cantabile — второй части бетховенской «Патетической сонаты».

«Патетическая соната», как и другие сонаты Бетховена, предназначалась для сольного фортепиано. Джоэль значительно ускорил ее темп и добавил рок-инструментовку, но оригинальная гармония и мелодия легко узнаются в припеве песни. Основную тему, которая у Бетховена отведена правой руке, Джоэль поет, а гармоническую прогрессию левой руки исполняет аккомпанирующий ему ансамбль.

В отличие от многих других поп- и рок-артистов, которые далеко не всегда указывали на заимствованную ими музыку, Джоэль назвал на обложке альбома «Патетическую» в качестве источника своей песни.

Дань Бетховену от Билли Джоэля этим не ограничивается. В его концертах нередко звучал торжественный финал знаменитой Девятой симфонии.

Лунная соната | работа Бетховена

Лунная соната , по названию Соната для фортепиано № 14 до-диез минор, соч. 27, No. 2: Sonata quasi una fantasia , сольное фортепианное произведение Людвига ван Бетховена, восхищавшееся прежде всего своей загадочной, мягко арпеджированной и, казалось бы, импровизированной первой частью. Пьеса была завершена в 1801 году, опубликована в следующем году и представлена ​​самим композитором, слух которого все еще оставался адекватным, но уже ухудшался в то время.Прозвище Moonlight Sonata восходит к 1830-м годам, когда немецкий поэт-романтик Людвиг Реллштаб опубликовал обзор, в котором он сравнил первую часть пьесы с лодкой, плывущей в лунном свете на озере Люцерн в Швейцарии. Бетховен посвятил работу графине Джульетте Гвиччарди, 16-летней аристократке, которая была его ученицей в течение короткого времени.

Британская викторина

Викторина: Кто ее написал?

Подберите сонату, концерт или оперу к ее композитору.

Лунная соната была конструктивно и стилистически выдающейся в свое время. Большинство сонат конца 17-го и начала 18-го веков состояли из достаточно оживленной, тематически четко определенной первой части, более приглушенной второй части и яркой заключительной части. Moonlight , напротив, предлагал мечтательную первую часть, несколько более живую вторую часть и заключительную часть, которая была откровенно бурной. Финал Moonlight произвел такой фурор, что несколько струн пианино порвались и застряли в молотках во время премьеры произведения.В самом деле, в годы упадка слуха Бетховен, как известно, играл тяжелой рукой, вероятно, для того, чтобы лучше слышать музыку.

Людвиг ван Бетховен

Людвиг ван Бетховен, литография по портрету Фердинанда Шимона 1819 года, ок. 1870.

Библиотека Конгресса, Вашингтон, округ Колумбия (номер файла LC-DIG-pga-02397)

Общий стиль Moonlight Sonata также был новаторским, о чем свидетельствует подзаголовок Sonata quasi una fantasia ( «Соната в стиле фантазии»), которую приложил к произведению сам композитор.Подзаголовок напоминает слушателям, что произведение, хотя технически это соната, наводит на мысль о свободной импровизированной фантазии. Действительно, арпеджио — последовательное воспроизведение нот аккорда, которое остается обычным импровизационным приемом в 21 веке, — пронизывает все три части Moonlight Sonata и в конечном итоге создает темы и мотивы, составляющие основу произведения.

Бетси Шварм

Узнайте больше в этих связанных статьях Britannica:

Лучшие записи Лунной сонаты Бетховена

Лунная соната — не только самая известная из сонат Бетховена , но и кандидат на звание самого известного когда-либо написанного серьезного музыкального произведения », — утверждает Чарльз Розен в своей книге о Сонаты для фортепиано.Но это первая часть с ее гипнотическими тройками, которая так знаменита — многие люди никогда не слышали остальных.

Читайте обзоры последних записей Бетховена здесь

Бетховен показал себя мастером сонаты в своих предыдущих 13 фортепианных сочинениях, и ему не терпелось попробовать что-то другое, поэтому он назвал свои две соч. 27 сонат «quasi una fantasia». У этого, второго, сначала медленное движение, затем короткое двусмысленное среднее движение и, наконец, ужасающее presto , о котором Розен пишет: «Даже сегодня, 200 лет спустя, его свирепость поразительна».

Спектакли следует оценивать прежде всего по тому, насколько потрясающе звучит последнее движение, а не по тому, погрузит ли первое вас в состояние блаженства…

Лучшая запись Лунной сонаты Бетховена.

.

Стивен Ковачевич (1999)
EMI 623 0812

Из примерно 300 доступных записей так много хороших, что выбирать победителя более чем обычно глупо. Но я считаю, что рассказ Стивена Ковачевича не менее хорош, чем любой другой, который я слышал, несмотря на слегка приглушенный звук EMI.

Он не готовит еду из первого движения, удерживая эти шепчущие тройни на своих местах, позволяя кульминационным моментам, которые не большие, выходить из общего уровня движения и погружаться в него естественным образом, как если бы оно было дыханием.

Бетховен предписывает, чтобы это движение игралось без приглушения, т. Е. Не приближая молотки к струнам, но также чтобы педаль сустейна удерживалась нажатой на длительные промежутки времени. Это сработало бы лучше на его фортепиано, чем на нашем, где слишком много педалей приводит к более атмосферной дымке.

Среднюю часть, которая представляет собой своего рода загадку, Ковачевич играет без особого акцента, оставляя впечатление — верное, как мне кажется, — почти банальной нормальности между двумя причудливыми соседями.

Но затем он бросается в последнюю часть, четко артикулируя эти яростные арпеджио; два грохочущих аккорда в кульминации каждого звучат жестоко, но не для ушей, как их произносят слишком многие пианисты.

Еще три великие записи Лунной сонаты Бетховена

Раду Лупу (1972)
Decca 478 2340 (10 компакт-дисков)

Многие исполнения Moonlight Sonata практически неотличимы, что не обязательно является критикой.Но румын Раду Лупу совершенно индивидуален — и это тоже не критика, по крайней мере, в его случае.

Он открывает сонату очень тихо, очень мягко — готов поклясться, что он использует софт-педаль — и создает почти ореол звука Дебюссиана , несомненно чувственный эффект, который является волшебным, но, безусловно, далеким от того, что мог бы себе представить композитор. Он также доводит движение до неявной кульминации, но сможете ли вы устоять перед убедительностью этой игры?

Короткая вторая часть, напротив, аккуратна и хорошо исполнена, а третья играется с волнами возбуждения, паузами для дыхания, а затем еще одним залпом звука.Decca обеспечивает самую теплую акустику из всех этих записей.

Эмиль Гилельс (1983)
DG 400 0362

Как только я послушал украинского пианиста Эмиля Гилельса, замечательно записанный Deutsche Grammophon, я задумался, как я могу найти кого-нибудь более великого. Но это эффект Гилельса — прямота и честность его игры.

С другой стороны, произведение, настолько знакомое до дурака, как, во всяком случае, первая часть, может сказать что-то от некоторой идиосинкразии, хотя бы для того, чтобы вывести нас из привычной реакции.

Я не думаю, что Гилельс в полной мере справляется с этим, хотя любопытно критиковать кого-то за то, что он, кажется, дает нам настоящую работу, без какой-либо промежуточной интерпретации.

Единственная возможная критика, которую можно критиковать в отношении этого превосходного артиста, заключается в том, что он никогда не производит впечатление почти потерявшего контроль, а последняя часть Moonlight безумна. Так что любой человек с нервным темпераментом может выбрать эту запись.

Геза Анда
Завещание SBT1070

Моим окончательным выбором легко мог бы стать Маурицио Поллини, Вильгельм Кемпфф или даже Поль Льюис, но я незаметно выбрал венгерского виртуоза Гезу Анду, потому что он, как и почти во всем, представляет свежий и несколько удивительный отчет.

Там, где другие ищут неуловимые тайны первой части, Anda со странной акустикой, кажется, больше заинтересована исследованием чужого звукового мира.

Он играет короткую вторую часть с почти комическим приличием, как если бы это была пьеса Гайдна, а затем кружится в последней части с большей чванливостью, чем яростью, так что вместо того, чтобы быть запуганным, как мы обычно, эффект один. восторга.

И то, чего следует избегать…

Клаудио Аррау
EuroArts 2058708

Мне больно это говорить, но компакт-диск Philips чилийского пианиста Клаудио Аррау и его живое выступление на DVD Euroarts — это, к сожалению, тяжелые дела, тяжелые по темпу и сообщающие не намного больше, чем усилия, на которые указывает пот на его лбу.

Он часто был выдающимся артистом, но иногда он оказал бы гораздо больше справедливости великому композитору, если бы он не так старался, и это, очевидно, два из таких случаев.

Женщина в сердце «Лунной» сонаты Бетховена

В ноябре 1803 года Джули вышла замуж за графа Венцеля Роберта фон Галленберга, композитора со скромными талантами и ограниченными средствами, с которым она переехала в Неаполь. Там ее жизнь, никогда не скучная, стала еще более драматичной. Она познакомилась с Иоахимом Мюратом, королем Неаполя, и его женой Каролиной, младшей сестрой Наполеона.В октябре 1814 года Джули появилась на Венском конгрессе, ассамблее, реорганизовавшей Европу после наполеоновских войн. Согласно записям местной полиции, она была «эмиссаром» Муратов, которые хотели убедиться, что они сохранят свое королевство.

В городе, кишащем шпионами, Джули была одной из многих, но у нее были определенные преимущества. Ее невестка, графиня Элеонора фон Фукс, была замужем за императорским камергером, а, по данным венской полиции, Джули была любовницей известного саксонского дипломата.Видела ли она Бетховена во время поездки? Об этом нет никаких записей, но он был музыкальной звездой Конгресса, дирижируя своей напыщенной «Победой Веллингтона» и Седьмой симфонией перед толпой корифеев. Трудно поверить, что Джули не встретила бы его.

Их жизни снова пересеклись в 1822 году, когда Джули и Галленберг вернулись в Вену, где его наняли в Theater am Kärntnertor. Kärntnertor навсегда останется в памяти по одному событию: премьере Девятой симфонии Бетховена в 1824 году.Неужели Джули сидела в ту ночь в коробке, чтобы послушать возносящуюся «Оду к радости»? Опять же, нет никаких доказательств.

Но Антон Шиндлер, секретарь Бетховена и ранний биограф, встретил Галленберга в Кернтнерторе. Это побудило Бетховена вспомнить о Джули: он утверждал, что Джули любит его больше, чем своего мужа, и что после свадьбы она приходила к нему в слезах, но он ее отверг. Однако, зная о ее финансовых затруднениях, он через друга договорился дать Галленбергу деньги.

Казалось бы, он не совсем забыл свою «милую, очаровательную девушку». После смерти Бетховена в 1827 году друзья обнаружили несколько предметов, спрятанных в секретном отсеке ящика стола. Среди них письмо «Бессмертный возлюбленный» и две портретные миниатюры. Одним из них был образ «а ля Титус», который, как полагают, принадлежал Джули Гвиччарди.

Патрисия Моррисро — автор книги «Мэпплторп: биография» и романа «Женщина в лунном свете», выходящих в сентябре.

«Лунная» соната Бетховена: откройте для себя фортепианный шедевр 1801 года

23 ноября 2020, 14:14

Написанное между 1801 и 1802 годами, это популярное произведение является одним из самых известных фортепианных произведений Бетховена.

Несмотря на свое прозвище, в понимании Бетховена это никогда не была «Лунная соната». Вместо этого композитор казался вполне довольным довольно заурядным названием Сонаты № 14 для фортепиано.

Но когда немецкий критик Людвиг Реллштаб описал знаменитую вступительную часть сонаты как сродни лунному свету, мерцающему над озером Люцерн, он создал описание, которое переживет композитора.

Во многих отношениях Бетховен был революционером.Больше, чем любой другой композитор своего времени, он отвечал за продвижение условностей и гостеприимство в романтическую эпоху классической музыки.

Эта работа является ярким примером его отказа следовать статус-кво: традиционная модель «быстро-медленно-быстро» должна звучать в сонате.

Подробнее: Исследование показало, что Лунная соната Бетховена — самая популярная музыка для засыпания>

Вместо этого — и это удивительно для того времени — он решил начать с медленного гипнотического набора арпеджио (здесь ноты аккорда разбиваются и воспроизводятся одна за другой, а не все одновременно).

Буря и драма, безусловно, наступают, но не раньше второй части, зрители того времени ожидали, что они будут задумчивыми и спокойными. Это всего лишь один из способов, которыми Бетховен был готов перевернуть предсказуемое с ног на голову и создать совершенно новые формы музыки.

Сегодня «Лунный свет» (или «соната в стиле фантазии», как Бетховен предпочитал называть ее субтитрами) является самой известной и любимой сольной фортепианной пьесой композитора.

Что нужно знать о Лунной сонате Бетховена

Лунная соната Бетховена — одно из самых знаковых произведений западной классической музыки.Арпеджио, похожее на фэнтези начало первой части, в частности, вошло в коллективное культурное музыкальное знание. Но что вы должны знать о Moonlight Sonata ? Читайте дальше, чтобы узнать!

Feature image: Under the Moonlight / используется в соответствии с CC BY-SA 2.0

Лунная соната Бетховена : Основные факты

Во-первых, просто послушайте. Вы можете запустить это видео и продолжать прокрутку вниз, чтобы читать, пока слышите музыку.

Официальные названия: Соната quasi una Fantasia , Соната для фортепиано № 14 до-диез минор, соч. 27 № 2

Ник: Соната «Лунный свет»

Композитор: Людвиг Ван Бетховен (1770-1827)

Дата составления: 1800-1801; опубликовано в 1802 году, посвящено его ученице графине Джульетте Гвиччарди

Оригинальные инструменты: фортепиано соло

Полная длина пьесы: 14-15 футов (в зависимости от темпа исполнителя), 3 части (I.Adagio sostenuto II. Аллегретто III. Престо агитато)

Длина первого механизма (узнаваемого): около 5’20 «-6 ‘длиной

Moonlight Sonata Sheet Music

Поскольку ноты для фортепиано Moonlight Sonata были впервые опубликованы в 1802 году (и при этом опубликованы во всем мире), партитура для фортепиано находится в открытом доступе. Это означает, что можно получить бесплатные и легальные версии произведения в Интернете и распечатать их для себя.

Самая чистая (бесплатная, общественное достояние) версия партитуры Moonlight Sonata для фортепиано — это 4 МБ, высококачественная отсканированная версия партитуры Петерса ; в нем есть изображения с высоким разрешением, которые можно без проблем распечатать на бумаге разного размера, а также предложены варианты аппликатуры фортепиано. Однако, если размер файла является для вас проблемой (например, если у вас низкая скорость загрузки или компьютер / устройство не может обрабатывать PDF-файлы с высоким разрешением), я бы порекомендовал меньшую (1,69 МБ) оценку Breitkopf & Härtel.

Если вам интересно, вы также можете взглянуть на оригинальные рукописные наброски пьесы, которые начинаются с такта 14 или примерно 50-55 секунд (в зависимости от того, как быстро вы играете). Вы также всегда можете просмотреть на IMSLP.org другие бесплатные партитуры, если ни одна из этих версий вам не понравится.

Существует несколько видеороликов, в которых синхронизирует партитуру с записью пьесы , так что вы можете следить за ней, не имея отдельной копии партитуры самостоятельно.Лучшее, что я видел (с точки зрения хорошей записи + хорошей синхронизации партитуры), — это видео, в котором представлена ​​оригинальная запись Лунной сонаты , сделанная пианистом Артуром Шнабелем:

Джеки Тран / YouTube

Краткая история Лунной сонаты

Бетховена

Лунная соната была написана в 1800–1801 годах, когда Бетховен жил в Вене. В этот момент своей жизни Бетховен еще не полностью оглох, но его слух начал серьезно ухудшаться. Фактически, Heiligenstadt Testament (где Бетховен писал о своем осознании и борьбе с потерей слуха и его постоянством) был написан в следующем 1802 году.

То, что потеря слуха Бетховена уже стала очевидной, делает апокрифическую историю о том, как Moonlight Sonata получила свое название, еще более острой. В середине 19 века (после смерти Бетховена) возникла апокрифическая история о том, как Бетховен встретил слепую девушку, играющую на пианино, и был так тронут ею и лунным светом, струящимся в комнате, что он был вдохновлен бежать домой и записать кусок.Есть также похожая романтическая история о том, как Бетховен закрутил роман со студентом, которому была посвящена пьеса.

Увы, ни одна из этих красочных сказок не имеет под собой никакой фактической основы. Прозвище «Лунная соната» на самом деле композитор дал пьесе не так; вместо этого русский музыкальный писатель Вильгельм фон Ленц сообщил, что немецкий музыкальный критик и поэт-романтик 1830-х годов по имени (Генрих Фридрих) Людвиг Реллштаб был первым, кто описал произведение как относящееся к лунному свету. Реллштаб, как сообщается, назвал сонату «лодкой, посещающей при лунном свете примитивные пейзажи Фирвальдштеттерзее в Швейцарии». А Джульетта Гвиччарди, посвятившая пьесу, сама развенчала слух о том, что у нее был роман с Бетховеном, и пьеса напомнила ему о ней.

Сам Бетховен был удивлен, но не совсем доволен популярностью произведения. История гласит, что Бетховен однажды пожаловался своему другу-музыканту Карлу Черни, что всем нравится Piano Sonata No.14 до-диез минор (Лунная соната ), хотя сам Бетховен чувствовал, что написал лучшие (или, по крайней мере, более интересные) пьесы:

«Все всегда говорят о Сонате до-диез минор! Конечно, я написал лучшие вещи. Есть Соната фа-диез мажор — это что-то совсем другое».

Почему так популярна

Moonlight Sonata ?

Так что же сделало Moonlight Sonata такой популярной с момента ее первого выступления до наших дней?

Некоторые люди приписывают популярность Moonlight Sonata (и, в частности, первой части) тому особому настроению, которое она создает .

Музыковед Джозеф Керман предполагает, что часть его привлекательности (особенно для первой части) исходит из «полуимпровизационной текстуры, единства настроения и особенно самого настроения — этого романтического mestizia , который поразит всех, кроме самый каменный из слушателей к концу первой фразы мелодии ».

Хотя это разумная позиция, также трудно понять, исходит ли настроение слушателя от самой музыки или от культурного дискурса, окружающего Moonlight Sonata .

Конечно, часть привлекательности произведения может быть вызвана тем фактом, что оно имеет контрастных текстур и гармоний, которые легко поддаются интерпретации . Как сказал сам Бетховен, это произведение quasi una fantasia — вроде фантазии.

Прозвище «лунный свет» и связанные с ним образы также способствовали поддержанию популярности этого произведения на протяжении многих лет. Хотя с Moonlight Sonata нет никакого повествования, ассоциация пьесы с лунным светом на озере дает многим слушателям твердую отправную точку.

Особенно по сравнению с более абстрактными произведениями 20-го века (и более поздних), Moonlight Sonata удается удерживать границу между , избегая слишком явного t (это то, о чем эта пьеса, вы должны услышать это в штука) и слишком расплывчато (ты сам по себе).

Часть популярности Moonlight Sonata также, без сомнения, проистекает из ассоциации, которую она имеет с глухотой Бетховена.

Бетховен стал легендарной фигурой, воплощением измученного художника, который теряет смысл, наиболее важный для его искусства, а тот факт, что Лунная соната была написана во время потери слуха Бетховена, говорит многим слушателям.

Бесконечные тройные арпеджио в басу в сочетании с неприукрашенной мелодией в среднем регистре фортепиано дают слушателю почти ощущение, будто правая рука пианиста вопит против капризов судьбы.

Чтобы глубже погрузиться в непреходящую популярность Moonlight Sonata , послушайте этот подкаст NPR.

Лунная соната Бетховена : быстрый и грязный анализ

Прежде всего, что делает лунную сонату сонатой? В эпоху классической музыки (обычно 1750-1825 или около того) «соната» означала пьесу с несколькими частями для фортепианного соло (например, Лунная соната ) или для фортепиано и других инструментов.

Первая часть или часть этих пьес обычно имеет форму сонаты: вводная часть , пояснительная часть (экспозиция ), вторая часть, где развиваются темы из первой (развитие ), и заключительный раздел, где есть возврат к темам первого раздела, измененный некоторыми гармоническими путешествиями, имевшими место во время разработки (перепросмотр ).

В Лунной сонате первая часть начинается в до-диез минор, переходит к доминанте (соль-диез мажор) и возвращается к тонике (до-диез минор), что типично для сонатной формы.

Лунная соната также примечательна тем, что характеры различных движений отличаются от стандартных классических сонат конца 18-го / начала 19-го века.

Вместо того, чтобы делать движения быстро-медленно-быстро, Лунная соната вместо этого нарастает с течением времени , начиная с созерцательной вводной части, переходя к более легкому, но более быстрому ощущению второй части и заканчивая бурной третьей. движение.

Лунная соната

в поп-культуре

Лунная соната Бетховена на протяжении многих лет появлялась во множестве неклассических произведений.Вот лишь несколько примеров того, как Moonlight Sonata использовалась в поп-музыке:

Лунная соната также вошла в историю мультфильмов, когда она использовалась в качестве аккомпанемента к песне в специальном анимационном анимационном фильме «Ты хороший человек, Чарли Браун» (позже превратилась в песню «Шредер» в бродвейском мюзикле. приспособление).

Чтобы увидеть полный список появлений Moonlight Sonata в неклассической обстановке, посетите этот сайт.

Аранжировки Лунной сонаты

Помимо сэмплов других исполнителей, Moonlight Sonata также была аранжирована для множества других инструментов.

Версии Moonlight Sonata для фортепиано с оркестром — это скорее расширение оригинальной пьесы, тогда как некоторые другие инструменты немного более авантюрны (и требуют большего количества изысков со стороны аранжировщика).

Гитара (классическая / акустическая и электрическая)

Из всех различных оркестровок Moonlight Sonata гитарные аранжировки имеют тенденцию быть особенно успешными , потому что гитара позволяет легко арпеджио и комбинации мелодии / аккомпанемента.

Маримба

Поскольку фортепьяно технически является ударным инструментом, неудивительно, что маримба , вибрафон, глокеншпиль или другие перкуссионные аранжировки из первоначально созданной для фортепиано Moonlight Sonata работают хорошо.

Карильон

Карильон похож на другие клавишные инструменты, такие как фортепиано и орган, в нем используются как клавиши, так и ножные педали, но он уникален тем, что обычно находится на колокольне и включает звон в большие колокола . Исполнители не могут видеть публику, и наоборот, из-за чего может казаться, что музыка исходит из самой атмосферы (или лунного света) — эффект особенно силен, когда произведение столь же впечатляюще, как Лунная соната .

Classical

Moonlight Sonata Маш-ап

Наконец, есть исполнители, которые использовали Moonlight Sonata в качестве средства преодоления классической и поп-музыки. Слияние этих двух вещей особенно очевидно в «Moonlight», где задействована электрическая виолончель и сэмплы других классических пьес, разбросанные повсюду.

Как играть

Лунная соната : Советы по исполнению

Эти советы особенно подходят для игры первой части ( I.Adagio sostenuto ), но в равной степени применимы и к остальной части произведения.

# 1: Удерживайте темп

Не торопитесь листать записи — если есть какая-то пьеса, которая не является гонкой за финиш, это первая часть Moonlight Sonata . Вот красивая запись более медленной, более продолжительной (состенуто!) Интерпретации первой части Лунной сонаты Энни Фишер:

Не торопиться — также ключ к усвоению следующего совета.

# 2: Поддерживайте постоянный ритм

Тот факт, что темп медленный, не означает, что вы можете перемещаться по нотам повсюду и игнорировать записанный ритм. Частью гипнотического убаюкивающего эффекта первой части являются устойчивых триоли в басу (по большей части) на фоне пунктирной восьмой и шестнадцатой ноты (или пунктирной четверти-полуквавера) в правой руке — чем дальше вы отклоняетесь вне этих отношений, произведение будет иметь меньшее влияние на слушателя.

# 3: Фишка больше суммы ее купюр

Получение правильных нот и ритмов — важная часть разучивания любой пьесы, но вы не должны считать себя «законченным разучиванием» пьесы только потому, что вы усвоили основы. Ноты важны, но такие вещи, как динамика (насколько громко или тихо вы играете) и артикуляция — это вишенка на торте Moonlight Sonata .

Поскольку она написана для фортепиано, Moonlight Sonata имеет ограниченный диапазон выразительности (просто из-за ограничений инструмента), но это не значит, что выразительности там не должно быть.S Незначительные различия в том, насколько сильно вы нажимаете клавиши и насколько сильно вы позволяете затуханию звука, могут иметь огромное влияние на влияние, которое произведение оказывает на аудиторию (или слушателя, если вы не выступаете формально).

Музыкальный торт, для Lois / Flickr

Лучший способ выучить

Лунная соната

Выучить Лунную сонату можно на слух, по нотам или используя их комбинацию.Если вы уже умеете читать ноты, то это, вероятно, лучший вариант — изучение Лунной сонаты по партитуре приблизит вас к замыслу Бетховена (поскольку для игры на слух требуется посредник).

Как и большинство пьес, лучший способ выучить Moonlight Sonata — это выучить часть за разделом и в конечном итоге собрать , вместо того, чтобы пытаться проигрывать ее каждый раз, когда вы тренируетесь.

Если вы изучаете Moonlight Sonata на слух, изучение ее понемногу также является хорошей идеей.Да, это будет включать в себя прослушивание одних и тех же 10 секунд пьесы снова и снова, но как только вы получите этот паттерн из арпеджио-триоли в левой руке и не-триолей в правой руке на вниз, остальная часть движения будет быть проще. Если вы знаете, как играть на гитаре или другом аккордовом инструменте, вы, возможно, обнаружите, что вкладки Moonlight Sonata также помогут вам лучше выучить определенные нотные паттерны.

Можно дополнить ваше изучение Лунной сонаты нотами с записями пьесы (и получить лучшее как от обучения на слух, так и от обучения, читая музыкальные миры), но у этого метода есть свои проблемы. Некоторые исполнители не любят слушать версии пьес во время работы над ними, потому что боятся, что это повлияет на их интерпретацию, но повсеместное распространение Лунной сонаты в культуре затрудняет ее избежание.

Лично я стараюсь не слушать другие интерпретации пьес, когда учу их, но может быть полезно (если вы боретесь с тем, как звучат ноты) послушать версию MIDI, например эту:

Хитрые части

Лунной сонаты

То, что каждый исполнитель находит сложным, будет в некоторой степени меняться от человека к человеку.Например, большие расстояния между нотами в аккордах левой руки в первой части будут труднее для людей с меньшими руками, в то время как арпеджио может быть более трудным для людей с ригидностью или артритом в пальцах.

Что касается самих нот Moonlight Sonata , я думаю, что самая сложная часть (первой части) происходит во время разработки (мм. 31-39), с натиском неконтролируемых случайностей (естественные , острые предметы и даже некоторые двойные колющие предметы).

Что это за махинации, Бетховен?

Педалирование, или управление сустейном и затуханием нот, также является сложной задачей для этой пьесы. Примечания Бетховена в начале Лунной сонаты,

«Si deve suonare tutto questo pezzo delicatissimamente e senza sordini»

(Перевод: всю пьесу следует играть с максимально тонким и беззвучным звуком).

Этот эффект, без сомнения, звучал бы жутко и красиво на фортепиано 1801 года, но современные пианино имеют более длинные сустейны, а это означает, что , удерживая педаль сустейна на протяжении всей пьесы, скорее всего, приведет к нечеткому звуку .Для более полного обсуждения различных вариантов педалирования, обычно используемых в Moonlight Sonata , ознакомьтесь с полным руководством здесь.

В конечном итоге, исполнитель должен интерпретировать то, что кажется правильным (и звучит правильно) для ее , точно так же, как слушателям решать, какое исполнение или запись звука Moonlight Sonata лучше всего для них. .

Что дальше?

Выше мы упоминали мелодии и гармонии, но что именно означает мелодия или гармония? Узнайте о различиях между мелодиями и гармониями здесь.

Хотите узнать больше о фортепианной музыке Бетховена? Прочтите нашу статью о Für Elise.

Думаете поступить в консерваторию? Ознакомьтесь с нашей статьей о лучших музыкальных школах США здесь.

Странная магия Лунной сонаты Бетховена

Луна

Фадель Сенна / AFP / Getty Images

Много музыки, предназначенной для релаксации, которую можно было бы классифицировать как медитацию или музыку нового века, на самом деле довольно скучно .Стремясь создать успокаивающие, успокаивающие звуки, в этом типе музыки отсутствует какое-либо напряжение.

Напротив, Соната для фортепиано № 14 до-диез минор Бетховена, которую он назвал «Quasi una Fantasia (Почти фантазия)», наполнена диссонансом — именно это и делает ее столь эффективной как музыкальное произведение, которое может помочь вам расслабиться.

Впервые я познакомился с произведением, широко известным как «Лунная соната», моим другом, который проектировал звук для шоу одной женщины, которое я создавал.Мой друг предложил первую часть сонаты для катарсического момента пьесы. С тех пор Лунная соната остается музыкальным произведением, к которому я возвращаюсь, когда чувствую беспокойство или переживаю эмоциональный период.

Это может показаться нелогичным, но позвольте мне объяснить. Я сравниваю этот опыт с одним из моих любимых упражнений на расслабление, когда вы ложитесь на спину и создаете напряжение в различных точках тела. Сначала вы сжимаете пальцы ног, затем икры, затем бедра и так далее.Использование мышц для создания кратковременного напряжения помогает им впоследствии расслабиться. Когда я не могу заснуть, это очень помогает.

Лунная соната работает примерно так же. В первой части, которая является моей любимой, сломанные минорные аккорды, сыгранные правой рукой, противостоят октавам, сыгранным левой, вызывают убаюкивающую печаль. Это создает меланхолическое настроение, которое охватывает вас еще до того, как мелодия начинается всерьез, с бормотанием, почти отчаянной болью. Есть чувство облегчения, но также и ожидание того, что будет дальше.

Мелодия настолько проста, но она строится и строится, вызывая образы, которые будут отличаться для каждого человека, слушающего ее. Баланс между тревогой и самообладанием обеспечивает эмоциональную поездку, которая в конечном итоге дает чувство освобождения. Он напоминает вам, что даже в самые неуверенные моменты жизни в конце концов все будет хорошо.

Возможно, это неотъемлемая часть драмы Лунной сонаты (я имею в виду, эй, это Бетховен), что музыка так часто используется в фильмах. Сид и Нэнси , Misery , Immortal Beloved , Crimson Tide и The Pianist — лишь несколько примеров.Музыка обеспечивает идеальный элемент конфликта и разрешения для сопровождения повествования, особенно на пике эмоций.

Именно по этой причине меня привлекает это музыкальное произведение, когда я чувствую себя расстроенным или неуравновешенным. Это помогает мне проникнуть внутрь, найти узел отчаяния или несчастья и позволить ему ускользнуть.

Шейла Риган — писатель из Миннеаполиса. Она часто пишет для Twin Cities Daily Planet и City Pages , а также другие публикации.


Заинтересованы в написании классической музыки для Classical MPR? Хотите рассказать историю о классической музыке? Ждем вашего ответа!

Галерея

Полноэкранный слайд Предыдущий слайд

1 из 1

Луна

Фадель Сенна / AFP / Getty Images

Следующий слайд

9 фактов о Лунной сонате Бетховена — популярная Бетховен

Лунная соната Бетховена — не только одна из самых популярных композиций , но есть и много интересных аспектов! Вот их девять, посмотрите!

1.Какая история стоит за названием «Лунная соната»?

Знаменитая Лунная соната Бетховена была опубликована в 1801 году как op. 27./2. Лунная соната (по-немецки «Mondscheinsonate») — это запоминающееся название дал поэт Людвиг Реллштаб гораздо позже, в 1830-х годах. Он сравнил первое движение с лодкой, плывущей по озеру Люцерн в Швейцарии.

2. Что вдохновило Бетховена в случае первой части Лунной сонаты?

По словам Эдвина Фишера, в библиотеке в Вене он нашел записи, написанные Бетховеном, подтверждающие теорию о том, что первая часть была вдохновлена ​​сценой убийства Дона Жуана Моцарта.Если так, то первая часть — сцена смерти.

3. Как сам Бетховен назвал Лунную сонату?

Бетховен назвал это Соната quasi una fantasia . Значение: соната в стиле фэнтези .

4. В чем уникальность Лунной сонаты Бетховена?

Эта соната для фортепиано обладает уникальной атмосферой, чего раньше не слышали. У него завораживающее и в то же время убитое сердце настроение.

Еще одним интересным фактом является то, что Бетховен предписывал играть всю первую часть с нажатой педалью сустейна, чтобы гармонии могли накладываться друг на друга, переходя друг в друга: «Si deve suonare tutto questo pezzo delicatissimamente e Senza Sordino» . Этого не может сделать современное пианино; сегодня это зависит от интерпретации игрока. Большинство пианистов согласятся, что на современных пианино правильное нажатие педали — это нажать на третье.

Согласно Берлиозу, движение адажио {первое} — одно из тех стихотворений, которые человеческий язык не знает, как квалифицировать .

5. Сколько движений в Лунной сонате?

Соната состоит из трех частей. Вопреки обычаям того времени, первое движение — медленное.

Первая часть — Адажио состенуто, до-диез минор
Длина: ~ 6:00

Вторая часть — Аллегретто и трио, тройная форма, ре-бемоль мажор
Длина: ~ 02: 20

Третья часть — Престо агитато, До-арфа минор, форма сонаты
Длина: ~ 6: 20

6.Лунная соната — классика или романтика?

Хотя это был еще классический период, эта соната представляет собой романтическое произведение. Так много эмоциональной риторики, такие контрастные движения не были типичны для классической музыки.

7. Кому Бетховен посвятил Лунную сонату?

Бетховен посвятил это произведение своей 16-летней ученице графине Джульетте Гвиччарди. Бетховен был влюблен в нее, но их роман в конце концов не увенчался успехом.

8. Что Ференц Лист сказал о второй части Лунной сонаты?

Лист сказал, что это маленький цветок между двумя пропастями . Обращение к первой и последней части как к двум возвышающимся музыкальным произведениям.

9. Что особенного в последней части Лунной сонаты?

По словам Чарльза Розена, , первая часть слишком хрупкая для современных инструментов, а последняя слишком массивна для современных .В первой части есть невыразимая тайна и трагедия, которая в конечном итоге приводит к ярости и ярости в последней части.

+1. Бетховен написал Лунную сонату уже будучи глухим?

Бетховен не был глухим, когда сочинял эту сонату в 1801 году.

Related Posts

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.