Цветаева стихи мой милый что тебе я сделала: Вчера ещё в глаза глядел — Цветаева. Полный текст стихотворения — Вчера ещё в глаза глядел

Содержание

Марина Цветаева — Вчера ещё в глаза глядел: читать стих, текст стихотворения полностью

Вчера ещё в глаза глядел,
А нынче — всё косится в сторону!
Вчера еще до птиц сидел,-
Всё жаворонки нынче — вороны!

Я глупая, а ты умен,
Живой, а я остолбенелая.
О, вопль женщин всех времен:
«Мой милый, что тебе я сделала?!»

И слезы ей — вода, и кровь —
Вода,- в крови, в слезах умылася!
Не мать, а мачеха — Любовь:
Не ждите ни суда, ни милости.

Увозят милых корабли,
Уводит их дорога белая…
И стон стоит вдоль всей земли:
«Мой милый, что тебе я сделала?»

Вчера еще — в ногах лежал!
Равнял с Китайскою державою!
Враз обе рученьки разжал,-
Жизнь выпала — копейкой ржавою!

Детоубийцей на суду
Стою — немилая, несмелая.
Я и в аду тебе скажу:
«Мой милый, что тебе я сделала?»

Спрошу я стул, спрошу кровать:
«За что, за что терплю и бедствую?»
«Отцеловал — колесовать:
Другую целовать»,- ответствуют.

Жить приучил в самом огне,
Сам бросил — в степь заледенелую!
Вот что ты, милый, сделал мне!
Мой милый, что тебе — я сделала?

Всё ведаю — не прекословь!
Вновь зрячая — уж не любовница!
Где отступается Любовь,
Там подступает Смерть-садовница.

Самo — что дерево трясти! —
В срок яблоко спадает спелое…
— За всё, за всё меня прости,
Мой милый,- что тебе я сделала!

Анализ стихотворения «Вчера еще в глаза глядел» Цветаевой

В творчестве М. Цветаевой большое место занимает любовная лирика. В этом жанре сильнее всего чувствуется искренность и глубина переживаний поэтессы. Одним из таких стихотворений является «Вчера еще в глаза глядел…» (1920 г.), посвященное О. Мандельштаму.

Отношения Цветаевой и Мандельштама, познакомившихся в 1916 г., были очень непростыми. Сложность ситуации заключалась в том, что влюбленные проживали в разных городах (Москва и Петербург), поэтому встречались редко, ограничиваясь перепиской, напоминавшей литературное состязание. К 1920 г. обоим стало понятно, что дальше так продолжаться не может. К тому же Мандельштам встретил женщину, с которой решил навсегда связать свою жизнь (Н Хазину). Узнав об этом, Цветаева отправила ему стихотворное послание «Вчера еще в глаза глядел…».

Поэтесса уже была готова к окончательному разрыву, но появление соперницы вызвало в ней возмущение. Очень проникновенно звучит повторяющийся рефрен «Мой милый, что тебе я сделала?». Очевидно, Цветаева была не готова к такому резкому прекращению отношений. С самого начала произведение четко разграничено на «до» и «после», между которыми находится роковое известие («вчера» — «нынче», «глупая» — «умен», «живой» — «остолбенелая»).

Поэтесса сразу же примыкает к лагерю всех брошенных женщин, чувствуя свое кровное родство с ними. Больше всего ее поражает внезапное кардинальное изменение отношений («Вчера еще — в ногах лежал!» — «Враз обе рученьки разжал»). Любимый человек поставил лирическую героиню перед свершившимся фактом, совершенно не интересуясь, как на нее повлияет это известие. Цветаева же была настолько ошеломлена, что сравнивает свое состояние с «колесованием», попаданием в «степь заледенелую».

Выход из любовного тумана лирическая героиня сравнивает с прозрением. Она считает, что уничтоженную Любовь неминуемо сменит Смерть-садовница, собирающая свой страшный урожай. Вряд ли Цветаева всерьез задумывалась о самоубийстве. Поэтический образ Смерти означает невыносимую боль от утраты, которая пройдет еще не скоро.

Цветаева очень мягко упрекает любимого человека, продолжая испытывать к нему нежные чувства. Вероятно, она в какой-то степени чувствует и свою вину в том, что не смогла его удержать. В финале поэтесса даже просит у любимого прощения и в последний раз задает свой единственный, напоминающий крик о помощи, вопрос: «Мой милый, что тебе я сделала?».

М Цветаева 👀 «Вчера еще в глаза глядел» стих с анализом

Общепринято считать, что стихотворение Марины Цветаевой «Вчера ещё в глаза глядел» посвящено только любви, но поэтесса взяла более высокую планку – в стихах просматриваются философские и пророческие нотки.

Послание мужу

🔥 Для анализа строк стоит вспомнить, в каком году они были написаны и чем тогда жила Цветаева. Пишется стихотворение в 1920 году, года терпит поражение Деникин, и остатки белой армии уходят через Крым в чужие земли. Покидает Россию и муж Марины Сергей Эфрон, который был белым офицером. Перед Цветаевой разворачиваются две трагедии – личная драма расставания с любимым человеком и крах вчерашних идеалов, падение трёхглавого орла царской России.

Строки:

Увозят милых корабли,

Уводит их дорога белая…

Лезвие войны

📝 Показывают момент отхода остатков белой гвардии после поражения Деникина на фронте гражданской войны. Корабли увозят не только милых, они увозят то, чем жила интеллигенция долгие годы.

Для Марины наступают тяжёлые времена – уехал муж, нет былой страны и на горизонте жизни туман. Просьба отпустить к мужу долго лежит под сукном, только в 1922 году власти отпускают Цветаеву в Европу. В момент написания строк она вообще не знает, увидит ли мужа или туман впереди станет мраком.

Марине в 1920 году 28 лет – пора расцвета, время для любви и творчества, но в душе стоит отчаянье, на фоне которого и пишутся стихи. О глубине отчаянья говорят строки:

Где отступается Любовь,

Там подступает Смерть-садовница.

Упрёк Цветаевой

👀 Цветаева знает, что скоро ей принимать решение, хотя в душе оно и принято – быть с мужем или разделить трагическую судьбу Родины. Марины выбирает первое – выбирает долг жены и женщины, оставляя гимн патриотизма тем, кто разрушил день вчерашний.

В стихотворение несколько раз повторяются строки:

Мой милый, что тебе я сделала?

❗️ В этом упрёк мужу, который сделал свой выбор в тяжёлую минуту в пользу Родины. Возможно, это долг и честь офицера, возможно, нечто большее. Так или иначе, Эфрон не стал прятаться под крылом семейного тепла, а вступил в армию Деникина и до последнего боролся за восстановление монархии. В стихах Цветаева обвиняет мужа, что он выбрал Родину, но сама она выбирает мужа.

Символичны последние строки, в которых она раскаивается:

— За всё, за всё меня прости,

Мой милый,- что тебе я сделала!

Шаг за шагом приходит понимания того, что Сергей не мог поступить иначе – это был его долг не только как офицера, но и как человека. Его выбор не в пользу семьи помог сделать Марине выбор в пользу мужа. Он не упал в её глазах, а наоборот поднялся, так как на деле показал, что он человек чести.

🔥 Сложное, тяжёлое, но сильное стихотворение, которое написала великая поэтесса в непростое для себя и страны время. Рекомендую, если не заучивать его до механики, то постараться вникнуть в глубину строк.


Читаем стих

Вчера еще в глаза глядел,
А нынче — всё косится в сторону!
Вчера еще до птиц сидел,-
Всё жаворонки нынче — вороны!

Я глупая, а ты умен,
Живой, а я остолбенелая.
О, вопль женщин всех времен:
«Мой милый, что тебе я сделала?!»

И слезы ей — вода, и кровь —
Вода,- в крови, в слезах умылася!
Не мать, а мачеха — Любовь:
Не ждите ни суда, ни милости.

Увозят милых корабли,
Уводит их дорога белая…
И стон стоит вдоль всей земли:
«Мой милый, что тебе я сделала?»

Вчера еще — в ногах лежал!
Равнял с Китайскою державою!
Враз обе рученьки разжал,-
Жизнь выпала — копейкой ржавою!

Детоубийцей на суду
Стою — немилая, несмелая.
Я и в аду тебе скажу:
«Мой милый, что тебе я сделала?»

Спрошу я стул, спрошу кровать:
«За что, за что терплю и бедствую?»
«Отцеловал — колесовать:
Другую целовать»,- ответствуют. 

Жить приучил в самом огне,
Сам бросил — в степь заледенелую!
Вот что ты, милый, сделал мне!
Мой милый, что тебе — я сделала?

Всё ведаю — не прекословь!
Вновь зрячая — уж не любовница!
Где отступается Любовь,
Там подступает Смерть-садовница.

Самo — что дерево трясти! —
В срок яблоко спадает спелое…
— За всё, за всё меня прости,
Мой милый,- что тебе я сделала!

                 14 июня 1920 года

Аудио Т. Бондаренко

Предлагаем послушать эти стихи в исполнении Татьяны Бондаренко. 

Марина Цветаева «Вчера еще в глаза глядел…» на английском языке

* * *

Вчера еще в глаза глядел,
А нынче — всё косится в сторону!
Вчера еще до птиц сидел,-
Всё жаворонки нынче — вороны!

Я глупая, а ты умен,
Живой, а я остолбенелая.
О, вопль женщин всех времен:
«Мой милый, что тебе я сделала?!»

И слезы ей — вода, и кровь —
Вода,- в крови, в слезах умылася!
Не мать, а мачеха — Любовь:
Не ждите ни суда, ни милости.

Увозят милых корабли,
Уводит их дорога белая…
И стон стоит вдоль всей земли:
«Мой милый, что тебе я сделала?»

Вчера еще — в ногах лежал!
Равнял с Китайскою державою!
Враз обе рученьки разжал,-
Жизнь выпала — копейкой ржавою!

Детоубийцей на суду
Стою — немилая, несмелая.
Я и в аду тебе скажу:
«Мой милый, что тебе я сделала?»

Спрошу я стул, спрошу кровать:
«За что, за что терплю и бедствую?»
«Отцеловал — колесовать:
Другую целовать»,- ответствуют.

Жить приучил в самом огне,
Сам бросил — в степь заледенелую!
Вот что ты, милый, сделал мне!
Мой милый, что тебе — я сделала?

Всё ведаю — не прекословь!
Вновь зрячая — уж не любовница!
Где отступается Любовь,
Там подступает Смерть-садовница.

Само — что дерево трясти! —
В срок яблоко спадает спелое…
— За всё, за всё меня прости,
Мой милый,- что тебе я сделала!

14 июня 1920
Марина Цветаева (1892-1941)

* * *

Just yesterday, you met my gaze,
Now you avoid it, grim and dark!
You used to stay till morning rays, —
Now, ravens have replaced the larks!

I’m just a fool, and you’re so wise,
You’re living and I’ve long turned numb.
O women’s ageless, timeless cries:
“My dear one, what is it I’ve done?!”

All blood and tears are merely water,
She bathes in them, becoming pretty.
Love is a step-mom — not a mother:
She’s cruel, unjust and feels no pity

Ships take our loved ones and set sail.
A white road takes them and they’re gone.
Across the earth, the women wail:
“My dear one, what is it I’ve done?!”

Last night, beside me, you lay low,
Comparing me to China’s power!
Then suddenly you let me go, —
And life, — a kopek — hit the ground!

As if in court for an infant’s murder,
I stood there, feeling rather stunned.
Even from hell, to you I’ll murmur:
“My dear one, what is it I’ve done?!”

I asked the chair, I asked the bed:
“Why all this pain? Why do I bother?”
“He got his kiss — you’re doomed to death:
And now, he’s off to kiss another.”

You’ve taught to live in the fire’s heat,
Now, in the icy steppe — I’m shunned!
That’s what, my dear, you’ve done to me!
My dear one, what is it I’ve done?

I know it all — don’t contradict me!
I see again — no more your lover!
Where Love departs, there, rather quickly,
Old Death-the-Gardener takes over.

Why shake the tree? The apples fall
Once they have ripened in the sun.
— Forgive me all, forgive me all,
My dear one, — that I’ve ever done!

Marina Tsvetaeva
Translation by Andrey Kneller

Похожие публикации:

100 САМЫХ ЧИТАЕМЫХ СТИХОТВОРЕНИЙ — МАРИНА ЦВЕТАЕВА «ВЧЕРА ЕЩЁ В ГЛАЗА ГЛЯДЕЛ…»

Вчера ещё в глаза глядел,

А нынче — всё косится в сторону!

Вчера ещё до птиц сидел, —

Все жаворонки нынче — вороны!

Я глупая, а ты умён,

Живой, а я остолбенелая.

О, вопль женщин всех времён:

«Мой милый, что тебе я сделала?»

И слёзы ей — вода, и кровь —

Вода, — в крови, в слезах умылася!

Не мать, а мачеха — Любовь:

Не ждите ни суда, ни милости.

Увозят милых корабли,

Уводит их дорога белая…

И стон стоит вдоль всей земли:

«Мой милый, что тебе я сделала?!»

Вчера ещё — в ногах лежал!

Равнял с Китайскою державою!

Враз обе рученьки разжал, —

Жизнь выпала — копейкой ржавою!

Детоубийцей на суду

Стою — немилая, несмелая.

Я и в аду тебе скажу:

«Мой милый, что тебе я сделала?!»

Спрошу я стул, спрошу кровать:

«За что, за что терплю и бедствую?»

«Отцеловал — колесовать:

Другую целовать», — ответствуют.

Жить приучил в самом огне,

Сам бросил — в степь заледенелую!

Вот что ты, милый, сделал — мне.

Мой милый, что тебе — я сделала?

Всё ведаю — не прекословь!

Вновь зрячая — уж не любовница!

Где отступается Любовь,

Там подступает Смерть-садовница.

Самo’ — что’ дерево трясти! —

В срок яблоко спадает спелое…

— За всё, за всё меня прости,

Мой милый, что тебе я сделала!

22.

03.2001 Марина Цветаева: «Главная моя душа – германская» | Анализ событий в политической жизни и обществе Германии | DW

Здравствуйте, дорогие друзья, в студии Виктор Вайц.

Сегодня мы расскажем вам о переселенке, которая превратила свое увлечение творчеством Марины Цветаевой чуть ли не в смысл жизни.

Лиллия Цибарт приехала в Германию на постоянное жительство почти 13 лет назад. Свой хлеб она зарабатывает уходом за пожилыми людьми в доме престарелых. А в свободное время увлекается творчеством Марины Цветаевой. И не просто увлекается. Она изучает неизвестные еще страницы биографии и творчества великой поэтессы во время ее пребывания в Германии. Мало того, Лиллия Цибарт сняла два фильма в Шварцвальде, где Марина Цветаева любила останавливаться.

Когда-то Марина Цветаева писала «Во мне много душ. Но главная моя душа – германская». Исследовать эту германскую душу великой поэтессы и пытается Лиллия Цибарт. С ней встретилась наш внештатный автор Эмма Рише.

С творчеством Марины Цветаевой Лиллия Цибарт впервые познакомилась в 1983 году. В одном из журналов она прочитала письма Цветаевой к Татьяне Кваниной и воспоминания последней. Захотелось прочитать стихи, но двухтомник поэтессы, вышедший в 1980 году, в Москве трудно было купить, а в казахстанском Актау, где жили ссыльные немцы, вовсе нереально. А через несколько лет Лилии подарили книгу Анастасии Цветаевой «Воспоминания».

    — Когда я прочитала эти «Воспоминания», захотелось увидеть заграницу, именно Германию, а в Германии не что-нибудь, а город Фрайбург…

Не думала тогда Лилли Цибарт, что всего через восемь лет она с семьей окажется в Германии, на юге страны, в Шварцвальде. Но, прибыв в Германию, каждый переселенец должен интегрироваться, а этот процесс для многих куда тяжелей, чем он кажется в России. Нужны знания немецкого языка, специальность, работа. Диплом техника-технолога по производству строительных материалов Лиллии не пригодился, после языкового курса она получила специальность сестры милосердия.

    — Специальность я не выбирала, она меня выбрала. Тогда была необходимость в сестрах по уходу за престарелыми, а мне нужна была крыша над головой. Мне сказали, если пойдете, мы Вам поможем найти квартиру. Я пошла. Благо, что я люблю старых людей, я могу это делать. Это очень тяжелая профессия. Был случай, когда пожилая женщина хотела броситься под машину, получилось, что она чуть меня не толкнула под машину.

Шок, страх, за ними последовали бессонница, потеря сил, а потом Лиллия подумала: хотя работа неблагодарная, но она неплохо оплачиваема, дает возможность финансировать образование дочери, воплотить некоторые планы. А кому из нас в новой стране что-то удается без напряжения душевных и физических силы. К тому же Лиллия здесь рассталась с мужем. С отцом ушел и сын.

    — Мне приходилось решать все проблемы самой, и в помощники, конечно, я взяла кого? Марину Цветаеву. Тот самый серебряный век, и приводила свою душу и нервы в порядок. Когда я приехала сюда, меня поразила красота Шварцвальда. Я все это в себя впитывала, я думала о тех, кто никогда не сможет увидеть Шварцвальд. Мне было жаль тех людей. Подумала, сейчас есть такое прекрасное средство как видео.

Лилли купила видеокамеру и стала снимать места, которые описывает Анастасия Цветаева. Сестры были в Шварцвальде в начале прошлого века, когда их мама Мария Цветаева, урожденная Майн, заболела туберкулезом. Марина в шесть лет умела не только читать, но и писать на русском и немецком языках. Много позже она напишет: «Как я любила — с тоской любила! До безумия любила! Шварцвальд. Золотистые долины, гулкие, грозно-уютные леса…» Во время съемок Лилли узнала, что шварцвальдский период в жизни поэтессы мало исследован, она осмелела и сказала себе: а что, если сделать фильм?

    — Моя дочь Кристина, ей было тогда десять лет, стала рассказывать подружке историю двух сестер, которые жили здесь. Это пребывание в Шварцвальде было последним счастливым временем для всей семьи, потом мама умерла. То есть, две девочки из нашего времени увлекаются, читают, видят себя на месте двух, переживают эту историю. На экране не Ася и Марина, а Кристина Цибарт и Маша Шерман. Мы снимали по оригинальным местам, как жили девочки в пансионе Еринк, если описывается «Штюбле», т.е. гостиная в «Ангеле», то нам разрешили снимать в «Ангеле». Более того, господин Хагенмайер нашел сервиз с вензелем Карл Майер, на котором едали Цветаевы. Мы снимали один год. Девочки жили целый год в Шварцвальде.

Процесс озвучивания оказался сложнее, до съемок дочь Лилли могла только говорить по-русски, читать не могла. По книге Цветаевой она научилась читать, а потом с увеличенных текстов книги озвучивала фильм. И вот фильм готов. В начале октября 1996 года дома у Лилли состоялась его премьера. А на следующий день улетела в Москву на четвертую Международную научно-тематическую конференцию, посвященную творчеству поэтессы Марины Цветаевой.

    — Я фильм привезла случайно. Но, когда они узнали, сделали один день, посвященный фильму. При показе этого фильма был директор Болшевского музея, директор Тарусского музея. Потом я опять приехала в Москву, привезла копии. Этот фильм показывали по каналу «Подлипки», подмосковное телевидение, в Иванове. Я слышала много признаний, что благодаря этому фильму тот период видится по-новому. Ирма Викторовна Кудрова, известный исследователь — цветаевед сказала: теперь я так пристально вижу детство Цветаевой.

Оказывается, Марина Цветаева еще раз приезжала в Шварцвальд. Об этом мало известно. И Лилли Цибарт собрала материал еще для одного фильма.

    — Второй раз Марина Цветаева приезжала в 1912 году. Она и Сергей Эфрон. Было свадебное путешествие. Были во Франции, Италии и на обратном пути заехали в Базель и были в Шварцвальде. Сохранилось письмо Сергея Эфрона сестре Елизавете и открытка Марины Цветаевой. Письмо и открытка написаны в один и тот же день, 7 мая 1912 года. Там фраза, что за два с лишним месяца пребывания Сергея в Европе ему ничто так не понравилось как Шварцвальд. Я пошла по стопам фразы. Где же гостиница, где они второй раз останавливались? Это уже не «Ангел». Я ее нашла.

В планах Лилли Цибарт — подарить полную копию Базельского архива поэтессы дом-музею Марины Цветаевой в Москве, для этого и наведывается она частенько в швейцарский город на стыке трех стран. В Базеле, в архиве университетской библиотеки хранится часть рукописей и корректур, которые Марина Цветаева не смогла взять с собой в Россию в 1939 году.

    — Я нашла неизвестное письмо, открытку, которые не вошли в полное собрание сочинений, которые были сюрпризом для известных исследователей. В результате моих находок я получила приглашение на конференции в Москву, в 2000 году была в Париже, ездила на конференцию в Праге.

В 1998 году Лилли с дочерью озвучивали фильм на немецком языке. На сей раз им помогал Евгений Сосинский, бывший работник детского музыкального театра имени Наталии Сац «Синяя птица»:

    — Сотворчество более или менее техническое, хотя я кое в чем высказываюсь. К счастью, у нас с Лилей синхронное, созвучное понимание, что должно где звучать. Я соприкоснулся с поэзией Цветаевой. Великая поэтесса, которая могла лаконично и очень образно выражать свое отношение ко времени, к людям своими переживаниями довольно необычно.

В 1999 году, когда Лилли последний раз была в Москве, она побывала на цветаевском костре, который наряду с чтениями ежегодно проводится в окрестностях Тарусы.

    — Александр Васильевич Ханаков и Людмила Максимовна Шеин — самые активные устроители костров. Там читают стихи Цветаевой, ее современников, там дают слово каждому поэту. На цветаевские костры в Тарусе люди съезжаются издалека: из Сибири, Санкт — Петербурга.

Цветаевские костры — явление необычное. Почему и когда зажгли первый костер?

    — Пятнадцать лет назад любители цветаевской поэзии решили отметить юбилей поэтессы в Тарусе. Когда они приехали, оказались перед закрытой дверью дома культуры. Они не разъехались, а пошли на любимую цветаевскую поляну на берегу Оки. Марина Цветаева вспоминала, как тарусские хлыстовки брали ее на сенокос, жгли костры. Там они и разожгли костер и решили, что никогда больше ни в какой дом культуры не пойдут, а будут отмечать день рождения Цветаевой на берегу Оки. Цветаевский костер проводится в первое воскресенье октября, уже пятнадцать лет, пять лет цветаевские костры проводятся в Вашингтоне, в 2000-м году мы собирались у нас.

На этот костер съехались около пятидесяти переселенцев из всех концов Германии, чтобы почитать стихи Цветаевой, свои стихи, попеть. Для них это был маленький праздник, который организовала Лилли Цибарт. Галина Горн тоже была там.

    — Когда тебе жизнь дает шанс начать какой-то этап жизни, можно по-разному распорядиться. Тут человек настолько осмысленным сделал свое время вне работы, т.е. она нашла такой остров, как она называет Марину Цветаеву, и настолько притянула как магнитом к своему маленькому городку людей из самых разных уголков не только Германии и не только России, а теперь на карте притяжения находится Франция, Америка, Чехия и другие страны.

На свой остров Лиллия Цибарт приглашает теперь в Лерах, в окружной город на Рейне. Здесь будет организована выставка, посвященная переселенцам, и показан фильм «Сказочный Шварцвальд», на сей раз на немецком языке.

У микрофона была Эмма Рише. Есть несколько произведений Марины Цветаевой и в нашем музыкальном архиве. На стихи Марины Цветаевой поет Анна Чернявская.

Вчера ещё в глаза глядел,
А нынче – всё косится в сторону!
Вчера ещё до птиц сидел, —
Все жаворонки нынче – вороны!

Я глупая, а ты умён,
Живой, а я остолбенелая.
О вопль женщин всех времён:
«Мой милый, что тебе я сделала?»

И слёзы ей – вода, и кровь –
Вода, — в крови, в слезах умылася!
Не мать, а мачеха – Любовь:
Не ждите ни суда, ни милости.

Увозят милых корабли,
Уводит их дорога белая…
И стон стоит вдоль всей Земли:
«Мой милый, что тебе я сделала?!»

Вчера ещё – в ногах лежал!
Равнял с Китайскою державою!
Враз обе рученьки разжал, —
Жизнь выпала – копейкой ржавою!

Детоубийцей на суду
Стою – немилая, несмелая.
Я и в аду тебе скажу:
«Мой милый, что тебе я сделала?!»

Спрошу я стул, спрошу кровать:
«За что, за что терплю и бедствую?»
«Отцеловал – колесовать:
Другую целовать», – ответствуют.

Жить приучил в самом огне,
Сам бросил – в степь заледенелую!
Вот, что ты, милый, сделал – мне.
Мой милый, что тебе я сделала?

Всё ведаю – не прекословь!
Вновь зрячая – уж не любовница!
Где отступается Любовь,
Там подступает Смерть-садовница.

Само – что дерево трясти! –
В срок яблоко спадает спелое…
– За всё, за всё меня прости,
Мой милый, что тебе я сделала?

Этой песней я с вами и прощаюсь, дорогие друзья. Буду рад новой встрече в это же время ровно через неделю. Всего вам доброго!

Poems.net.ua

    Поэты
    Категории
    Случайный стих
    Подписаться
    Telegram

  • Имя

  • Текст

    • Галина Г .
    • Григорьев А . А.
    • Герасимов М . П.
    • Гиппиус З . Н.
    • Гребенка Е . П.
    • Тургенев И . С.
    • Тютчев Ф . И.
    • Теліга О . І.
    • Тушнова В . М.
    • Тарковский А . А.
    • Иванов Г . В.
    • Иванов В . И.
    • Ивнев Р .
    • Исаковский М . В.
    • Исаакович С . К.
    • Козлов И . И.
    • Клычков С . А.
    • Крылов И . А.
    • Коган П . Д.
    • Карамзин Н . М.
    • Волошин М . А.
    • Вяземский П . А.
    • Введенский А . И.
    • Веневитинов Д . В.
    • Вінграновський М . С.
    • Огарев Н . П.
    • Отрада Н . К.
    • Одоевский А . И.
    • Олейников Н . М.
    • Олесь О .
    • Бунин И . А.
    • Бестужев А . А.
    • Белый А .
    • Баратынский Е . А.
    • Багрицкий Э . Г.
    • Северянин И .
    • Сурков А . А.
    • Стефанович О . К.
    • Сельвинский И . Л.
    • Стус В . С.
    • Анненский И . Ф.
    • Апухтин А . Н.
    • Ахматова А . А.
    • Антокольский П . Г.
    • Ахмадулина Б . А.
    • Дельвиг А . А.
    • Дуров С . Ф.
    • Давыдов Д . В.
    • Державин Г . Р.
    • Дудин М . А.
    • Мей Л . А.
    • Маяковский В . .
    • Мережковский Д . С.
    • Мятлев И . П.
    • Мартынов Л . Н.
    • Никитин И . С.
    • Надсон С . Я.
    • Некрасов Н . А.
    • Наровчатов С . С.
    • Набоков В . В.
    • Цветаева М . .
    • Лермонтов М . Ю.
    • Левитанский Ю . Д.
    • Луговской В . А.
    • Лятуринська О .
    • Ломоносов М . В.
    • Жуковский В . А.
    • Жемчужников А . М.
    • Жигулин А . В.
    • Пушкин А . С.
    • Петровых М . С.
    • Полежаев А . И.
    • Поплавский Б . Ю.
    • Плещеев А . Н.
    • Фет А . А.
    • Фофанов К . М.
    • Фёдоров В . П.
    • Франко І . Я.
    • Есенин С . .
    • Евтушенко Е . А.
    • Рылеев К . Ф.
    • Рерих Н . К.
    • Руданський С . В.
    • Ростопчина Е . П.
    • Раевский В . Ф.
    • Черный С .
    • де Габриак Ч .
    • Хлебников В .
    • Хармс Д . И.
    • Ходасевич В . Ф.
    • Языков Н . М.
    • Яшин А . Я.
    • Шершеневич В . Г.
    • Шевченко Т . Г.
    • Шиллер Ф .
    • Шпаликов Г . Ф.
    • Заболоцкий Н . А.
    • Зенкевич М . А.
    • Уткин И . П.
    • Українка Л .
    • Эренбург И . Г.

    ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЦВЕТАЕВСКИЙ КОСТЁР В НОВОСИБИРСКЕ

    Человек всегда наделял пламя костра особой магической силой. Костёр становился для него символом власти над огнём – огнём, вызванным к жизни и питаемым человеком. Символом тепла среди ночи, круга света. Символом магического единства сидящих (танцующих) у костра.

    Во все времена люди тянулись к пламени костра. У него грелись, готовили, жили. А ещё около костра очень хорошо встречаться с друзьями, петь песни, читать стихи, говорить и думать о хорошем.

    Традиция проведения литературных Цветаевских костров зародилась в 1986 году в день рождения Марины. В то время официальные власти не жаловали Цветаеву. Она считалась непечатной «белогвардейской поэтессой». Купить сборники её стихов было практически невозможно, ещё сложнее было найти помещение для проведения вечера памяти великой поэтессы. Именно тогда группа энтузиастов в первый раз собралась у символического костра.

    Красною кистью
    Рябина зажглась.
    Падали листья,
    Я родилась.
    Спорили сотни
    Колоколов.
    День был субботний:
    Иоанн Богослов.
    Мне и доныне
    Хочется грызть
    Жаркой рябины
    Горькую кисть.

    Марина Цветаева

    Накануне дня рождения М. Цветаевой – 6 октября 1986 г. – в 500 метрах от дачи Песочная на одной из «хлыстовских» полян в Тарусе состоялся первый в России Цветаевский костер. На него собрались 38 поклонников поэзии Марины Цветаевой из Москвы, Тарусы, Калуги, Тулы и Серпухова. У пламени костра звучали бессмертные стихи М. Цветаевой и стихи-посвящения поэту, славе которого «настал черёд».

    Городок Таруса на берегу красавицы Оки был выбран не случайно. Таруса – вечная любовь выдающегося русского поэта Марины Цветаевой. Дочь Марины Цветаевой Ариадна в своих воспоминаниях написала: «…Именно в Тарусе мама узнала Россию, сделавшую её навсегда русским поэтом».

    А затем костры стали возгораться в других уголках планеты. Феномен костров, посвящённых памяти Марины Цветаевой, поразителен. Возникнув более 30 лет назад, они зажигаются каждый год в разных уголках земного шара и больше не гаснут, с каждым годом их становится всё больше.

    У Цветаевских костров есть свои традиции:

    ▪в Тарусе пламя костра вспыхивает под звон колоколов Воскресенского храма на хлыстовской поляне. По сложившейся традиции, во всех уголках земли литературные костры, посвящённые Марине Цветаевой, открываются колокольным звоном; 
    ▪ передача эстафеты Цветаевских костров, каждый из которых зажигается от угольков, от рук и сердец людей, прошедших через цветаевское «братство»; 
    ▪приветствия от организаторов Цветаевских костров из разных уголков нашей страны и всего мира; 
    ▪ право зажечь костёр предоставляется почётным гостям, организаторам костров; 
    ▪ неотъемлемая часть всех Цветаевских костров – поминание ушедших в мир иной за прошедший год цветаевцев; 
    ▪фотопланшеты, посвящённые истории Цветаевских костров, рассказывающие о кострах в разных уголках мира;  
    ▪ обзор книг и публикаций о Цветаевой, вышедших в прошедшем году; 
    ▪ главная особенность Цветаевских костров – наличие «свободного микрофона», у которого может выступить каждый – прочитать стихи и прозу Цветаевой, свои собственные произведения, рассказать о первой встрече с её стихами, поделиться мыслями о судьбе и творчестве Марины Ивановны; 
    ▪ в завершение Цветаевского костра – общая фотография всех участников поэтического праздника.

    : —

    . . . :

    :. ,. …


    :

    Тойота Камри

    BMW

    BMW

    Audi

    Лада XRay


    :

    ? , …


    :



    :

    1.,

    1.,

    1.,

    80.,

    2,5.,

    0,5.,

    0,5.,

    1,25 ..,

    1,25 ..,

    1 ..,


    :

    :

    (),. ,,. ,,


    :

    -. ,,,. , …


    :


    ()
    ,
    поп-арт, -…


    :

    11 -.


    :

    :

    :

    .


    :

    :

    :, …


    :

    5!


    :

    -,,!

    !


    Марина Цветаева.Стихи о любви. Стихи Цветаевой о любви

    «Это измена для меня, меня зовут Марина»

    «Мне нравится, что ты не болен мной» — кажется, Цветаева лгала. С ее жаждой жизни, с ее жадностью к потоку чувств она никогда не позволила бы своему соседу любить кого-то другого. Более того, чтобы получить от этого эстетическое удовольствие. Вспомним, например, как она бросила свою маленькую больную дочь дома, сбегая на свидания, как соблазняла юных поклонников своего творчества уже в возрасте, как переписывала стихи, заново освещая их тому или иному любовнику .

    Живя во лжи и самообмане, в стихах Цветаевой она предельно откровенна, в них выплеснула все, что чувствовала, о чем горевала:
    «Всеми своими стихами я обязана людям, которых я любила, которые любили меня или любили. не люблю.»

    Ее слова повторяют одно и то же:
    «Каждый стих — дитя любви,
    Нищий ублюдок».

    Возможно, именно эта откровенность на грани отчаяния сделала ее одной из лучших поэтов Серебряного века.

    Еще один секрет не угасающей популярности: любовная лирика Цветаевой говорит на понятном языке.Этот монолог мог принадлежать любой обиженной брошенной женщине:

    «Я глупая, а ты умен,
    Жив, и я ошеломлен».
    О женском крике всех времен:

    И ее слезы — вода и кровь —

    Не мать, а мачеха — Любовь:

    Забирают милые кораблики
    Белая дорога уводит их …

    Я вчера лежал у ног!
    Уравнялся с государством Китая!
    Я разжал обе руки сразу, —

    «Поцеловал — в колесо:
    Поцелуй другой», — отвечают они.»

    И последнее, полное любви и неожиданного, после яростного обвинительного монолога четверостишие особенно шокирует:

    » Само собой — какое дерево трясти! —

    Дорогой, что я с тобой сделал! «

    Но неужели такое искреннее раскаяние? Откуда тут вдруг появилось высокомерие и больные слова — пощечины, за что скоро поэт:

    » Как поживает твоя жизнь с продуктом
    Marketplace? Арендная плата крутая?
    После каррарского мрамора
    Как жить с пылью

    Гипс? (Вырезано из блока
    Бог — и полностью разбито!)

    Тебе, познавшему Лилит! «

    И — вдруг — понимание, принятие неизбежного:

    » Горечь, горечь, вечный вкус
    На устах, о страсти.
    Горечь, горечь, вечные испытания
    Последняя осень.
    Целую от горечи
    Всем, кто молод и хорош.
    Ты отличен от горечи
    Безмолвно водишь за руку … »

    Жесткость и разъедающая до костей нежность, бездумная порывистость и нечеловеческая мудрость — все это сливается в любовной лирике Цветаевой, заставляя плакать вместе с ней и о ней, Прости ей все и прости вместе с ней. И восхищайся. Если бы у меня была возможность выбрать лучшее произведение о любви ХХ века, я бы отдал пальму первенства ее стихотворению «Поединок».Истории Казановы и принцессы, которые так странно встретились, расстались так быстро, что никогда не забудут друг друга. Мудрость и жизненный опыт поэтессы звучат в устах юной Генриетты:

    «… Не все
    Так легко под луной, Казанова!
    Семь ступеней по лестнице любви …

    И сотни тысяч»
    И сотни тысяч миль между «да» и «нет»

    И в ответ на безудержные заверения юного Казановы:

    «Я никогда не любила так страстно,
    Так что больше никогда не полюблю» — отвечает глубоко, грустно:

    «Так — никогда, тысячу раз — иначе:
    Более страстно — да, сильнее — да, более странно — нет.«

    Любовная лирика Цветаевой настолько многогранна (« в тысячу раз по-разному », что любой читатель может найти что-то свое, созвучное его чувствам и ситуации. Сами названия говорят сами за себя:« Поэма конца »,« Ночи с Нелюбимый »,« Попытка ревности »… И оставшийся открытым вопрос:

    « И все же — что это было?
    Чего ты так сильно хочешь?
    Я до сих пор не знаю: ты победил?
    Побежден. ? «

    Откуда такая нежность?..
    О. Э. Мандельштам

    Откуда такая нежность?
    Не первый — эти локоны
    Я разгладил и губы
    знал темнее твоих.

    Звезды взошли и погасли
    Откуда такая нежность? —
    Глаза поднялись и погасли
    В самые глаза.

    Еще нет таких гимнов
    Слушал темной ночью
    Коронованный — о нежности! —
    На самой груди певца.

    Откуда такая нежность
    И что с ней делать, парень
    Лукавый, в гостях у певицы,
    С ресницами — больше нет?

    Ночи без любимого человека — и ночи…

    Ночей без любимого — и ночей
    С нелюбимым и большими звездами
    Над горячей головой и руками
    Протягиваясь к Тому —
    Кого не было веками — и не будет,
    Кого не может быть — так и должно быть.
    И детская слеза по герою,
    И геройская слеза по ребенку
    И великие каменные горы
    На груди того, кто должен — вниз …

    Я знаю все, что было, все, что будет
    Я знать все глухонемые по секрету
    Что в темноте, на косноязычном
    Человеческий язык называется — Жизнь.

    Новолуние

    Новый месяц взошел над лугом,
    Над росистой границей.
    Милый, далекий и чуждый,
    Давай, ты будешь другом.

    Днем — прячусь, днем ​​- молчу.
    Месяц в небе — мочи нет!
    В эти месячные ночи
    я бросаюсь на свое любимое плечо.

    Я не буду спрашивать себя: «Кто он?»
    Все скажет — твои губы!
    Только днем ​​руки грубые.
    Только днем ​​порыв смешон.

    Днем терзаемый гордым демоном
    лежу с улыбкой на губах.
    Ночью … Милая, далекая … Ах!
    Полумесяц уже над лесом!

    Я не любил тебя …

    У меня не было возможности полюбить тебя,
    А может, этого и не будет!
    Растрепанный вихрь волос
    Над темным профилем иностранца
    И нос, расширяющий ноздри
    И вьющиеся ресницы
    И — коварный по привычке —
    Глаза грабителя и калмычки.

    И шаг, замедленный зеркалами
    И смех, пронзительный, чем заноза,
    И эта хищная ухмылка
    При виде золота или розы
    И летящего стакана
    И упирающейся в оттепель
    Рука, играющая сталью
    Пересечение руки под шалью.

    Итак, — от безделья и для игры —
    Мой стих выдал меня!
    Но ты красивый и добрый:
    Как позолоченный древний идол
    Ты принимаешь все подарки!
    И все, что вам голуби воркуют —
    Зря — зря — зря и зря,
    Как все признания и поцелуи!

    Мне нравится, что вы мной не болеете…

    Мне нравится, что ты от меня не тошнит
    Мне нравится, что я с тобой не болею
    Что никогда тяжелый глобус
    Не поплывет под нашими ногами.
    Мне нравится, что можно быть смешным —
    Свободно — и не играть словами
    И не краснеть удушающей волной
    Легко касаться рукавов.

    Мне тоже нравится, что ты со мной
    Спокойно обнимай другого
    Не читай меня в адском огне
    Жги за то, что не целовал тебя.
    Что мое ласковое имя, мое нежное, не
    Ты его ни днем, ни ночью не упоминаешь — напрасно…
    Что никогда в церковной тишине
    Они не будут петь над нами: Аллилуйя!

    Спасибо и сердцем и рукой
    Потому что ты меня сам не знаешь! —
    Люблю так: за мой ночной покой,
    За редкость встреч в часы заката,
    За наши не прогулки под луной
    За солнышко, а не над головами, —
    Потому что вы больны — увы! — не мной,
    Потому что я болен — увы! — не вами!

    Мир начался во мраке кочевника…

    Мир начался во тьме кочевников:
    Это деревья, бродящие по ночной стране,
    Это грозди золотого вина,
    Это звезды, которые блуждают из дома в дом,
    Это реки начинают свой путь — задом наперед!
    И я хочу спать у тебя на груди.

    С любовью! Любовь! ..

    Любовь! Любовь! И в конвульсиях, и в гробу
    настороже — соблазняюсь — смущаюсь — понесусь.
    О боже! Не в сугробе гроба,
    Не попрощаюсь с тобой в облаке.

    И не мне пара красивых крыльев
    Дана хранить пуды в душе.
    Запеленутый, безглазый и немой
    Не умножу жалкое поселение.

    Нет, руки развяжу, лагерь эластичный
    Одним взмахом твоего савана,
    Смерть, выбью! — Тысяча верст около 900. 10 Снег растает — и лес спален.

    А если все — плечи, крылья, колени
    Сжимая — дала увлечься на погост, —
    Это только для того, чтобы, смеясь над тленностью,
    Поднимись в стихах — или зацвела розой!

    Люблю — но мука жива…

    Люблю — но мука еще жива.
    Найдите убаюкивающие слова:

    Дождливые — кто все растратил
    Придумайте сами, чтобы в листве их

    Дождь слышался: не цеп о сноп:
    Дождь в крышу бьет: так что на моем лоб,

    На гроб стекала, чтоб лоб светился,
    Озноб — утихает так кто спит

    А спал …
    Через колодцы, мол
    Вода просачивается.В ряду
    Врут, не жалуются, а ждут
    Неизвестный. (Они меня сожгут).

    Успокойте, но, пожалуйста, дружите:
    Не в письмах, а в кабине рук:

    Комфорт …

    Кроме любви

    Ни повода, ни доказательств.

    Чем влюбляться — другим.

    Кто не мог молиться, но любил. Не спешите осуждать

    В пробуждении души.

    В этой грустной душе ты бродил, как в незапертом доме…

    Самое печальное — это любовь.

    Ведьма

    Я Ева, и мои страсти велики:
    Вся моя жизнь — это мой страстный тремор!
    Мои глаза — угольки,
    И волосы спелая рожь,
    И тянутся к ним васильки от хлеба.
    Мой загадочный возраст хорош.

    Вы видели эльфов в полуночной тьме
    Сквозь сиреневый дым костра?
    Я не возьму у тебя звенящие монеты, —
    Я призрачная сестра эльфийки …
    А если бросишь ведьму в тюрьму,
    Та смерть в плену быстрая!

    Настоятели, дежурят в полночь,
    Сказал: «Закрой дверь
    Безумная колдунья, чьи глаза стыдно.
    Колдунья хитра как зверь!
    — Может и правда, но глаза у меня темные,
    Я тайна, но верю в тайну!

    В чем мой грех? Что я не учусь плакать в церкви
    Смеяться наяву и в мечта?
    Поверь мне: смехом меня излечили,
    Но смехом я не рад!
    Прощай, мой рыцарь, я устремлюсь в небо
    Сегодня на лунном коне!

    Рыцарь ангельский

    Рыцарь ангельский —
    Долг! — Страж небесный!
    Белый памятник надгробие
    Жив на моей груди.
    За моей крылатой спиной
    Подрастающий ключник
    Ночной шпион
    Каждое утро звонарь.
    Страсть и молодость и гордость
    Все сдалось без мятежа
    Потому что вы раб
    Первый сказал: — Сударыня!

    Плохое оправдание

    Как любовь стара, как любовь забыта-нова:
    Утро в карточный домик, смех превращает наш храм.
    О мучительный позор за лишнее слово вечера!
    Тоска по утру!
    Трирема, синяя как месяц, утонула на рассвете,
    Лучше ручкой про расставание с ней не писать!
    Утро превращает наш сад из Эдема в жалкую пустошь…
    Сколько лет любви!
    Знаки оттуда отправляют только ночью,
    Поэтому обо всем, что ночное, береги, как книгу!
    Не шепчешь никому, проснувшись, о нежном чуде:
    Свет и чудо — враги!
    Твой бред бред, позолоченные люстры светились розовым светом,
    Утром будет весело. Пусть рассвет его не слышит!
    Будет утром — мудрец, будет утром — холодный ученый
    Тот, кто поэт ночью.
    Как я мог, только живя и дыша ночью, как мог я
    Лучший вечер отдать мучениям январского дня?
    Только утро виню, посылая вздох в прошлое,
    Только утро виню!

    Никто ничего не забирал

    Никто ничего не забирал!
    Мне приятно, что мы разлучены.
    Целую тебя — после сотни
    Разделительных верст.
    Я знаю, что наш дар не равен
    Мой голос впервые стал тихим.
    Что вам, молодой Державин,
    Мой невоспитанный стих!
    Крещу тебя в страшном полете:
    Лети, молодой орел!
    Вы терпели солнце, не прищурившись,
    Тяжело ли мое молодое лицо?
    Деликатный и бесповоротный
    Никто о тебе не позаботился…
    Целую тебя — после сотни
    Отключенных лет.

    Вчера еще

    Вчера смотрел в глаза,
    А теперь — все боком смотрит!
    Вчера сидел перед птицами, —
    Все жаворонки сегодня — вороны!
    Я тупой, а ты умный
    Жив, и я ошарашен.
    О женском крике на все времена:
    «Моя дорогая, что я тебе сделала ?!»
    И слезы ее — вода, и кровь —
    Вода, — кровью, в слезах омытая!
    Не мать, а мачеха — Любовь:
    Не жди осуждения или пощады.
    Уносят милые кораблики
    Белая дорога уводит …
    И стон разносится по всей земле:
    «Дорогой мой, что я тебе сделал?»
    Вчера лежал у ног!
    Уравнял с китайским государством!
    Разжал сразу обе руки, —
    Жизнь выпала — ржавая копейка!
    Детоубийство под судом
    Я стою, тупой, робкий.
    Я тебе к черту скажу:
    «Моя дорогая, что я тебе сделал?»
    Спрошу стул, спрошу кровать:
    «За что, за что я терплю и страдаю?»
    «Поцеловал — в колесо:
    Поцелуй другого», — отвечают они.
    Я учил жить в самом огне,
    Сам бросил — в ледяную степь!
    Это то, что ты, милый, со мной сделал!
    Моя дорогая, что я тебе сделал?
    Все знаю — не противоречите!
    Опять глянул — не хозяйка!
    Где любовь отступает
    Там приходит Смерть Садовник. Сам
    — какое дерево трясти! —
    Спелое яблоко вовремя отваливается …
    — За все, за все прости,
    Дорогой мой, что я тебе сделал!

    Тот, кто сделан из камня, кто сделан из глины

    Кто сделан из камня, кто сделан из глины —
    А я серебряный и сверкающий!
    Меня волнует измена, меня зовут Марина,
    Я смертельная пена на море.
    Тот, кто сделан из глины, кто сделан из плоти —
    Гроб и надгробия …
    — Крещен в купели — и в полете
    Его — постоянно ломается!
    Через каждое сердце, через каждую сеть
    Моя воля прорвется.
    Я — видишь эти распутные кудри? —
    Вы не можете сделать земную соль.
    Раздавая твои гранитные колени,
    Я воскресаю с каждой волной!
    Да здравствует пена — веселая пена —
    Пена в открытом море!

    Мы с тобой всего лишь два эха:
    Ты замолчал, а я заткнусь.
    Раньше мы были с смирением воска
    Сдались роковому лучу.
    Это чувство — сладчайшая скорбь.
    Истерзали и сожгли наши души.
    Это заставляет тебя чувствовать себя другом
    Иногда мне трудно плакать.
    Горечь скоро превратится в улыбку
    И грусть превратится в усталость.
    Жалко не слова, поверьте, и не взгляд, —
    Жаль только утерянные секреты!
    От тебя, усталый анатом,
    Я познал сладчайшее зло.
    Вот почему ты чувствуешь себя братом
    Иногда мне тяжело плакать.

    Мы разные

    Мы разные с тобой,
    Как земля и вода
    Мы разные с тобой,
    Как луч с тенью.
    Уверяю — не беда,
    И лучшая покупка.
    Мы с тобой разные,
    Какая благодать!
    Прекрасно дополняем
    Мы друг друга.
    Что может дать нам сходство?
    Просто ощущение замкнутого круга.

    Ошибка

    Когда легко летит снежинка
    Как упавшая звездочка соскользнула
    Берёшь рукой — тает как слеза,
    И воздушности ей вернуть невозможно.
    Когда пленена прозрачностью медузы,
    Мы прикоснемся к ней прихотью наших рук,
    Она как пленница, скованная в путы,
    Вдруг он бледнеет и внезапно погибает.
    Когда хотим в блуждающих мотыльках
    Похоже не на сон, а на земную реальность —
    Где их наряд? От них на наших пальцах
    Одна заря нарисовала пыль!
    Оставьте полет снежинкам с молью
    И не уничтожьте медуз на песках!
    Мечту руками не схватишь
    Мечту в руках не удержишь!
    Невозможно для чего была шаткая грусть,
    Скажи: «Будь страстью! Горе безумие, день!»
    Твоя любовь была такой ошибкой.
    Но без любви мы погибнем.Волшебник!

    Легкомыслие — сладкий грех

    Легкомыслие! — Сладкий грех,
    Мой дорогой товарищ и мой дорогой враг !!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
    Ты засмеялся мне в глаза
    и он брызнул мазуркой мне в вены.
    Приучив не держать кольца, —
    Тот, с кем меня женится Жизнь !!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
    Начать случайным образом с конца
    И закончить до начала.
    Будь как стебель и будь как сталь
    в жизни, где так мало можно сделать …
    — Шоколад, чтобы избавиться от печали,
    И смейтесь в лицо прохожим!

    Только девушка

    Я всего лишь девушка.Мой долг
    Перед венчанием корона
    Не забывай, что везде волк
    И помни: я овца.
    Мечта о замке в золоте
    Качели, кружили, трясли
    Сначала кукла, а потом
    Не кукла, но почти.
    У меня в руке нет меча
    Не звони в веревку.
    Я всего лишь девушка, — молчу.
    Ой, если бы только я
    Смотрю на звезды, чтобы знать, что там
    А мне звезда засветилась
    И улыбайся всем глазам
    Не опуская глаз!

    Иди, ты похож на меня

    Иди, ты похож на меня,
    Глаза направлены вниз.
    Я их спустил — тоже!
    Прохожий, стой!
    Читал — куриная слепота
    И набирал букет маков
    Вот они меня звали Марина
    А сколько мне лет было.
    Не думайте, что это могила
    Я покажусь угрожающим …
    Я слишком сильно любил
    Смейтесь, когда не можете!
    И кровь прилила к моей коже
    И мои локоны завились …
    Я тоже был там, прохожий!
    Прохожий, стой!
    Сорвите свой собственный стебель дикая
    И ягода после него, —
    Кладбищенская земляника
    Не больше и слаще.
    Да только хмурая не выдерживает
    Голова на грудь.
    Легко думать обо мне
    Легко обо мне забыть.
    Как луч светит тебя!
    Вы покрыты золотой пылью …
    — И не путайте
    Мой голос из-под земли.

    Под ласками плюшевого пледа

    Под ласками плюшевого пледа
    Вчерашний сон вызвал.
    Что это было? — Чья победа? —
    Кто побежден?
    Я снова передумал
    Я снова переутомился.
    Для чего я не знаю слов,
    Была ли любовь?
    Кто был охотником? — Кто жертва?
    Все дьявольски наоборот!
    Что я понял, долго мурлыкая,
    Сибирский кот?
    В той дуэли своенравия
    Кто, в чьей руке был только мяч?
    Чье сердце твое или мое
    Ты галопом летал?
    И все же — что это было?
    Чего ты так сильно хочешь?
    Я до сих пор не знаю: ты выиграл?
    Она побеждена?

    Повторюсь накануне разлуки

    Повторюсь накануне разлуки
    В конце любви
    Что любил те руки
    Властные твои
    И глаза — кто-то — кто-то
    Не давай смотреть ! —
    Требуется отчет
    Для непринужденного образа.
    Все вы со своей проклятой
    Passion — Бог его знает! —
    Требуется расплата
    За случайные вздохи.
    А еще скажу устало
    — Не торопитесь слушать! —
    Что твоя душа поднялась ко мне
    По душе.
    И еще скажу:
    — Все таки накануне! —
    Этот рот до поцелуя
    Твой был молод.
    Look-to-look — смелый и яркий,
    Heart — около пяти лет …
    Счастлив, кто тебя не встретил
    В пути.

    Вперед

    Свят ты, или ты уже не грешник,
    Ты входишь в жизнь, или твой путь позади, —
    Ой, просто люби, люби нежнее!
    Убаюкивай на груди, как мальчик
    Не забывай, что ласка важнее сна
    И вдруг не просыпайся от сна объятиями.
    Будь с ним вовек: да научится верности
    Его печаль и нежный взор.
    Будь с ним навек: сомнения терзают его,
    Прикоснись к нему движением сестер.
    Но если наскучат мечты о безгрешности,
    Успей зажечь чудовищный огонь!
    Не обменивайтесь смело кивком ни с кем,
    Усыпьте тоску по прошлому.
    Будь тем, кем я не посмел быть:
    Не разрушай его мечты страхом!
    Будь тем, кем не мог быть:
    Любить без меры и любить до конца!

    Кроме любви

    Она не любила, а плакала.Нет, не я, но все же
    Только ты показал в тени свое обожаемое лицо.
    Все в нашем сне было не похоже на любовь:
    Ни повода, ни доказательств.
    Только этот образ кивнул нам из вечернего зала,
    Только мы — ты и я — принесли ему жалобный стих.
    Нить обожания нас крепче связала,
    Чем влюбляться — других.
    Но порыв прошел, и кто-то нежно подошел,
    Кто не мог молиться, но любил. Не спешите осуждать!
    Ты запомнишься мне самой нежной нотой
    В пробуждении души.
    В этой грустной душе ты бродил, как в незапертом доме.
    (В нашем доме весной …) Не зови меня, забывшего!
    Я заполнил с вами все свои минуты, кроме
    Самое печальное — это любовь.

    Вот снова окно

    Вот снова окно
    Где они снова не спят.
    Может вино пьют
    Может так сидят.
    Или просто — руки
    Два не разойдутся.
    В каждом доме, друг,
    Есть такое окно.
    Крик разлуки и встречи —
    Ты окно в ночь!
    Может быть, сотни свечей
    Может быть, две свечи …
    Но не против
    Для моего отдыха …
    А в моем доме
    Началось так …

    На солнце, на ветер, на свободное пространство

    К солнцу, ветру, в свободное пространство
    Унеси свою любовь прочь!
    Чтоб не видел радостный взор.
    Каждый прохожий — судья.
    Беги свободно, в долины, в поля,
    Танцуй легко на траве
    И пей, как резвые дети негодяев,
    Молоко из больших кружек.
    Ой ты, впервые смущенно влюбился
    Доверься превратностям мечты!
    Беги с нею, под ивами, под кленом,
    Под молодой зеленью берез;
    Пастись на розовых склонах стада
    Обратите внимание на журчание ручьев;
    И друг, шалунья, ты здесь без стыда
    Поцелуй в красивые губы!
    Кто нашепчет укор юному счастью?
    Кто скажет: «Пора!» забывая?
    — На солнце, на ветру, на открытом пространстве
    Забери свою любовь прочь!

    Не чернокнижник! В белой книге

    Не чернокнижник! В white paper
    Дейли Донски оживился взглядом!
    Где бы ты ни был, я тебя догоню
    Пострадаю — и верну обратно.
    Ибо от гордости твоей, как от кедра.
    Смотрю вокруг: корабли плывут,
    Горит… недра морские
    Переверну и со дна верну!
    Терпите меня! Я везде:
    Зори и руды Я, хлеб и вздох,
    Я и буду и получу
    Губы — как Бог душу достанет:
    Через дыхание — в твой хриплый час,
    Через Архангельский двор
    Заборы! — Все в рот про шипение
    Я прольюсь кровью и с постели вернусь!
    Сдаться! Это совсем не сказка!
    — Сдаться! — Стрелка, сделавшая круг…
    — Сдаться! — Ни один еще не выжил
    От обгона без рук:
    Сквозь дыхание … (Перси парил,
    Веки не видны, вокруг рта — слюдяные …)
    Как провидец — Самуэль
    Я прикручу вверх — и вернись один:
    Ибо другой с тобой, и в суждении
    День не длится …
    Кручу и последний.
    Я есть и буду и получу
    Душа — как губы соприкасаются с губами.

    Твой нежный рот — поцелуй

    Твой нежный рот — поцелуй…
    «И все, а я как нищий.
    Кто я сейчас? — Один? — Нет, тысяча!
    Завоеватель? — Нет, завоевание!
    Это любовь — или любовь,
    Перо — причуда — или первопричина,
    Томление по ангельскому чину —
    Или небольшое притворство — по призванию …
    — Печаль души, очарование глаз,
    Перо расцвет — ах! — все равно,
    Как рот назовет — до
    Твой нежный рот поцелуй!

    Кошки

    Они приходят к нам, когда
    Нет боли в глазах.
    Но пришла боль — их больше нет:
    В кошачьем сердце нет стыда!
    Забавно, не правда ли, поэт?
    Обучите их домашним ролям.
    Они бегут с рабской стоянки.
    В кошачьем сердце нет рабства!
    Как ни манишь, как ни назови,
    Как ни побаловать себя в уютном холле,
    В одно мгновение — свободны:
    В кошачьем сердце любви нет!

    Я написал на грифельной доске

    Я написал на грифельной доске:
    И на листьях поблекших веера:
    И на реке, и на морском песке,
    Коньки на льду, кольцо на стекле , —
    И на стволах, которые стоят сотни зим
    И напоследок — чтобы все знали! —
    Что ты любишь! любовь! любовь! любовь! —
    Она расписалась небесной радугой.
    Как я хотел, чтобы все цвели
    Веками со мной! под пальцами!
    А как тогда, склонив лоб о стол,
    крест-накрест — назовите …
    А ты, в руке продажный писец
    Схватил! ты, что ужалишь мое сердце!
    Мною не продано! внутри кольца!
    Выживете на планшетах.

    Откуда такая нежность?

    Откуда такая нежность?
    Не первый — эти кудри
    Я разглаживаю, а губы
    Я знала, что он темнее твоего.
    Звезды взошли и погасли
    (Откуда такая нежность?)
    Глаза поднялись и погасли
    В моих глазах.
    Песни не такие пока
    Слушал темной ночью
    (Откуда такая нежность?)
    На самой груди певицы.
    Откуда такая нежность?
    А что с ней делать, парень
    Лукавый, в гостях у певицы
    С ресницами — больше нет?

    Хочу у зеркала, где подонок

    Хочу у зеркала, где подонок
    И сон туманный
    Я выдумываю — где твой путь
    И где убежище.
    Вижу: мачта корабля,
    А вы на палубе …
    В поезде дымите … Поля
    Вечером жалоба —
    Вечерние поля в росе,
    Над ними вороны …
    — На все благословляю
    Четыре стороны!

    Не целовались — почитались

    Не целовались — целовались.
    Они не говорили — они дышали.
    Может быть — ты не жил на земле,
    Может быть — только накидка висела на стуле.
    Может быть — давно под каменной квартирой
    Твой нежный возраст поутих.
    Я почувствовал себя воском:
    Маленькому усопшему в розах.
    Кладу руку на сердце — не бьется.
    Так легко без счастья, без страданий!
    — Так прошло — как в народе называют —
    В мире — любовная встреча.

    Цветок приколот к сундуку

    Цветок приколот к груди,
    Не помню, кто его приколол.
    Неутолить голод
    До печали, до страсти, до смерти.
    Виолончель, скрип
    Двери и звон бокалов
    И с лязгом шпор, и с криком
    Вечерние поезда
    Выстрел на охоту
    И звон троек —
    Звоните, звоните
    Нелюбимый мной!
    Но есть еще восторг:
    Жду тот, кто первый
    Поймет меня как надо —
    И выстрелит в упор.

    Попытка ревности

    Как жить с другим, —
    Легче, правда? — Пнуть весло! —
    Береговая линия
    Вскоре память улетучилась
    Обо мне, плавучий остров
    (В небе — не в воде)!
    Душ, души! — Сестрам тебе быть,
    Не любовниц — тебе!
    Как у вас дела с простоями
    Женщина? Нет божеств?
    Императрица с престола
    Свергнула (сошла с него),
    Как твоя жизнь — беспокойство —
    Колебание? Встает — как?
    С долгом бессмертной пошлости
    Как дела, бедняга?
    «Судороги и прерывания —
    Хватит! Дом для меня.«
    Как живете с кем-нибудь —
    Моя избранница!
    Своеобразнее и съедобнее —
    Закуска? Будет скучно — не вините …
    Как живете с подобием —
    Тебе, топтавшему Синай !
    Как живешь с чужим,
    Здесь? Ребро — любое?
    Позор вожжи Зевса
    Разве у тебя не холодит лоб?
    Как твоя жизнь — привет —
    Ты можешь? Это поют — как ?
    С чумой бессмертной совести
    Как дела, бедняга?
    Как твоя жизнь с товаром
    Торговая площадка? А арендная плата крутая?
    После каррарского мрамора
    Как ты живешь с пылью
    Гипс? (Резной из блока
    Бог — и разлетелся напрочь!)
    Как ты живешь со стотысячной —
    Тебе, познавшей Лилит!
    Рыночная новинка
    Довольна ли ты? Остынь до магии
    Как ты живешь с землей
    Женщина, не шестая
    Чувства ?..
    Ну и за голову: happy?
    Нет? В яме без глубины —
    Как дела, милая? Сложнее
    А у меня то же с другим?

    Ты, любивший меня ложью

    Ты, любивший меня ложью
    Истины — и правда лжи
    Ты, любивший меня, продолжай
    Нигде! — За границу!
    Ты любил меня дольше
    Время. — Махи руками! —
    Ты меня больше не любишь:
    Правда в пяти словах.

    Противник, а я к вам приду

    Противник, и я приду к вам
    Когда-нибудь такой лунной ночью
    Когда лягушки воют в пруду
    И женщины обезумели от жалости.
    И тронутый биением век
    И на твоих ревнивых ресницах
    Я тебе скажу, что я не человек
    И только сон, который только снится.
    И я скажу: — Успокой меня, успокой меня,
    Кто-то гвозди в мое сердце забивает!
    А я вам скажу, что ветер свежий
    Какие горячие — над головой — звезды …

    Помните: мне все головы дороже

    Помните: все головы мне дороже
    Одна волосы с моей головы.
    И иди к себе … — Ты тоже
    И ты тоже, и ты.
    Перестань любить меня, перестань любить все!
    Страж не меня с утра!
    Чтоб спокойно покинуть
    Стойте на ветру.

    Ты мне чужой и не чужой

    Ты мне чужой и не чужой
    Родной и не родной,
    Мой и не мой! Собираюсь к вам
    Домой — не скажу «в гости»,
    И не скажу домой.
    Любовь подобна огненной пещере:
    И все же кольцо — большая вещь,
    И все же алтарь — великий свет.
    — Бог — не благословил!

    Я явился тебе мальчиком, который быстро бежал.

    Мальчик быстро бежал
    Я явился тебе.
    Ты трезво посмеялся
    На мои лукавые слова:
    «Шалость — это жизнь моя, имя — шалость!
    Смейся, кто не дурак!»
    И не увидел усталости
    Губы бледные.
    Вас привлекли луны
    Два огромных глаза.
    — Слишком розовый и молодой
    Я был для тебя!
    Тает легче снега
    Я был как сталь.
    Бегущий мяч
    Прямо к роялю
    Песок скрип под зубом или
    Сталь по стеклу …
    — Только ты не уловил
    Грозная стрела
    Мои легкие слова и нежность
    Злость напоказ …
    Каменная безысходность
    Все мои шалости!

    Я, ты будешь

    Я. Ты сможешь. Между нами пропасть.
    Пью. Вы хотите пить. Напрасно приходить к соглашению.
    Нам десять лет, нам сто тысяч лет
    Разделите — Бог мостов не строит.
    Будь! Это моя заповедь. Дать — по
    Пасс, дышать без нарушения роста.
    Я. Ты сможешь. Десять пружин
    Вы скажете: — Я! — и скажу: — раз …

    Каждый стих — дитя любви

    Каждый стих дитя любви
    Нищий ублюдок.
    Первенец — на трассе
    Поклониться ветрам — поставить.
    Сердце — ад и жертвенник,
    Небо и позор сердцу.
    Кто отец? Может быть король
    Может быть король, может быть вор.

    Мой предок был скрипачом

    Мой предок был скрипачом,
    Всадником и вором одновременно.
    Это потому, что я бродяга по своей природе.
    А твои волосы пахнут ветром?
    Разве он, смуглый, ворует с телеги?
    У меня под рукой абрикосы,
    Виновник моей страстной судьбы,
    Кудрявый и горбатый?
    Удивляясь пахаря за плугом,
    Плевать между губ — плоды шиповника.
    Он был плохим другом — лихим
    И был ласковым любовником!
    Любитель трубок, луны и бус
    И все молодые соседи…
    Я тоже считаю, что — трус
    Был мой желтоглазый предок.
    Что, продам душу дьявола за копейки,
    Он не пошел на кладбище в полночь.
    Мне тоже кажется, что нож
    Носил за сапогом,
    Вот не раз из-за угла
    Прыгнул — как гибкий кот …
    И как-то понял
    Что он на скрипке не играет!
    И ему было наплевать на все,
    Как прошлогодний снег — летом!
    Так мой предок был скрипачом.
    Я стал таким поэтом.

    В раю

    Я буду плакать о земном и в раю,
    Я старые слова, когда мы встретимся снова
    Я не скрою.
    Где гармонично летят сонмы ангелов
    Где арфы, лилии и детский хор,
    Где все спокойно, Я буду неспокойно
    Попасть в глаза.
    Видя небесные с ухмылкой,
    Одинокий в кругу невинных строгих дев,
    Я буду петь, земной и чужой,
    Земной напев!
    Память ложится на плечи
    Наступит момент — слез не скрою…
    Ни туда, ни сюда — не надо нигде встречаться,
    И мы не будем просыпаться в раю для встреч!

    Будь нежным, яростным и шумным

    Будь нежным, яростным и шумным
    — Да здравствует жизнь! —
    Обаятельный и умный, —
    Приятно быть!
    Нежнее всех, кто есть и был
    Не знаю вины …
    — Про возмущение, что в могиле
    Мы все равны!
    Стань тем, что никому не нравится
    — Ой, стань как лед! —
    Не зная, что было,
    Ничего не выйдет
    Забудьте, как сердце разбилось
    И снова срослось
    Забудьте слова и голос
    И волосы сияют.
    Браслет из античной бирюзы —
    На стебле
    На этой узкой, такой длинной
    В мою руку …
    Как на рисование облака
    Издалека,
    Перламутровая ручка
    Была взята рука
    Как ноги прыгнули
    Через плетень
    Забудьте, как близко по дороге
    Тень пробежала.
    Забудьте, как огненно в лазурном
    Как тихие дни …
    — Все ваши шалости, все штормы
    И все стихи!
    Мое свершившееся чудо
    Развеять смех.
    Я, вечно розовый, буду
    Бледнее всех.
    А они не откроются — так и должно быть —
    — Ой, пожалей! —
    Не для заката, не для взгляда,
    Не для поля —
    Мои опущенные веки.
    — Не для цветка! —
    Моя земля, прости навсегда
    Для всех возрастов.
    И так растают луны
    И растают снег
    Когда этот юноша мчится на
    Восхитительный возраст.

    Тебя зовут птица в руке

    Тебя зовут птица в руке
    Тебя зовут кусок льда на языке
    Одно движение губ
    Твое имя состоит из пяти букв.
    Мяч, пойманный на лету
    Серебряный колокольчик в моем рту
    Камень, брошенный в тихий пруд
    Будешь рыдать, как тебя зовут.
    В легком щелканье ночных копыт
    Гремит твое громкое имя.
    И он позовет его в наш храм
    Звонит спусковой крючок.
    Ваше имя — ох, не можете! —
    Тебя зовут поцелуй в глаза
    В нежном холоде неподвижных век
    Тебя зовут поцелуй в снегу.
    Ключ, ледяной, синий глоток.
    С вашим именем — глубокий сон.

    Марина Цветаева — ярчайший представитель лирической поэзии XX века, наряду с Анной этих двух знаменитых женщин постоянно сравнивают, ищут в них сходства и различия, общую интонацию, стиль и манеру написания стихов. Однако при внимательном изучении этого вопроса можно обнаружить, что Цветаева и Ахматова — совершенно разные творческие единицы: как лед не похож на пламя, так и Цветаев далек от Ахматова. Героиня стихов Анны Ахматовой, от имени которой она пишет, — натура аристократическая, сдержанная, склонная к анализу чувств, эмоций, действий.

    Любовная лирика Цветаевой представлена ​​героиней очень эмоциональной, открытой, иногда противоречивой, изменчивой. Созерцанием мира не занимается, редко впадает в осеннее настроение безответного чувства. Она отдает всю себя любви — бесследно, горячо и эмоционально. Кстати, Марина Цветаева боготворила Анну Ахматову, всю жизнь была ее поклонницей.

    Любовная лирика Цветаевой, стихи которой называют поэтическим наследием ХХ века, двояка: в них жертвенность и настойчивость, напористость и вопрошание.Эта дихотомия прослеживается во многих ее работах.

    Героиня Цветаевой тоже другая: иногда она ведет себя как опытная в любовных делах женщина, которая с несколько иронией смотрит на проявление чувств и поведения по отношению к ней влюбленным мужчиной («Где такая нежность?». ), Иногда она выдает себя за ведьму («Не вспоминать ни час, ни год …»). Из верной жены («СЭ») можно перевоплотиться в отвергнутую любовницу («Цыганская страсть разлуки»).Героиня стихов Цветаевой часто рассказывает о мужчинах, которые когда-то любили ее, но теперь их чувства к ней остыли. Рассказчик в следующих строках показывает ее властную и капризную натуру и делает довольно выразительный упрек избраннице, которая уже не мечтает о ней и не хвалит ее, как прежде: «Вчера я лежал у моих ног!»

    Попробуем разобрать несколько стихов, чтобы раскрыть особенности любовной лирики Цветаевой, произведения которой находят отклик в душах любителей современной поэзии, что само по себе не так уж удивительно.

    Несмотря на то, что Марина Цветаева жила в довольно отдаленное от нас время, ее работы по-прежнему актуальны. Ведь человеческие чувства и эмоции, которые так образно отражены в ее творчестве, неизменны. Кроме того, она влюбляется в свои стихи благодаря удивительному таланту выражать свое мировоззрение простыми и понятными каждому строчками: здесь не нужно вдаваться в сложные слова, пытаясь уловить суть того или иного поэтического произведения. .

    Любовная лирика Цветаевой в стихе «Как правая и левая рука» завораживает своей женственностью, мягкостью слов, нежной интонацией:

    Как правое, так и левое крыло.

    Рассказчик выявляет сходство, идентичность душ в первых двух строках. И это состояние общности вызывает у героев этого стиха чувство уюта и комфорта, которое, к сожалению, длится недолго. Последние предложения стиха демонстрируют пропасть, образовавшуюся между двумя влюбленными, которая становится для них непреодолимой преградой. Слова Цветаевой о ее героине как бы подтверждают известный тезис: счастье не вечно. Насколько мы этого хотим.

    В стихотворении «От сказки к сказке» взрослая героиня смотрит на мир удивленным взглядом девушки и просит своего избранника помочь ей всегда оставаться молодой в отношении жизни и любовных отношений:

    Любовная лирика Цветаевой в стихотворении «Быть ​​нежной, яростной и шумной» показывает жизнелюбие героини и всю гамму противоречивых эмоций и чувств, которые ее переполняют. Повсюду читатель видит использование автором антитезисов, например: «вечно розовый — все бледнее».«Это стихотворение было написано Цветаевой во время ее пребывания с мужем и дочерью в Феодосии. Видимо, тогда Цветаева находилась в состоянии познания мира, принятия жизни такой, какая она есть. Поэтому поэтесса использует такие глаголы, как« быть ». и «стать». Героиню стиха интересует не только окружающий мир, но и собственные чувства: она запечатлевает в своих словах те мелочи, которые ей нравятся. Например, браслет, который она видит »на этом узкая, эта моя длинная рука ». Однако, изучая себя как бы со стороны, героиня говорит о забвении, видимо, находя и в этом состоянии некий смысл существования:

    И волосы сияют.

    А завершается стих философским взглядом в будущее. Свои мысли о неприкосновенности мира автор отмечает заключительными строчками:

    Восхитительный возраст.

    В любовной лирике Цветаевой есть и дискурсы о противостоянии полов. В стихотворении «Под лаской плюшевого одеяла» рассказчик медленно рассказывает о «дуэли своенравия», в которой неясно, кому из двух влюбленных отведена роль добычи, а кому — охотника, а кто, тем не менее, появился. победил в этом противостоянии личностей.Она никогда не находит ответа на эти вопросы.

    Любовная лирика Марины Цветаевой также затрагивает извечную тему борьбы Любви и Смерти. В стихе «Любовь! Любовь! »- они ведут битву в безбрежном мире поэта. Чувства рассказчика переменчивы: сначала недоверчивая, потом увлеченная, потом смущенная. И все это сопровождается побегом. о победе любви над смертью … Для некоторых людей, которых лирическая героиня описывала словами «закутанные, безглазые и немые», любовь — ловушка.Героиня этого поэтического рассказа, в отличие от них, не желает «держать в душе пудов». Она стремится к свободе и уверена, что добьется своей цели, ведь у нее «пара красивых крыльев».

    Как разнообразна любовная лирика М. Цветаевой! Ее стихи безмерны. Ее стихи вечны. Они любовь, а значит, неподкупны.

    Марина Цветаева — русская поэтесса, прозаик, переводчик, одна из величайших русских поэтов ХХ века.. Марина Цветаева начала писать стихи в шесть лет, причем не только на русском, но также на французском и немецком языках.

    Цветаева сравнивает себя со своими героями, дает им шанс жить вне реальности, трагедия их земной жизни компенсирует принадлежность к миру души, любви, поэзии. Поэтому стихотворений Марины Цветаевой о любви так трогают душу.

    Мне нравится, что ты от меня не болею
    Мне нравится, что я тобой не болею
    Что никогда тяжелый шар
    Не поплывет под нашими ногами.
    Мне нравится, что можно быть смешным —
    Свободно — и не играть словами
    И не краснеть удушающей волной
    Легко касаться рукавов.

    Мне тоже нравится, что ты со мной
    Спокойно обнимай другого
    Не читай меня в адском огне
    Жги за то, что не целовал тебя.
    То мое нежное имя, мое нежное, не
    Ты не говоришь ни днем, ни ночью — напрасно …
    Что никогда в церковной тишине
    Они не будут петь над нами: Аллилуйя!

    Спасибо и сердцем и рукой
    Потому что ты меня сам не знаешь! —
    Люблю так: за мой ночной покой,
    За редкость встреч в часы заката,
    За наши не прогулки под луной
    За солнышко, а не над головами, —
    Потому что вы больны — увы! — не мной,
    Потому что я болен — увы! — не вами!

    Люблю — но мука еще жива.
    Найдите убаюкивающие слова:

    Дождливые — кто все растратил
    Придумайте сами, чтобы в листве их

    Дождь слышался: не цеп о сноп:
    Дождь в крышу бьет: так что на моем лоб,

    На гроб стекала, чтоб лоб светился,
    Озноб — утихает так кто спит

    А спал …
    Через колодцы, мол
    Вода просачивается. В ряду
    Врут, не жалуются, а ждут
    Неизвестный.(Они меня сожгут).

    Ятаган? Огонь?
    Поскромнее — как громко!
    Будь знаком, как ладонь глазам,
    Как губы —
    Имя собственного ребенка.

    Она не любила, но плакала. Нет, не я, но все же
    Только ты показал в тени свое обожаемое лицо.
    Все в нашем сне было не похоже на любовь:
    Ни повода, ни доказательств.

    Только этот образ кивнул нам из вечернего зала,
    Только мы — ты и я — принесли ему жалобный стих.
    Нить обожания нас крепче связала,
    Чем влюбляться — других.

    Но порыв прошел, и кто-то нежно подошел,
    Кто не мог молиться, но любил. Не спешите осуждать
    Ты запомнишься мне самой нежной нотой
    В пробуждении души.

    В этой грустной душе ты бродил, как в незапертом доме …
    (В нашем доме, весной …) Не зови меня, забывшего!
    Я заполнил с вами все свои минуты, кроме
    Самое печальное — это любовь.

    Любовь! Любовь! И в конвульсиях, и в гробу
    настороже — соблазняюсь — смущаюсь — понесусь.
    О боже! Не в сугробе гроба,
    Не попрощаюсь с тобой в облаке.

    И не мне пара красивых крыльев
    Дана хранить пуды в душе.
    Запеленутый, безглазый и немой
    Не умножу жалкое поселение.

    Нет, руки развяжу, лагерь эластичный
    Одним взмахом твоего савана,
    Смерть, выбью! — Тысяча верст около 900. 10 Снег растает — и лес спален.

    А если все — плечи, крылья, колени
    Сжимая — дала увлечься на погост, —
    Это только для того, чтобы, смеясь над тленностью,
    Поднимись в стихах — или зацвела розой!

    Как любовь стара, как любовь забыта-новая:
    Утро в карточный домик, смех превращает наш храм.
    О мучительный позор за лишнее слово вечера!
    Тоска по утру!

    Трирема, синяя как месяц, утонула на рассвете,
    Лучше ручкой про расставание с ней не писать!
    Утро превращает наш сад из Эдема в жалкую пустошь…
    Сколько лет любви!

    Знаки оттуда отправляют только ночью,
    Поэтому обо всем, что ночное, береги, как книгу!
    Не шепчешь никому, проснувшись, о нежном чуде:
    Свет и чудо — враги!

    Твой восторженный бред, позолоченные люстры светились розовым светом,
    Утром будет весело. Пусть рассвет его не слышит!
    Будет утром — мудрец, будет утром — холодный ученый
    Тот, кто поэт ночью.

    Как я мог, только живя и дыша ночью, как мог я
    Лучший вечер отдать мучениям январского дня?
    Только утро виню, посылая вздох в прошлое,
    Только утро виню!

    Мой предок был скрипачом,
    Всадником и вором одновременно.
    Это потому, что я бродяга по своей природе.
    А твои волосы пахнут ветром?

    Разве он, смуглый, ворует из телеги
    Под моей рукой абрикосы,
    Виновник моей страстной судьбы
    Кудрявый и горбатый?

    Подивиться пахарю за плугом
    Плевать между губ — плоды шиповника.
    Он был плохим другом — лихим
    И был ласковым любовником!

    Любитель трубок, луны и бус
    И все молодые соседи …
    Мне тоже кажется, что — трус
    Был мой желтоглазый предок.

    Что, продал душу дьявола за копейки,
    Он не пошел на кладбище в полночь.
    Мне тоже кажется, что нож
    Он носил за ботинком,

    Вот не раз из-за угла
    Прыгал — как гибкий кот…
    И как-то понял
    Что он на скрипке не играет!

    И ему было наплевать на все,
    Как прошлогодний снег — летом!
    Так мой предок был скрипачом.
    Я стал таким поэтом.

    Можно было научить «женщин говорить», тогда Цветаева в своих текстах отразила не мысли, а глубокую чувственность женщины. Хотите ощутить его полноту? Тогда этот раздел для вас!

    Марина Цветаева знала о своем творчестве, как любой великий поэт, все заранее.Она сказала вслух, что искренне полюбят ее только «через сто лет». И пришло время любви. Что влюбленные ищут сегодня в стихах Цветаевой о чувстве, которое тысячи лет тревожило сердца людей?

    Как женщина, Марина Цветаева прожила недолго и была очень «шатко» счастлива. Трудный брак с Сергеем Эфроном из-за суровых времен и непостоянства поэтессы, романы с Софьей Парнок (Голлидей), Борисом Пастернаком, Константином Родзевичем, а также эмиграция, возвращение домой в тяжелые дни войны искалечили Марину Ивановну Цветаеву.Так солома уносится ветром с родного поля в далекие страны и однажды разрушается в речном водовороте. Жизнь философа, жены, матери, прозаика и поэта оборвалась эвакуацией в первый год войны в конце летних дней.

    Но Цветаева-поэт (Марина Цветаева не любила слова «поэтесса») может поддержать своих поклонников и новых «знакомых». В чем? Давайте вместе разберемся.

    Короткие стихотворения Цветаевой. Стихи Марины Цветаевой о любви

    Мне нравится, что ты болен не я

    Мне нравится, что вы мной не болеете,
    Мне нравится, что я не болею,
    Тот никогда не тяжелый шар
    Не плавает у нас под ногами.
    Мне нравится, что ты можешь быть смешным —
    Растворенный — и не играй словами,
    И не краснея удушающей волной,

    Спишь с рукавами.

    Мне нравится то, что ты со мной
    Спокойно обнимай другого,
    Не читай меня в аду
    Жги за то, что у меня нет тебя.
    Как зовут ласковый рудник, мой ласковый, не
    Днем и ночью упоминаем — все …
    То ни разу в церковной тишине
    Не кидайся на нас: Аллилуя!

    Спасибо и сердце и руку
    За то, что вы меня не знаете! —
    Так люблю: за ночной отдых,
    За редкость встреч с тупицами
    За то, что не гуляем под луной,
    За солнцем мы не над головами —
    За то, что вы больны — увы! — не я,
    За то, что я в больнице — увы! — не ты!

    Рыцарь ангелоподобный

    Рыцарь ангелоподобный —
    Долг! — Небесные стражи!
    Белый надгробный памятник
    На груди живая.

    За спиной орудие
    Крашер,
    Блоссоми,
    Ежутенный звонарь.

    Страсть, молодость и гордость
    Все сдалось без бунта,
    Потому что ты раб
    Первый Пивы: — Госпожа!

    Слабая отговорка

    Как старая любовь, как любовь забытая-ново:
    Утро в карточном домике, смех, кружит наш храм.
    О мучительном позоре за вечер ненужное слово!
    О тоске по утрам!

    Утонул в синей заре, как месяц, трипрем,
    Прощайся с ней, пусть лучше пишет ручкой!
    Утро в жалкой пустоши отворачивает наш сад от Эдема…
    Как стара любовь!

    Оттуда только ночью присылают знаки,
    Потому что всю ночь, как книгу, со всех вышеперечисленных!
    Никто не шепчет, просыпаясь, о нежном чуде:
    Свет и чудо — враги!

    Ваш восторженный бред, свет покрывал люстру позолоченную,
    Утром будет нелепо. Пусть не слышит рассвета!
    Это будет утром — мудрец, это будет утром — холодный ученый
    Тот, кто ночью поэт.

    Как мог, просто по ночам жил и дышал, как мог
    Лучший вечер, чтобы замучить январский день?
    Только утро посылаю вздох,
    Только утро Winn!

    Никто ничего не брал

    Никто ничего не брал!
    Мне приятно, что мы расстались.
    Целую тебя — сотни
    Отключение верст.

    В страшный полет крестим тебя:
    Лети, орел молодой!
    Ты загорелся солнышком, не поджариваясь,
    Это молодое мнение, мое твердое мнение?

    Нежный и бесповоротный
    Никто тебя не искал…
    Целую тебя — сотни
    Отключение лет.

    Вчера

    Вчера посмотрел в глаза,
    А теперь — все косит в сторону!
    Вчера сидел раньше птиц —
    Все жаворонки теперь вороны!

    Я тупой, а ты умный
    Live, и я ошарашен.
    О женском крике всех времен:
    «Милая моя, что я натворила ?!»

    И слезы ей — вода и кровь —
    Вода, — кровью, в слезах омытая!
    Не мать, а мачеха — любовь:
    Не ждите ни суда, ни пощады.

    Взлетают милые кораблики
    Он идет белым …
    И стон разносится по всей земле:

    Вчера еще лежал в ногах!
    Я равняюсь китайской мощи!
    Evrisa Обе руки держал, —
    Жизнь вывалилась — копеечная ржавчина!

    Детубитис на корте
    Стою — несвободный, лютый.
    Я тебе черт возьми:
    «Мой милый, что я сделал?»

    Спрошу стул, спрошу кровать:
    «За что, за что страдать и недостаток?»
    «Позвонил — Шаолес:
    Еще один поцелуй», — отвечают они.

    Живи учил в самом огне
    Бросился — в степь Зейланед!
    Вот что ты, милый, сделал меня!
    Мой милый, что ты — я сделал?

    Все, что знаю — не останавливайся!
    Опять ради — не хозяйка!
    Где отступает любовь
    Там подойдет смерть-садовник.

    Сама

    — какое дерево трясти! —
    Когда яблоко созреет …
    — Для всех, для всех извините за
    Дорогой мой, — что я сделал!

    Созданный из камня, созданный из глины

    Кто из камня сотворен, кто сотворен из глины —
    А я глупая и сверкающая!
    Я по делу — измена, меня зовут — Марина,
    Я морская морская пена.

    Кто сотворен из глины, кто сотворен из плоти —
    Те гроб и надгробия …
    — В купели морского крещения — и в полете
    Его — непрестанно ломаются!

    В каждом сердце, в каждой сети
    Разное мое эгоистичное.
    Вы видите, что Кудри благословляет их? —
    Земля не производит соли.

    Гуляя по граниту коленями,
    Я с каждой волной — воскресаю!
    Да здравствует пена — Веселая пена —
    Высокая морская пена!

    У нас с тобой всего два эха:
    Ты умер, а я пошел.
    Мы как-то раз с подачей воска
    Забили роковой луч.
    Ощущение сладкой болезни
    Души терзают и сгорают.
    Потому что чувствуешь себя еще
    У меня порой до слез пористо.

    Скоро будет горькой улыбки,
    И усталость грустит.
    Извините, это не слово, верьте и не взгляд, —
    Только тайна утеряна, извините!

    От тебя, уставший анатом
    Я знал сладчайшее зло.
    Потому что ты чувствуешь себя братом
    У меня порой до слез слезы.

    Мы с вами разные

    Мы разные
    Как суши и вода
    Мы разные
    Как луч с тенью.
    Уверяю — не беда,
    И самое лучшее приобретение.

    Мы разные
    Какая благодать!
    Прекрасно дополняем
    Мы друг друга.
    Что нам дать то же самое?
    Только ощущение замкнутого круга.

    Ошибка

    Когда снежинка летит легко,
    Как звездочка, падающая скольжением,
    Возьми руку — она ​​сказка слеза,
    И воздушности вернуть невозможно.

    При подтверждении прозрачности медузы,
    Она коснется по прихоти рук,
    Она, как пленница, скованная,
    Вдруг побледнеет и внезапно умрет.

    Когда хотим в плетеных мотыльках
    Видим не сон, а землю
    Где их наряд? От них на пальцах
    Одно зарево крашеной пыли!

    Оставь полет со снежинками с молью
    А не парень медуза в песках!
    В руках не мечтать,
    В руках мечту не держать!

    Невозможно грустить,
    Скажи: «Страсти! Без ума от горя, Рэй!»
    Твоя любовь была такой ошибкой —
    Но без любви мы умираем.Колдун!

    Легкость — милый грех

    Маленькость! — Милый грех,
    Милый спутник и враг мой милый!
    Ты мне в глаза засиял смехом,
    И я мазуркой плеснул по жилам.

    Беру кольца не хранить, —
    Кто бы я ни был женат!
    Старт наугад
    И финиш до старта.

    Будь как стебель и будь как сталь
    В жизни, где так мало можно …
    — печалью угостить шоколадом,
    И смейся прохожим в лицо!

    Только девушка

    Я всего лишь девушка.Мой долг
    Брачной короне
    Не забывай, что везде — волк
    И помни: я овца.

    Мечта о замке из золота,
    Качели, кружили, трясли
    Сначала кукла, а потом
    Не кукла, а почти.

    В руке нет шпаги,
    Нити не скользят.
    Я всего лишь девушка, молчу.
    Ой, если и я

    Смотрю на звезды, чтобы узнать, что там
    И звезда упала
    И улыбнулась всеми глазами
    Не опуская глаз!

    Иди, как я

    Иди, смотри как я,
    Ешь, устремляясь вниз.
    Я их спустил — тоже!
    Прохожий, стой!

    Читал — куриная слепота
    И маков набирал букет
    Что меня называла Марина
    А сколько мне лет было.

    Не думайте, что здесь — могила,
    Что я появлюсь, угрожая …
    Я слишком сильно любил
    Смейтесь, когда нельзя!

    И кровь на кожу полилась,
    И кудри мои забормотали …
    Я тоже был, прохожий!
    Прохожий, стой!

    Сорви сам стебель дикая
    И ягода ему, —
    Кладбищенская земляника
    Более крупная и сладкая.

    Да только не стой угрюмо,
    Голову опустить на грудь.
    Легко думать обо мне,
    Легко забыть.

    Как луч светит тебя!
    Вы все в золотой пыли …
    — И пусть вас не беспокоят
    Мой голос из-под земли.

    Плед под ласкающий плюшевый

    Под ласковым плюшевым пледом
    Вчера звоню мечте.
    Что это было? — Чья победа? —
    Кто побежден?

    Опять все переменилось,
    Опять всех хвалят.
    В том, что я не знаю слов,
    Была любовь?

    Кто был охотником? — Кто занимается майнингом?
    Все черти — наоборот!
    Что я понял, длинное мурлыканье
    Сибирский кот?

    В то время борьбы
    Кто, чья рука была всего лишь мячом?
    Чье сердце твое, мое
    Выстрел в прыжок?

    И еще — что это было?
    Что вы хотите и извините?
    не знаю: выиграл?
    Побежден

    Повторяю накануне разлуки

    Повторяю накануне разлуки,
    В конце любви
    Что любили эти руки
    Влайд твои

    А глаза — кому — кому
    Взгляд не дает! —
    Требуется отчет
    Для случайного просмотра.

    Все вы со своим гипсом
    Страсть — Бог видит! —
    Требуется окупаемость
    За случайный вздох.

    И я тоже устало говорю,
    — Не торопитесь слушать! —
    То, что на душе поднялось
    По душе.

    А я вам скажу:
    — Все равно — Ева! —
    Этот рот подходит для поцелуя
    Твой Юнь был.

    Смотритель — жирный и ровный,
    Сердце — пятилетний …
    Счастлив, кто тебя не встретил
    В пути.

    Далее

    Святой я, Иль не грешник
    Ты входишь в жизнь, Иль твой путь позади, —
    Ой, только люби, люби его нежно!
    Как мальчик, Буджуки на груди,
    Не забывай, что тебе нужен сон еще
    И вдруг нет засорения от сна.

    Будь с ним вечно: научим
    Тебя печали его нежными глазами.
    Будь с ним навек: Его сомнения терзаются,
    Прикоснись к движению его сестер.
    Но, если мечты безгрешны
    Суммы зажечь чудовищный огонь!

    Ни с кем не обменивать
    Само по себе тоска прошлого проносится.
    То ли тому, кого я не решился:
    Его мечты не боятся толще!
    То ли тому, кем мне не удалось быть:
    Любовь без мер и любовь до конца!

    Кроме любви

    Не любил, но плакал. Нет, не любил, но все же
    Только ты указал на тень обожаемую мордашку.
    Это все было в нашей мечте на любовь не похоже:
    Ни причин, ни доказательств.

    Только нам этот образ кивнул из вечернего зала,
    Только мы — ты и я — принесли ему жалобный стих.
    Поклонения нашей нитью связали нас
    Чем любовь — другим.

    Но у меня был порыв, и кто-то ласково подошел.
    Кто не мог молиться, но любил. Осуждайте, не торопитесь!
    Тебя запомнят как самую нежную ноту.
    В пробуждении души.

    В этой грустной душе Ты гулял, как в открытом доме.
    (В нашем доме весной …) Не зови меня, забудь!
    Все моменты я был наполнен тобой, кроме
    Самый грустный — любовь.

    Здесь снова окно

    Вот опять окошко,
    Где опять не спи.
    Может выпить вина
    Может сидят.
    Или просто — руками
    Не разглашайте два.
    В каждом доме друг
    Окно есть.
    Крик разлуки и встреч —
    Ты, окно в ночи!
    Может быть, сотни свечей
    Может быть, две свечи …
    Но все равно
    Мой отдых …
    А в моем доме
    Стало кончено …

    На солнце, на ветру, на свободном пространстве

    На солнышке, на ветру, на свободном пространстве
    С любовью бери себя!
    Чтоб только не видел вашего радостного взора
    Никак попутно судья.
    Беги по воле, по долинам, в поле,
    По траве танцуем легко
    И пей, как толстые дети Шала,
    Из кружек большого молока.
    Ой ты, впервые смущающийся в любви,
    Доверься превращениям снов!
    Беги с нею волей, по ветру, под кленом,
    Под молодой зеленью берез;
    Пасить на розовых склонах стада,
    Скрыть журчание струй;
    И друг, чалунья, ты здесь без стыда
    В красивые губы поцелуй!
    Кто молодой радостно шепчет?
    Кто скажет: «Пора!» Забывать?
    — на солнышке, на ветру, на свободном пространстве
    С любовью бери себя!

    НЕ чернокнижник! В белой книге

    НЕ чернокнижник! В белой книге
    ей на глаза попался Дали Донской!
    Где бы ты ни был — будешь печь,
    Lookage — и возвращайся обратно.

    Ибо с гордостью своей, как кедр.
    Мир Озия: Социлы плавают,
    Светятся рычат … морские недра
    Транкл — и возвращайтесь со дна!

    Переконфигурируйте меня! Я повсюду:
    Зори и руда Я, Хлеб и вздох,
    Я ЕСМЬ Я БУДУ, И DOCU
    Губы — Бог достигнет души:

    Сквозь дыхание — твой хриплый час,
    Сквозь Архангельский суд
    Лощина! — все устье шипа
    Обводи и возвращайся с Одрой!

    Обзор! В конце концов, это вовсе не сказка!
    — Аренда! — Стрелка, описывающая круг…
    — Аренда! — Ни один не спас
    От безрукового обгона:

    Через дыхание … (Перси наполнился,
    Веки не видно, во рту — слюда …)
    Как сорриливица — Самуэль
    Лиморлы — и верни один:

    Для другого с тобой и в сосуде
    Днем не многолюдно …
    Нахождение и длы.
    IM I WILL I WILL AND DOCTOR
    Soul — как губы добавят

    Твой нежный рот — крепкий поцелуй

    Твой нежный рот — крепкий поцелуй…
    — И все, а я просто нищий.
    Кто я сейчас? — Единый? — Нет, тысячи!
    Завоеватель? — Нет, победить!

    Love is it — или восхищаться,
    PERO PUDDA — ILE PRINDDOR,
    Tomorrow Lee для ангельского ранга —
    Ile a парашют притворяется — зовет …

    — печали души, очаровательные глаза,
    Per Lee Striker — Ах! — ни в коем случае,
    Как назвать этот набор — нет
    Твой нежный ротик — крепкий поцелуй!

    Кошки

    К нам приходят когда
    В наших глазах не видно боли.
    Но пришла боль — они не болы:
    В кошачьем сердце нет стыда!

    Нелепо, не правда ли, поэт
    Тренировать свою домашнюю роль.
    Они убегают от рабской доли.
    Нет рабского сердца!

    Не нравится ни мана, ни нравится, ни
    Как ленивый до уютного холе
    Мгновение — они в дикой природе:
    В кошачьем сердце нет любви!

    Я написал на липкой доске

    Я написал на липкой доске,
    А на листовках Ферреса поблекло,
    И на реке, и на морском песке,
    Коньки на льду, и кольцо на очках, —

    И на стволах, что сотни зим,
    И напоследок — чтоб всем было известно! —
    Что ты любишь! Любовь! Любовь! Любовь! —
    Подпись — радуга небесная.

    Как я хотела каждый цвет
    В веках со мной! Под пальцами!
    А потом, склонив лоб лбом о стол,
    Крест перекрестится — имя …

    А ты, в руки писцу по продажам
    Положи! Ты, что я душечка!
    Я не продан! Внутри колец!
    Вы должны выжить на кустах.

    Откуда эта нежность?

    Откуда эта нежность?
    Не первая — эти кудри
    Разглаживание и губы
    Я знала — тьма твоя.

    Звезды вареные и гасли
    (Откуда взялась эта нежность?),
    Глаза вареные и гасли
    У меня самые глаза.

    Не такие песни
    Ночью слушал
    (Откуда такая нежность?)
    На груди певица.

    Откуда эта нежность?
    А что с ним делать, метки
    Crazy, певица
    С ресницами — больше нет?

    Любовь! Любовь! И судороги и в гробу

    Любовь! Любовь! И в конвульсиях, и в гробу
    Завернутый — под предлогом — запутались — прет.
    О меде! Ни в гробу, ни
    в облаке с тобой не скажу.

    А не на мне парочка крыльев прекрасной
    Дана, для души.
    Укорененная, бездарная и бездарная
    Жалкую Слободу не ругаю.

    Нет, я буду серфить твои руки, мельница упругая
    Единственная волна твоей кровати
    Смерть, забрать! — Обязательно тысяча в районе
    Снежный пушок — и лес спален.

    А если все W — плечо, крылья, колено
    Сжимаю — дал себе взорвать, —
    Только тогда, смеясь над деленой,
    Veriate Rolling — Il Rosan Fly!

    хочу зеркало где мучение

    Хочу зеркало, где мучения
    И дыхание сна
    Я выкопал — куда ты идешь
    А где убежище.

    Вижу: мачта корабля,
    А ты — на палубе …
    Ты в поезде дымишь … Поля
    Вечером жалоба —

    Вечерние поля в росе,
    Над ними — вороны …
    — Благословляю всех
    Четыре стороны!

    Не целовалась — прикреплена

    Не целовались — прикрепили.
    Не сказал — показали.
    Может быть — ты не на земле жил,
    Может только плащ на стуле висел.

    Может быть — давным-давно под каменной плоской
    Наступил твой нежный век.
    Войлок вощеный:
    Маленькие поздние розы.

    Кладу руку на сердце — не бьется.
    Так легко без счастья, без страданий!
    — Так прошло — так в народе называют —
    На свете — хуй любви.

    Крючок для крепления на груди

    Крючок цветок на грудь,
    Кого подкололи — не помню.
    Неутолим мой голод
    По печали, по страсти, по смерти.

    Виолончель, скрип
    Двери и звон стекла,
    И лязг шпор и крик
    Вечерние поезда

    Расстрелян на охоте
    И Трок Бубарец —
    Звоните, звоните
    Я нелюбимый!

    Но есть еще острие:
    Жду тот, у кого
    пойму как надо —
    И разжигаю.

    Попытка ревности

    Как жить с другим, —
    Все-таки проще? — Пуансон с подкладкой! —
    Линия Берегово
    Вскоре память ушла

    Обо мне, плавучий остров
    (В небе — не на воде)!
    Душ, души! — Будьте вам сестры,
    Не любовницы — вы!

    Как жить со сноном
    Женщина? Без божеств?
    Государь с престолом
    Оверши (с концентрацией),

    Как вы живете — cotk down —
    Heds? Вставай — как?
    С долгом бессмертной пошлости
    Как ты справляешься, бедняга?

    «Матрос да перебивает —
    Стой! Снимаем домой.«
    Как тебе жить с кем-нибудь
    Я в фаворитах!

    Часто и седобик —
    Песок? Не ем — не дави …
    Как живешь с подобием —
    Ты, Синай поправляю!

    Как вы живете с кем-то еще
    На месте? Ребр — Люба?
    Позор Зевезой государь
    Не прячет лоб?

    Как живешь — привет —
    Сделай? Скоро — как?
    С язвой бессмертной совести
    Как ты справляешься, бедняга?

    Как живется с товарным
    Маркетом? Назначение — круто?
    После мрамора Каррара
    Как жить с трубкой

    Гипс? (Из валуна высечен
    Бог — и доверчиво сломан!)
    Как ты живешь с стотысячными —
    Тебе, Лилит!

    Рыночная новинка
    Будет филе? На Вольшбаму остыла,
    Как тебе с землей живешь
    Женщина, без шестой

    Чувства? ..
    Ну что за голову: happy?
    Нет? В провале без глубины —
    Как живется, милый?
    Нравится ли мне с другим?

    Ты, я любил Ложь

    Ты, я любил Ложь
    Истина — и правда ложь,
    Ты любил меня — следующий
    Нигде! — Oversele!

    Ты, любил меня дольше
    Время. — Слив талии! —
    Ты меня больше не любишь:
    Правда в пяти словах.

    Соперник, и я приду к вам

    Соперник, и я приду к вам
    Когда-нибудь, так ночь лунная,
    Когда лягушки в пруду
    И женщины от жалости безумны.

    И, задержавшись на веках
    И на ревнивых твоих ресницах,
    Я тебе скажу, что я не мужчина,
    А всего лишь сон, который только снится.

    А я скажу: — Сливаешь, утешишь,
    Кто-то в душе забивает гвозди!
    А я вам скажу, что ветер свежий,
    Что жарко — над головой — звезды …

    Remese: все ваши цели дороже

    Remese: все твои цели дороже
    Волосы с головой.
    И иди сам … — Ты тоже
    И ты тоже, и ты.

    Узнай меня, все рыдания!
    Утром не ем!
    Чтобы я мог спокойно выйти
    Встань на ветру.

    Вы чужой, а не чужой

    Ты чужой а не чужой,
    Родной а не родной
    Моё а не моё! Идет к вам
    Домой — я «на гостях» не скажу,
    И не скажу «домой».

    Любовь — как пламенные заботы:
    И все кольцо — большое дело,
    И весь алтарь — великий свет.
    — Бог — не благословен!

    Мальчик, слезливо бегущий, Я явился тебе

    Мальчик, бегущий рвущийся,
    Я тебе явился.
    Ты трезво посмеялся
    Злые мои слова:

    «Шалость — жизнь мне, имя — шалость!
    Смейтесь, кто не дурак!»
    И не видел усталости
    Плохие губы.

    Луна привлекала вас
    Два огромных глаза.
    — слишком розовый и молодой
    Я был для тебя!

    Тает легче снега,
    Я стал как сталь.
    Мяч прыгнул с бега
    Прямо на рояле

    Пружинный песок под зубьями или
    Сталь на стекле …
    — Только ты не поймал
    Грозный стрелок

    Легкие слова моей нежности
    Очков гнева …
    Каменная безысходность
    Вся моя проказа!

    Я — там, ты — ты

    Я. Ты будешь. Между нами — бездна.
    Пью. Ты псих. Вкладывать — зря.
    Нам десять лет, нам сто тысячелетий
    Disconnect.- Бог мостов не строит.

    Будь! — Это моя заповедь. Дайте — Mimo
    Идти, дыша не нарушая роста.
    Я. Ты будешь. Три Пружины
    Вы скажете: — Ес! — А я скажу: — Один раз …

    Каждый стих — дитя любви

    Каждый стих — дитя любви.
    Нищий незаконнорожденный.
    Первенец — Хан
    На носу ветров — положен.

    Сердце — ад и алтарь,
    Сердце — рай и позор.
    Кто отец? Может быть, король,
    Может быть, король вор.

    Кто-то был моим предком — скрипач

    Кто-то из моих предков был скрипачом,
    Всадником и вором одновременно.
    Это потому, что у меня вспыльчивость
    И волосы пахнут ветром?

    Разве он, темный, не ворует у Арбы
    Моя рука — абрикосы,
    Виновник моей страстной судьбы
    Керчи и бочки?

    Прогулка по пахахару для дорогого
    Вкус между губ — шиповник.
    Плохой товарищ это был, — Лиха
    А она была любовницей!

    Любовник трубка, луна и бусы,
    И все молодые соседи…
    Я тоже считаю, что — трус
    Был мой желтоглазый предок.

    Что, душа черта за копейки,
    Был в полночь кладбище не ходил.
    Мне тоже кажется, что нож
    Носил для нее метчик

    Что не раз из-за угла
    Прыгал — как кошка гибкий …
    И почему-то понял
    Что он на скрипке не играет!

    И соска все это было
    Как снег прошлогодний — летом!
    Это мой предок был скрипачом.
    Я стал как поэт.

    В раю

    Я заплачу землей и в раю,
    Я старые слова с нашей новой встречей
    Не скрывай.

    Где алены ангелов летят стройно
    Где арфа, лилии и детский хор,
    Где все остальное, Я буду беспокойным
    Лови глаза.

    Райские видения с улыбкой
    Одна в кругу невинно-строгих служанок,
    Я буду петь, земной и чуждой,
    Земной вход!

    Плечи тоже вспоминая
    МиГ придет, — слез не скрывал…
    Ни сюда, ни там, — встречаться некуда
    И не для встреч, мы будем в раю!

    Будь нежным, безумным и шумным

    Будь нежным, сумасшедшим и шумным,
    — Так жажда жить! —
    Обаятельный и умный, —
    Обаятельный быть!

    Нежней всех, кто есть и был
    Не знаю вины …
    — о возмущении, что в могиле
    Мы все равны!

    Стань тем, что никто не милый
    — Ой, стань как лед! —
    Не знаю, что было
    Ничего не выходит

    Забудь, как сердце раскололось
    И снова слилось,
    Забудь свои слова и голос
    И волосы сияют.

    Бирюзовый браслет —
    На стебле
    На этой узкой, этой длинной
    Моя рука …

    Как рисовал Тучку
    Издалека
    За перламутровую ручку
    Рука взял

    Как прыгнуть в ноги
    Сквозь плетеную
    Забыть как у дороги
    Ебаная тень.

    Забудьте, как пламя в ленивцах,
    Как дни тихие …
    — все штаны свои, все штормы
    И все стихи!

    Мое чудо свершения
    Включи смех.
    Я, вечно розовый, буду
    Бледнее всех.

    И не раскрывайте — надо —
    — Ой, пожалуйста! —
    Ни для заката, ни для взгляда
    Нет полей

    Мои опущенные веки.
    — Ни для цветка! —
    Моя Земля, извини навсегда,
    На все века.

    И они также скроют луну
    И тающий снег
    Когда этот молодой будет посеян,
    Очаровательное веко.

    Тебя зовут птица в руке

    Тебя зовут птица в руке,
    Тебя зовут ледяным языком,
    Одно движение губой
    Твое имя состоит из пяти букв.
    Мяч пойманный на лету
    Серебряный бубен во рту,

    Камень, мчащийся в тихом пруду,
    Глупый, как вас называют.
    В свете ночи щелкали копытами
    Большой палец твое имя хрипит.
    И зовет его в висок.
    Выбирает курок.

    Вас зовут Ах, это невозможно! —
    Тебя зовут поцелуй в глаза,
    В нежных шорохах недвижимости,
    Тебя зовут поцелуй в снегу.
    Key, Ice, Blue Sungage.
    С твоим именем — спи крепко.

    Есть определенный час — как выпавший карабин:

    Когда гордится собой.

    Час ученичества, он в жизни каждого

    Высокий час при складывании пистолета

    К ногам указанного нам — пальца,

    We Purpur Warrior на верблюжьем мехе

    Заменяем на песок морской.

    Химинг из дня одиночества!

    Примерно в этот час, когда как спелый колос

    Мы оторвемся от их тяжести.

    Моя молодость! Мой инопланетянин.

    Моя молодость! Мой инопланетянин

    Молодость! Моя безделушка непарная!

    Воспаление глаз сужение,

    Так лист календаря сломан.

    Ничего от вашей добычи

    Не взялась задумчивая муза.

    Моя молодость! — Назад не нажимаю.

    Вы были бременем и обузой.

    Ты в ночи плакал ряд

    Ты тянул стрелы в ночи.

    Щедрость твоя раздается, как щебень,

    Я терпел грехи за других.

    Скиптер к вам, возвращаясь к свиданию —

    Какая уже душа на иго и кисть!

    Моя молодость! Моя Ферока —

    Молодость! Мой лоскуток пум!

    От четырех до семи

    В сердце, как в зеркале, тень,

    Скучно по одному — и с людьми …

    Медленно тянется день

    С четырех до семи!

    Людям не нужно — Лыгут,

    В сумерках каждый жестокий.

    Я хочу плакать.В Жгуте

    Шарф с перекрученными пальцами.

    Если обиделась, прощу,

    Только я, а не Томи!

    Мне безмерно грустно

    С четырех до семи.

    Так плыли: Голова и Лира.

    Так отплыли: Голова и Лира,

    Вниз, отступая.

    И Лира заверила: мир!

    И губы повторяют: извините!

    Кровавый след двойная лиа

    По наемникам Гебры —

    Брат нежный мой, сестра моя!

    Иногда, в тоске по унатоле,

    Движение замедлило голову.

    Но Лира заверила: мимо!

    И губы ее возрасту: увы!

    Смещенная как корона —

    ЛИРА не истекает кровью?

    Разве у нее волосы не серебристые?

    ROUGE ET BLEUE.

    Девушка в красном и девушка в синем

    Вместе гуляли по саду.

    — «Знаешь, Алина, накидываем платье,

    »

    Будем купаться в пруду? «.

    Угроза тонкого пальца

    Девушка ответила строго синим цветом:

    «Мама сказала — это невозможно.«

    Женская грудь! Души замороженные вздохнули.

    Женская грудь! Души замороженные вздох —

    Сущность женского пола! Волна, всегда удивляла

    Поймал — и всегда удивлял

    Ласкай — видишь Бога!

    Презренный и высокомерный jea

    Игрок. — Женская грудь! — Броня

    Соответствует! — Я думаю о тех …

    Примерно один на один, — друзья тех.

    Три короля.

    С ценными подарками.

    С синим морем.

    Все, с ark-c-тварью.

    Что в третьем, мой король?

    Не понимаю, что это значит!

    И ребенок плачет.

    Общение через сны

    Все происходит только в тот момент, когда люди создаются,

    Новинка Fluster delight,

    Но неизменной, как печаль, остается

    Общение через сны.

    Успокой … забыть … спать …

    Сладость опущенных век…

    Мечты открываются грядущей судьбе,

    Все мне, что бы я ни думал украдкой,

    Чистый, как чистый кристалл.

    Мы неразлучная и вечная тайна

    Я не молюсь: «О, Господи, уничтожь

    Мука грядущего дня! «

    Нет, молю: «О, пошли к нему, Боже,

    Привет от Вагона.

    Гул посильнее, как будто наверху — здание,

    Последний раз качается машина

    Последний раз… мы идем … до свидания,

    Моя зимняя мечта, моя мечта до слез хороша,

    Я от тебя утомился судьбой.

    Так суждено! Мне ничего не нужно

    Под шум машины сладко верю в чудо

    И к долгим звездным дням, еще туманным, плывущим.

    Мир такой широк! Вы в нем за прохождение

    Вагонная тьма словно прописывает плечи,

    В форсунку льется туман …

    Мой дальний друг, пойми — все эти речи

    Зеленое колье

    Играли весь вечер и выбрали колье

    От зеленого, до низа отражающих глаз, камней.

    Вы слишком сильно натянули хрупкую нить

    И камни обильно посыпаны,

    С папой обвиняем посильнее.

    Мы в тоске расстались в нашей незащищенности в Целии.

    Ни одного ожерелья на дрожащих пальцах

    Она заботится, давая нам новый свет.

    Мы к сокровищам бездны все дороги открыты,

    Жадные глаза не полны

    И ко всем драгоценным камням

    Отправляем ступеньки с вечными представлениями Скальцева.

    Русская литература не зря считается одной из лучших в мире. Знаменитые стихи Марины Цветаевой о любви знают практически во всех странах. В них выражена вся глубина переживаний и эмоций человека. Это целый мир ярких красок. На этих страницах вы можете прочитать лучшие стихи Цветаевой о любви. Здесь каждый найдет произведения на свой вкус, короткие и большие, веселые и грустные.

    Август — Астра,
    Август — Звезды,
    Август — Брозды,
    Виноград и Рябина
    Ржавый — Август!

    Полный, выгодный
    Яблоко со своим империалом,
    В детстве играешь, Август.
    Как ладонь сердце гладим
    Имя твоему царскому:
    Август! — Сердце!

    Поцелуи через месяц,
    Поздних роз и Поздно поздно!
    Звездный рейв —
    Август месяц
    Звездный рейв!

    Бабушка

    Продолговатый и сплошной овал,
    Курсор Black Dress …
    Юная бабушка! Кто пнул
    У тебя есть свои губы?

    Руки, которые в залах дворца
    Вальс Шопен играл …
    По сторонам льда
    Замки, в виде спирали.
    Темный, прямой и решительный взгляд.
    Смотрите, защита готова.
    Молодые женщины так не выглядят.
    Бабушка, ты кто?

    Сколько возможностей вы использовали,
    А невозможность — сколько? —
    В неумолимой разбивке земли,
    Двадцатилетняя полька!

    День был Невинен, и ветер был свежий.
    Тёмные звёзды погасли.
    — Бабушка! — Этот жестокий бунт
    В моем сердце — разве ты не от тебя? ..

    Будьте деликатными, безумными и шумными…

    Будь нежным, сумасшедшим и шумным,
    — Так жажда жить! —
    Обаятельный и умный, —
    Обаятельный быть!

    Нежней всех, кто есть и был
    Не знаю вины …
    — о возмущении, что в могиле
    Мы все равны!

    Стань тем, что никто не милый
    — Ой, стань как лед! —
    Не знаю, что было
    Ничего не выходит

    Забудь, как сердце раскололось
    И снова слилось,
    Забудь свои слова и голос
    И волосы сияют.

    Бирюзовый браслет —
    На стебле
    На этой узкой, этой длинной
    Моя рука …

    Как рисовал Тучку
    Издалека
    За перламутровую ручку
    Рука взял

    Как прыгнуть в ноги
    Сквозь плетеную
    Забыть как у дороги
    Ебаная тень.

    Забудьте, как пламя в ленивцах,
    Как дни тихие …
    — все штаны свои, все штормы
    И все стихи!

    Мое чудо свершения
    Включи смех.
    Я, вечно розовый, буду
    Бледнее всех.

    И не раскрывайте — надо —
    — Ой, пожалуйста! —
    Ни для заката, ни для взгляда
    Нет полей

    Мои опущенные веки.
    — Ни для цветка! —
    Моя Земля, извини навсегда,
    На все века.

    И они также скроют луну
    И тающий снег
    Когда этот молодой будет посеян,
    Очаровательное веко.

    В раю

    Я заплачу землей и в раю,
    Я не скрываю старых слов с нашей новой встречей.

    Где аллеи ангелов летят стройно
    Где арфа, лилии и детский хор,
    Где все остальное, Мне не терпится поймать твой взгляд.
    Райские видения с улыбкой
    Одна в кругу невинно-строгих служанок,
    Я буду петь, земной и чуждой,
    Земной вход!

    Вспоминая плечи тоже приедет
    МиГ, — слез не скрывал …
    Ни здесь, ни там, — некуда встречаться
    И не для встреч, мы будем в раю!

    В голубом небе глаза широко раскрыты…

    В голубом небе широко распахнутые глаза —
    Как воскликнут: — Будет гроза!

    На проезжающих верховых бровях —
    Как восклицаю: — Будет любовь!

    Сквозь равнодушных серых мхов —
    Так восклицает: — Будут стихи!

    В черном небе начертаны слова …

    В черном небе слова нарисованы —
    И глаза отличные …
    И нам не страшно, малышка
    И не сладко мы страстные постели.

    В поту — писательство, в поту — пашня!
    Нам знакомо другое рвение:
    Свет зажигает, танцуют над локонами, —
    Удар вдохновения!

    Вот опять окошко …

    Вот опять окошко,
    Где опять не спи.
    Может, вино пьют,
    Может — так сидите.
    Или просто — руками
    Не разглашайте два.
    В каждом доме друг
    Окно есть.

    Не от свечи, горели лампы тьмы:
    От бессонных глаз!

    Ручей разлуки и встреч —
    Ты, окно в ночи!
    Может быть, сотни свечей
    Может быть, три свечи…
    Нет и не возражаю
    Мой отдых.
    А в моем доме
    Стало кончено.

    Помолись, друг, за бессонный дом,
    За окном с огнем!

    Вчера посмотрел в глаза …

    Вчера посмотрел в глаза,
    А теперь — все косит в сторону!
    Вчера сидел раньше птиц —
    Все жаворонки теперь вороны!

    Я тупой, а ты умный
    Live, и я ошарашен.
    Ой, женский крик на все времена:
    «Милая моя, что я с тобой сделала ?!»

    И слезы ей — вода и кровь —
    Вода, — кровью, в слезах омытая!
    Не мать, а мачеха — любовь:
    Не ждите ни суда, ни пощады.

    Взлетают милые кораблики
    Он идет белым …
    И стон разносится по всей земле:

    Вчера лежал в ногах!
    Я равняюсь китайской мощи!
    Evrisa Обе руки держал, —
    Жизнь вывалилась — копеечная ржавчина!

    Детубитис на корте
    Стою — несвободный, лютый.
    Я тебе в аду скажу:
    «Милый мой, что я тебе сделал?»

    Спрошу стул, спрошу кровать:
    «За что, за что страдать и недостаток?»
    «Призвано — колесо:
    Другие поцелуи», — отвечают они.

    Живи учил в самом огне
    Бросился — в степь Зейланед!
    Вот что ты родная, сделала меня!
    Мой милый, что ты — я сделал?

    Все, что знаю — не останавливайся!
    Опять ради — не хозяйка!
    Где отступает любовь
    Там подойдет смерть-садовник.

    Само — какое дерево трясти! —
    Когда яблоко созреет …
    — Для всех, для всех извините за
    Дорогой мой, — что я сделал!

    Смерть от женщины.Вот знак …

    Мандельштам О.Э.

    Смерть от женщины. Вот вывеска
    На ладони, молодость.
    Сделал глаз! Молиться! Вот! Враг
    Горит в полночь.

    Не спасут ни песни
    Небесный дар, ни чудесный вырез губ.
    Так ты и любишь
    То небо.

    Ой, топтать голову,
    Глаза полузакрытые — что? — Прячется.
    Эх, головой звенело —
    Иначе.

    Возьми свои руки — Правило! Упертый!
    Твой крик всю ночь будет на грани звонка!
    Раскройте свои крылья на всех четырех ветрах!
    Серафим! — Орел!

    Два Солнца заслоняются, — Господи, меркулы! …

    Двое Солнц закрыты — Господи, меркулы! —
    Одно — в небе, другое — в груди.

    Как эти Солнца, — Легко ли сделать самому? —
    Как это солнце свело меня с ума!

    И оба стесняются — от их лучей не больно!
    И он сначала остынет настолько горячим.

    декабрь и январь

    В декабре на заре было счастье,
    Длилось — миг.
    Настоящее, первое счастье
    Не из книг!

    В январе на рассвете была гора,
    {! LANG-49205bd0b7136da4001b24bb326f49fe!}
    {! LANG-db4d6d1f6aecce73ed1201cf46db02e6!}

    {! LANG-d287a2f3fca64b634c8265b5c707958f!}

    {! LANG-b03a5f0e946c9b15a86d967160a6e6d7!}

    {! LANG-2d1bd03b0f7ecf70344606eb654!}
    {! LANG-839fb9a74b1ea1ef90fe0d4b6abea28d!}
    {! LANG-4d9d9fdf526bdb1f7bfaf06f844c93dd!}
    {! LANG-b0cdc8cc6d2a6c97cf10a64db1

    8!}
    {! LANG-110c1e6ddce6d3ae0e6a626ef339eda8!}
    {! LANG-329cc

    c41029d69571e9bc7a860d!}

    {! LANG-672ab1729cc052e3407a9aed4fd4caa4!}
    {! LANG-7f14b8f959e404952e442509ee0ef89d!}

    {! LANG-d6dc2f68b1f0db379eea5a998e38f720!}

    {! LANG-9af257a10c2d186fc0d601ef85c16e84!}
    {! LANG-9a107132e79d6841a0fe84d80647f685!}
    {! LANG-513897690f864b307759883de0438ae8!}
    {! LANG-11a6a850389856250e62d1f603a96c93!}
    {! LANG-1c29b604259d340e15e715c339dd7a56!}
    {! LANG-16543979afc72cbddf75ba33aab7b4db!}

    {! LANG-257143ebbc74baa351bfcce668b7d6a7!}
    {! LANG-91e18ff824cb2ca8ec3723a012ea4944!}
    {! LANG-7
    3bd7f8184bdcc48b510583aca1!}
    {! LANG-83aa9fe53751dd89b78a9d1be0d4f53f!}
    {! LANG-6b84ed244f4c5dc72e263f02dcc57e6d!}
    {! LANG-39a5709141d485db18eac9f52d234659!}

    {! LANG-ede5519230e0cc0960d8d5c61ec11074!}

    {! LANG-55f724a7bd75b3c650072ebd6420ccf2!}
    {! LANG-faa7c87a7c7a048645b4e90cf0818bd6!}

    {! LANG-836824d0a85a1e0134426c30b6f0b6ea!}
    {! LANG-6d94dfc331bba10a157

    f17ad540!}

    {! LANG-9ca71a0cfa76b700191e6017e8f8cd19!}
    {! LANG-5dc6b9a7f5ff0137999d45227efd4e2c!}

    {! LANG-6815f570b8bf0c8dcd5a5359cfe459c6!}

    {! LANG-bd7515078c9f23bb387d22d7cbd637f5!}

    {! LANG-0e5aa6371dfbef71589d4ce9900e34de!}

    {! LANG-c91a5eecce2c94ba367ea3fe2039dc33!}

    {! LANG-38024129d81e358779a870289e2d798b!}

    {! LANG-c1dbf5f28850f6c340f6bed0da44105a!}

    {! LANG-d2fed2e838b9

    0a42ee706851924!}

    {! LANG-f18f8d071d
    829e076f2d0c7e019!}

    {! LANG-15f34125b69d8cbfddcabf5c9ce826c1!} {! LANG-a228ca57884fc33120468f0d8b22647c!} {! LANG-f42c

    99317fa96c5c60f8280b1c5!}

    {! LANG-792c8732edda467a6e6248457db61f80!}

    {! LANG-df9e34752b2ca645bec76bbea2aee28a!}

    {! LANG-094e30c94f67b6f36264ebcf6015896f!}

    {! LANG-f022057abfbe1d14e9558fba1797c880!}

    {! LANG-86c1ad609f2ca4de856a949d796d8218!}

    {! LANG-0cd5f74a80a8cd2b0f7d99812b9dce0b!}

    {! LANG-360342ca4dfb7eaea87563ac0ce69b99!}

    • {! LANG-08c63d42b79ac01cbf78aecb9fef7de2!}
    • {! LANG-8b0f050d0ab79ac5f318167a0dc13c12!}
    • {! LANG-18241c25f3cb22ce02206a65dedc6dce!}
    • {! LANG-f4ebcae0413f0bbfbe98f625ad5f3822!}
    • {! LANG-573ac6f9d8a8ff10acccc1fc5e9fad87!}

    {! LANG-9ed1c1ab6c5d7aeb279b96c9afa9e36f!}

    {! LANG-571dcac207b8426f689f03f80148548c!}

    {! LANG-f9f5db3543b43db27293c46748d717de!}

    {! LANG-3c8e28ae94ff0edfa5a1d3b4fdb38686!}

    {! LANG-a04d3678fe7ad27cb40dfd06acc9d342!} {! LANG-366ee613f254ad50e7d08ec0565d0217!} {! LANG-edffc83742b4e7f2059cb9fc1648f92f64f2b2b9fc9fc1648987f02e09fc9fc1648987f2e09fc9fc1648987f2e02e09b09b9fc9fc1648987f02e

    {! LANG-adcc

    f3cc4cabfed4a
    9058d!}

    • {! LANG-3514614af97faaad8c79356f75ec8eae!}
    • {! LANG-72b0cfd890eefd981c8ee4b1c7f487e9!}
    • {! LANG-4cbef39e69726d315a1528ea9e354b2c!}
    • {! LANG-8fbe246a6ed5146ff1d981acb5b3642a!}

    Марина Цветаева мы разные.Стихи о любви Марины Цветаевой. Свят ты, или ты больше не грешен

    Марина Цветаева — удивительная женщина удивительной судьбы. Марина Цветаева — классический «художник» — творец, непризнанный и нищий при жизни гения, которого вся страна стала обожать только после ее смерти — самоубийства. Марина Цветаева выросла в интеллигентной семье, свободно говорила на нескольких иностранных языках, рано потеряла мать, рано вышла замуж и родила ребенка, очень любила мужчин — любила и умела любить, ее часто называли «Казановой в семье». юбка », ведь у нее было много любовников с живым и ревнивым, но любящим мужем.

    С началом Первой мировой войны и социалистической революции в жизни Марины Цветаевой произошло не то, чтобы наступила черная полоса в жизни — ее жизнь погрузилась в непроглядную тьму эмигрантской безысходности, нищенского существования — ее муж был заболела, второй ребенок умер от голода, семья существовала на скудные доходы от переводов Цветаевой и шитья маленькой дочери. По возвращении в СССР муж Цветаевой был расстрелян в застенках, но Марина Цветаева об этом так и не узнала, хотя и догадывалась о возможности такой смерти.Ее дочь Ариадна также была арестована.

    Жить было просто нечем. А потом началась Вторая мировая война, работы не было — Марину Цветаеву, выдающуюся поэтессу, одаренную творческую личность, стихами и песнями которой восхищался весь СССР, даже не взяли на должность посудомойки в Литбюро! От отчаяния, от непрерывной череды унижений, лишений и поражений 31 августа 1941 года Марина Цветаева покончила жизнь самоубийством, попросив прощения у сына Георгия за этот шаг…

    Несмотря на страшную, трагическую судьбу, стихи Марины Цветаевой полны любви и жизни, веры в Бога и лучшее. До сих пор самыми оригинальными, крутыми и необычными любовными стихами считаются любовные стихи Марины Цветаевой — она ​​была удивительно изобретательной и нестандартной поэтессой и прозаиком. Кому-то больше нравятся красивые стихи Анны Ахматовой о любви, но лично мне они кажутся слишком безнадежными, безнадежными, безнадежными. И любовные стихи Марины Цветаевой, конечно, тоже сложно назвать слишком веселыми и оптимистичными, но они как-то ярко грустны — ее стихи читаются легко и без напряжения.

    Мне нравится, что ты от меня не тошнит

    Мне нравится, что ты меня не заболел
    Мне нравится, что я тобой не болею,
    Что никогда не болит тяжелый шар
    Не поплывет под нашими ногами.

    Мне нравится, что можно быть смешным
    Распускать — и не играть словами
    И не краснеть удушающей волной
    Легко касаться рукавов.

    Мне тоже нравится, что ты со мной
    Спокойно обнимай другого
    Не читай меня в адском огне
    Жги за то, что не целовал тебя.

    Что мое ласковое имя, мое нежное, не
    Ты не говоришь ни днем, ни ночью — напрасно …
    Что никогда в церковной тишине
    Они не будут петь над нами: Аллилуйя!

    Спасибо от сердца и руки
    Потому что ты меня сам не знаешь!
    Люблю так: за мой ночной покой,
    За редкость встреч в часы заката.

    Для наших не прогулок под луной
    Для солнца, а не над головами
    Потому что вы больны — увы! — не мной,
    Потому что я болен — увы! — не вами!

    Этот любовный стих — классика любовной лирики.Слова этого красивого и трогательного стихотворения о любви заложены в грустную, лирическую песню, которую знают все, ведь каждый новый год все жители бывшего Советского Союза смотрят запутанную историю любви, которая начинается с того, что наши мужчины идут в баню … » Мне нравится, что ты не болен мной, мне нравится, что я тобой не болею … «

    Мы с тобой разные, как земля и вода …

    Мы разные с тобой,
    Как земля и вода
    Мы разные с тобой,
    Как луч с тенью.

    Уверяю — не беда,
    И лучшая покупка.

    Мы с тобой разные,
    Какая благодать!
    Прекрасно дополняем
    Мы друг друга.

    Что может дать нам сходство?
    Просто ощущение замкнутого круга.

    Прекрасные стихи Марины Цветаевой о разной сущности женщины и мужчины. Сравнение женщины и мужчины как суши и воды — может ли быть что-то прекраснее, есть ли лучшее сравнение, метафора? Гений, поэтому гений должен замечать то, что скрыто от глаз обычных людей.

    Легкомыслие

    Легкомыслие! — Сладкий грех,
    Мой дорогой товарищ и мой дорогой враг !!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
    Ты засмеялся мне в глаза
    И мазуркой мне в вены брызнул.

    Приучив не держать кольца,
    Тот, с кем Жизнь женит меня!
    Начать случайным образом с конца
    И закончить до начала.

    Будь как стебель и будь как сталь
    В жизни, где мы так мало можем …
    Исцели печаль шоколадом
    И смейся прохожим в лицо!

    Красивый женский стих об изменчивой женской сущности.«Исцеляющая печаль шоколадом» так актуальна сегодня, через сто лет после того, как были написаны эти лирические стихи о женщине и ее сущности …

    НОВАЯ ЛУНА

    Новый месяц взошел над лугом,
    Над росистой границей.
    Милый, далекий и чуждый,
    Давай, ты будешь другом.

    Днем — прячусь, днем ​​- молчу.
    Месяц в небе — мочи нет!
    В эти месячные ночи
    я бросаюсь на свое любимое плечо.

    Я не буду спрашивать себя: «Кто он?»
    Все скажет — твои губы!
    Только днем ​​руки грубые.
    Только днем ​​порыв смешной.

    Днем терзаемый гордым демоном
    лежу с улыбкой на губах.
    Ночью … Милая, далекая … Ах!
    Полумесяц уже над лесом!

    Замечательные, красивые любовные стихи о нежной первой или второй любви. Кто бы ни любил, тот поймет, что «Твои губы все расскажут!» Он будет помнить, как он бегал и боролся за свои первые любовные свидания …

    В ПАРИЖЕ

    Дом для звезд и небо внизу.
    Земля рядом с ним.
    В большом и радостном Париже
    Та же тайная тоска.

    Вечерние бульвары шумные
    Погас последний луч зари.
    Везде, везде все пары, пары
    Дрожащие губы и дерзкие глаза.

    Я здесь один. К стволу каштана
    Прижмись так сладко к голове!
    И стихи Ростана плачут в моем сердце.
    Как там, в заброшенной Москве.

    Ночной Париж мне чужд и жалок,
    Старый бред душе дороже!
    Еду домой, там фиалки грусть
    И чей-то ласковый портрет.

    Тут чей-то взор грустно-братски.
    На стене тонкий профиль.
    Ростан и мученик Рейхштадт
    И Сара — все придут во сне!

    В большом и радостном Париже
    Я мечтаю о травах, облаках
    И дальше смех, и тени приближаются,
    И боль по-прежнему глубока.

    Грустный и красивый стих об одиночестве эмигранта в далеком и холодном, чужом Париже. Тот, кого любили и любили, кружился в водовороте любовной страсти, а потом был выброшен за борт любовной лодки, тот понимает, о чем эти прекрасные и грустные стихи…

    Весь мир

    Мир начался во тьме кочевников:
    Это деревья, бродящие по ночной стране,
    Это грозди золотого вина,
    Это звезды, которые блуждают от дома к дому,
    Это реки, начинающиеся свой путь — наоборот!
    А я хочу спать у тебя на груди.

    ДЕВЯТЬ

    К утешению друга-пианиста
    Вы оставили свои любимые книги.
    Чей-то шепот в мелодиях поднялся,
    Тревожил и опечалил.

    Те же голубые летние дни
    Те же звезды и облака на небе …
    Ты сомкнул усталые руки
    А твое лицо, Нина, в тени.

    Как просьба для застенчивого
    Последний аккорд повторился.
    Чей-то образ от души не стирается! ..
    Все как прежде: портреты, тетради,

    Грустные ландыши в вазе с цветами,
    На диване кошачий мир …
    В тихих комнатах небольшого коттеджа
    Все как перед.Как и раньше, ты.

    Твой детский взгляд, который печально беспокоит
    Я не сотру из своего сердца, о нет.
    Я любила тебя как сестру
    И нежнее и глубже, может быть!

    Как сестра, а теперь вдалеке
    Как принцесса из грез Андерсена …
    Здесь, в Париже, где катится Сена
    Я с вами, как там, на Оке.

    Пусть тишина между нами будет простой
    И путаницей сложных узлов.
    Есть напевы, напевы без слов,
    О любимая, далекая Нина!

    Говорят, что Марина Цветаева не была чуждой лесбийской любви… Говорят, что она бросила мужа на целых два года из-за любви к женщине — переводчику и поэтессе. И если все эти праздные разговоры правдивы, то этот нежный и красивый стих, посвященный Нине, лучшее и оригинальное тому подтверждение.

    Пленница

    Она опирается на вышитые подушки.
    Слегка взволнована мигающим лучом.
    О чем вы мечтали? Думаете о чем?
    Речь идет о новых платьях? Есть какие-нибудь новые игрушки?

    Плененная шалунья томилась весь день
    В мрачных покоях тюрьмы Эскюриаль.
    От гнета великолепного, от строгого песнопения
    Тень ночи уносит ее на небеса.

    Бледные виньетки не лежали в книгах:
    Тяжелый навес приоткрывается
    И слышен смех, звенящая мандолина,
    И кастаньеты вздыхают о любви.

    Согнув колени, ждет фигурная паж
    Ее, наследница, очаровательная улыбка.
    Переулки мрачны, в лужах плещутся рыбы.
    И ждет серебряная тяжелая карета.

    Но… все мечты! Наступит момент расплаты;
    Шелк дрожит от гневной слезы ресницы,
    А утром о королевском долге
    Суровые настоятели начнут повторять.

    Необычное стихотворение о любви, роскоши и неизбежной расплате за грехи юности и легкомысленной любви. Красиво, очаровательно, воздушно и оригинально. Марина Цветаева — уникальная поэтесса.

    Мальчик быстро бежит …

    Мальчик бодро бежит
    Я явился вам.
    Ты трезво посмеялся
    На мои лукавые слова:

    «Шалость — это жизнь моя, имя — шалость!
    Смейся, кто не дурак!»
    И не увидел усталости
    Губы бледные.

    Вы были привлечены к лунам
    Два огромных глаза.
    — Слишком розовый и молодой
    Я был для тебя!

    Тающий легче снега
    Я был как сталь.
    Бегущий мяч
    Прямо к роялю

    Песок скрип под зубом или
    Сталь по стеклу …
    — Только ты не уловил
    Грозная стрела

    Мои легкие слова и нежность
    Злоба для показухи…
    Камень безысходности
    Все мои шалости!

    Легкое и доброе стихотворение о юношеской наглости, задорности и, пожалуй, первом любовном азарте — первой любви, детской страсти.

    Будь нежным, яростным и шумным

    Будь нежным, яростным и шумным
    — Да здравствует!
    Обаятельный и умный
    Приятно быть!

    Нежнее всех, кто есть и был
    Не знаю вины …
    — Про возмущение, что в могиле
    Мы все равны!

    Стань тем, что никому не нравится
    — Ой, стань как лед!
    Не зная, что было,
    Ничего не выйдет

    Забудьте, как сердце разбилось
    И снова срослось
    Забудьте свои слова и голос
    И волосы сияют.

    Браслет из античной бирюзы
    На стебле
    На этой узкой, такой длинной
    К моей руке …

    Как нарисовать облако
    Издалека
    Перламутровая ручка
    Была взята рука

    Как ноги прыгнули
    Сквозь плетень
    Забудьте, как рядом по дороге
    Тень пробежала.

    Забудьте, как пылает лазурью
    Как тихи дни …
    — Все ваши шалости, все штормы
    И все стихи!

    Мое свершившееся чудо
    Развеять смех.
    Я, вечно розовый, буду
    Бледнее всех.

    А они не откроются — так и должно быть
    — Ой, пожалей!
    Не для заката, не для взгляда,
    Не для поля.

    Мои опущенные веки.
    — Не для цветка!
    Моя земля, прости на веки
    Для всех возрастов.

    И так растают луны
    И растают снег
    Когда этот юноша мчится к
    Восхитительный возраст.

    Отличные, красивые стихи для девочек и молодых девушек.Для тех, кто любит розовый цвет и нежность, этот стих должен стать гимном. Доброе и звучное, молодое и задорное, классное и легкое стихотворение, которое легко читается, словно вдыхает очарование юности.

    Встреча близких в дороге …

    Собираем в дорогу близких
    Пою им песни на память —
    Чтобы как-то приняли
    То, что они когда-то подарили себе.

    Озеленение тропы
    Привожу к перекрестку.
    Ты без устали, ветер, поешь
    Ты, родной, не сурово с ними!

    Серое облако, не пролей слезы,
    Что до праздника кованые!
    Ущипни свое жало, змея
    Брось, разбойник, свой жестокий нож.

    Ты, прохожая красавица,
    Будь для них веселой невестой.
    Поработай для меня губами, —
    Царь Небесный наградит тебя!

    Зажгите, костры, в лесу,
    Разгоните диких зверей.
    Богородица Небесная
    Вспомните моих прохожих!

    Покушение на ревность: Как дела с другом ?!

    Как жить с другим,
    Проще, правда? Удар весла!
    Прибрежная линия
    Скоро память улетучилась?

    О себе, плавучий остров
    (В небе — не в воде)!
    Душ, души! Будьте вашими сестрами
    Не любовницами — вам!

    Как живете с простоями
    Женщина? Нет божеств?
    Императрица с престола
    Свергнутая (сошедшая с него)?

    Как твоя жизнь — беспокойство?
    Не решаетесь? Встает — как?
    С долгом бессмертной пошлости
    Как дела, бедняга?

    «Судороги и прерывания —
    Хватит! Дом для меня.«
    Как живете с кем-нибудь —
    Моя избранница!?

    Своеобразнее и съедобнее —
    Закуска? Будет скучно — не вините …
    Как живете с подобием —
    Тебе, у кого есть топтал Синай!

    Как ты живешь с чужим,
    Здесь? Ребро — любое?
    Позор Зевса в поводьях
    Не холодно ли у тебя лоб?

    Как твоя жизнь — привет?
    А ты умеешь? поет — как?
    С чумой бессмертной совести
    Как дела, бедняга?

    Как живешь с товаром
    Торговая площадка? А квартплата крутая?
    После каррарского мрамора
    Как ты живешь с пылью ?

    Гипс? (Вырезан из блока
    Бог — и полностью расколот!)
    Как ты живешь со стотысячной:
    Тебе, познавшему Лилит!

    Рыночная новинка
    Довольна ли ты? Остынь до магии
    Как жить с землей
    Женщина, не шестая

    Чувства ?! Ну и за головой: happy ?!
    Нет? В яме без глубины:
    Как дела, милая? Сложнее
    А у меня то же с другим?

    Я демонстративно ношу его кольцо!

    Я демонстративно ношу его кольцо!
    — Да, в Вечности — жена, а не на бумаге.
    Его слишком узкое лицо
    Как меч.

    Его рот молчит, наклонен вниз,
    Брови мучительно великолепны.
    Его лицо трагически слилось.
    Две древние крови.

    Тонко по первой тонкости ветвей.
    Его глаза красиво бесполезны!
    Под крыльями вытянутых бровей —
    Две бездны.

    В его лице я верен рыцарству,
    — Всем, кто жил и умер без страха!
    Такие — в судьбоносные времена
    Составляют строфы — и уходят на плаху.

    Марина

    Каменный, сделанный из глины,
    А я серебро и сверкаю!
    Меня волнует измена, меня зовут Марина,
    Я смертельная пена на море.

    Тот, кто сделан из глины, кто сделан из плоти,
    Гроб и надгробия …
    — Крещен в купели море — и в полете
    Его — постоянно ломается!

    Через каждое сердце, через каждую сеть
    Моя воля прорвется.
    Я — видишь эти распутные кудри?
    Вы не можете сделать земную соль.

    Сокрушая твои гранитные колени,
    Я воскресаю с каждой волной!
    Да здравствует пена — веселая пена
    Пена в открытом море!

    Стихи о любви. Самые красивые, оригинальные, прикольные и лучшие любовные стихи Марины Цветаевой.

    Я написал на грифельной доске

    Я написал на грифельной доске,
    И на листьях поблекших веера,
    И на реке, и на морском песке,
    Коньки на льду и кольцо на стекле ..

    А на стволах то сотни зим
    И напоследок — чтоб все знали!
    Что ты любишь! любовь! любовь! любовь!
    Она расписалась небесной радугой.

    Как я хотел, чтобы все цвели
    Веками со мной! под пальцами!
    А как тогда, склонив лоб о стол,
    крест крест-накрест имя …

    Но ты, в руке продажный писец
    Захватил! ты, что ужалишь мое сердце!
    Мною не продано! внутри кольца!
    Выживете на планшетах.

    ДЕКАБРЬ И ЯНВАРЬ

    В декабре на рассвете было счастье
    Длилось — миг.
    Настоящее, первое счастье
    Не из книг!

    В январе было горе на рассвете,
    Продолжалось час.
    Настоящее, горькое горе

    Впервые!

    Горечь!

    Горечь! Горечь! Вечный привкус
    В губы, о страсти!
    Горечь! Горечь! Вечное испытание —
    Финальная осень.

    Целую от горечи
    Всех, кто молод и хорош.
    Ты отличен от горечи
    Ты ведешь ночью за руку.

    Ем с хлебом, глотаю водой
    Горечь-печаль, горечь-печаль.
    Есть такая трава
    На ваших лугах, около России.

    Полная луна

    Полнолуние и мех медведя,
    И колокольчики зажигают …
    Час легкомысленный! — Мне
    Глубочайший час.

    Встречный ветер меня поумнел
    Снег утихомирил глаза
    На холме монастырь светлый
    А от снега — свято.

    Вы снежинки из груди соболя
    Поцелуй друга
    Смотрю на дерево — в поле
    И на лунный круг.

    За широкой спиной кучера
    Две головы не сойдутся.
    Господь начинает мне — мечтать,
    Устроили — ты.

    В черном небе начертаны слова

    Слова начертаны в черном небе —
    И ослепленные прекрасные глаза …
    И мы не боимся смертного одра,
    И страстная постель нам не сладка.

    В поту — писать, в поту — пахать!
    Мы знаем другое рвение:
    Свет пляшет над локонами огня,
    Глоток вдохновения!

    Свят ты, или ты больше не грешен

    Свят ты, или ты уже не грешник,
    Ты входишь в жизнь, или твой путь позади,
    Ой, просто люби, люби его нежнее!

    Убаюкивать на груди как у мальчика
    Не забывай, что ласки больше нужны сна
    И вдруг не просыпайся от сна объятиями.

    Да пребудет с ним навечно: верности научат
    Его печаль и нежный взор.

    Будь с ним навек: сомнения терзают его,
    Прикоснись к нему движением сестер.

    Но если наскучат мечты о безгрешности,
    Успей зажечь чудовищный огонь!

    Не обменивайтесь смело кивком ни с кем,
    Усыпьте тоску по прошлому.

    Будь тем, кем я не посмел быть:
    Не разрушай его мечты страхом!

    Будь тем, кем я не мог быть:
    Любовь без меры и любовь до конца!

    ЗНАКИ

    Как будто несёт гору в подоле —
    Боль во всем теле!
    Я знаю любовь по боли
    Все тело вдоль.

    Как будто поле во мне разорвало
    На любую грозу.
    Любовь узнаю на расстоянии
    Все и все рядом.

    Как будто во мне вырыли яму
    По основам где смола.
    Признаю любовь по венам
    Все тело по

    Стон. Иссушен, как грива
    Закручивая, Гунн:
    Я знаю любовь по разрыву
    Верные струны

    Горловых, — горловые ущелья
    Ржавчина, живая соль.
    По трещине узнаю любовь
    Нет! by trill
    Все тело вдоль!

    Вчера посмотрел в глаза…

    Вчера посмотрел в глаза
    А теперь — все боком смотрит!
    Вчера сидел перед птицами
    Все жаворонки сегодня — вороны!

    Я тупой, а ты умный
    Жив, и я ошарашен.
    О женском крике на все времена:
    «Моя дорогая, что я тебе сделала ?!»

    И слезы ее — вода, и кровь —
    Вода, — кровью, слезами омытая!
    Не мать, а мачеха — Любовь:
    Не жди осуждения или пощады.

    Уносят милые кораблики
    Белая дорога уводит …
    И стон идет по всей земле:

    Я вчера лежал у ног моих!
    Уравнял с китайским государством!
    Разжал сразу обе руки,
    Жизнь выпала — ржавая копейка!

    Суд над детоубийством
    Я стою, тупой, робкий.
    Я тебе к черту скажу:
    «Моя дорогая, что я тебе сделал?»

    Кресло спрошу, кровать спрошу:
    «За что, за что терплю и страдаю?»
    «Поцеловал — в колесо:
    Поцелуй другого», — отвечают они.

    Я научил жить в том же огне,
    Сам бросил — в ледяную степь!
    Это то, что ты, милый, со мной сделал!
    Моя дорогая, что я тебе сделал?

    Все знаю — не противоречите!
    Опять глянул — не хозяйка!
    Где любовь отступает
    Там приходит Смерть Садовник.

    Сама — какое дерево трясти!
    Спелое яблоко вовремя отваливается …
    — За все, за все, прости,
    Дорогой мой, что я тебе сделал!

    Стихи о любви.Самые красивые, оригинальные, прикольные и лучшие любовные стихи Марины Цветаевой.

    Твой нежный рот — поцелуй …

    Твой нежный рот — поцелуй …
    «И все, а я как нищий.
    Кто я сейчас? — Один? — Нет, тысяча!
    Завоеватель? — Нет, завоевание!

    Это любовь — или любовь,
    Перо — это причуда — или первопричина,
    Томится ли оно по ангельскому чину,
    Или маленькое притворство — по призванию …

    Печаль души, очарование глаз,
    Перышко росчерк — ах! — все равно,
    Как рот назовет — до
    Твой нежный рот поцелуй!

    Страшная судьба, чудесные стихи.Какой непредсказуемой может быть жизнь! Одни бездарные поэты и писатели всю жизнь катаются, как сыр в масле, а другие, несомненно, талантливые и одаренные, поистине творческие и оригинальные личности всю жизнь трудятся без кола, без двора, без обычного женского или мужского счастья и умирают. непризнанные гении, чтобы стать всем после смерти. Это честно? Была ли советская власть справедливой автору самой известной в СССР песни из фильма «Ирония судьбы или с удовольствием принимай ванну!». «Мне нравится, что вы мной не болеете» и ряд других шедевров? Но в результате у нас получаются красивые и легкие, изящные, почти звонкие и добрые, грустные лирические стихи о любви, ревности, одиночестве, о жизни…

    Как известно, Петербург давно стал любимым персонажем многих авторов. О нем слагают легенды, ему посвящены стихи, его образ появляется в картинах и романах. Этот город порабощает всех, заставляя историю вращаться в нем и вокруг него. Вот новая постановка Юрия Бутусова в театре. Премьера фильма «Ленсовет», премьера которого состоялась 11 и 12 мая, посвящена Санкт-Петербургу, а также писателю, воспевшему фантасмагорию этого городского образа. Это спектакль под названием «Город.Брак. Гоголь », по мотивам комедии Н. В. Гоголя« Женитьба », одной из самых популярных театральных пьес. Однако, как всегда, жанр Юрия Бутусова оказался далеким от комедии, а скорее трагикомедией — рассказом о одиночество и мечты о большом мегаполисе, где маленькому человеку так легко заблудиться.

    Первое место в названии спектакля занимает тема города, и это, пожалуй, одно из самых сильных и удачных направлений спектакля.Он продолжает тематику классических русских романов, в которых Санкт-Петербург — самостоятельный герой. За три с половиной часа до зрителя предстает художественный образ города в исполнении Николая Гоголя и Федора Достоевского (фрагменты романа «Идиот» и романа в стихах «Евгений Онегин»), Анны Ахматовой и Андрея Белого. Он поэтичен, романтичен, порой жесток по отношению к своим обитателям, но при этом не лишен современного духа, наполнен бесчисленными туристами и автомобилями. Сценическое оформление спектакля отличается крайним минимализмом с элементами легкого хаоса (художник Николай Слободяник), полностью черное пространство втягивает и поглощает неосторожных зрителей.Привычное режиссерское решение дает возможность не только увидеть город, но и почувствовать его, услышать, ведь на заднем фоне звучат голоса улиц Петербурга.

    Именно в этом художественном оформлении разворачивается сама Свадьба — гоголевский рассказ о невесте Агафье Тихоновне в исполнении заслуженной артистки России Анны Ковальчук и ухаживающего за ней слуги Подколесина (Олег Федоров). Эти двое мечутся, мучаются, постоянно что-то выбирают и приобретают, не могут понять, что им делать со своей жизнью и как их связать вместе.В целом они следуют всем смыслам из известного стихотворения Марины Цветаевой, нашедшего место и в пьесе:

    «Мы разные с вами,
    Как земля и вода
    Мы разные с вами,
    Как луч с тенью.
    Уверяю — не беда,
    И лучшая покупка
    Мы с тобой разные, какая благодать!
    Мы прекрасно дополняем друг друга.
    Что может дать нам сходство?
    Только ощущение замкнутого круга … «

    Эта трогательная, острая, сатирическая, местами безумно смешная, но чаще грустная история развивается довольно свободно, время от времени возвращаясь к уже сыгранным эпизодам. Повторения текста и нарочито медленное пережевывание его по несколько раз, хаотичный порядок сцен, несколько раз меняющаяся роль Агафьи Тихоновны — эти традиционные режиссерские приемы Бутусова, к сожалению, в этот раз не производят привычно сильного впечатления на публику, чья внимание рассеивается уже с середины первого акта… Может быть, сказывается азарт от премьеры, поэтому спектакль идет довольно тяжело и не совсем органично, местами очень затягивается, а иногда распадается на отдельные эпизоды. Первая часть постановки намного плотнее, насыщеннее, разнообразнее по настроению, в отличие от второй, где сцена за сценой, как бы в спешке, натыкаются друг на друга, разрывая всю гармонию композиции.

    Третий гоголевский смысл пьесы включает в себя большую часть остроумных и сатирических зарисовок, сознательно выбитых из трагического ритма повествования.Например, очаровательно выглядит трио женихов, ухаживающих за Агафьей Тихоновной. Яичница, Анучкин и Жевакин (Сергей Мигицко, Евгений Филатов и Александр Новиков), как бы угрюмые в рюмке, поют а капелла известные советские песни о ромашках, лютиках, летчиках, девушках и самолетах. Эта и другая музыка становится еще одним полноценным героем спектакля, солнцем, вокруг которого все вращается. И если какие-то драматические эпизоды вызывают вопросы, то музыка вместе с идеальной актерской пластикой чутко и щедро дает возможность ощутить всю глубину трагической истории двух взрослых, снова и снова напоминая зрителям, как важно любить и быть любимыми. .

    Цветаева Марина Ивановна

    Мы разные с тобой,
    Как земля и вода
    Мы разные с тобой,
    Как луч с тенью.
    Уверяю — не беда,
    И лучшая покупка.

    Мы с тобой разные,
    Какая благодать!
    Прекрасно дополняем
    Мы друг друга.
    Что может дать нам сходство?
    Просто ощущение замкнутого круга.

    Работа датирована 1915 годом — временем юности Цветаева, изобилующей интересными знакомствами и бурными увлечениями.По словам лирической героини, ее сердце «переполнено», и каждый день насыщенной жизни подобен маленькой волне.

    Начало стихотворения организовано антитезисом, подчеркивающим различие характеров лирической пары. Идея несходства призвана передать лексическую анафору и два сравнения, иллюстрирующих степень контраста. В качестве составных частей сравнительных построений автор выбирает традиционные пары: земное твердое тело и водная стихия, солнечный свет и тень.

    На фоне задорных заверений, звучащих в первых строках, неожиданным выглядит вывод лирического «Я» в конце первой строфы. Противоположность убеждениям, предпочтениям или привычкам — это не приговор или повод для расставания, а подарок судьбы, «лучшее приобретение» для влюбленных.

    Во второй строфе субъект речи объясняет свой парадоксальный вывод, демонстрируя глубокое знание законов психологии. Припев о непохожести, к которому поэтесса обращается в третий раз, в новом контексте наделен положительным, жизнеутверждающим звучанием.Счастье в том, что различие характеров таит в себе положительный потенциал: обогащает отношения и передает многообразие противоречивого и прекрасного мира. Небольшой текст заканчивается афоризмом автора, в котором сходство отождествляется с цикличностью, напоминающей бег по замкнутому кругу — безнадежному, бессмысленному, изматывающему душу.

    Стремясь придать лирическому повествованию особую выразительность и передать непосредственность переживания, поэтесса делит первые две строчки в каждой строфе.Ритмический рисунок произведения также усложняется, приближаясь к бесхитростной разговорной речи.

    Искренняя оптимистка, героиня Цветаевой хочет убедить лирического адресата во внутренней ценности высокого чувства, ради которого стоит отказаться от условностей. Аллегорическая картина, изображающая потребность в любви как основу существования всего живого, изображена в стихотворении «Два дерева хотят друг друга». Вечный закон земной жизни поэтесса формулирует лаконичной формулой: «Одно другому.«

    Мотивы сходства или противопоставления психологических портретов отражены в произведении «Мы с тобой только два отголоска …». Духовное родство влюбленных обнаруживает дисгармоничную сторону, несущую в отношениях печаль, мучения и тяжесть.

    Анализ стихотворения Цветаевой «Мы с тобой разные …»

    Работа датирована 1915 годом — временем юности Цветаева, изобилующей интересными знакомствами и бурными увлечениями. По словам лирической героини, ее сердце «переполнено», и каждый день насыщенной жизни подобен маленькой волне.

    Начало стихотворения организовано антитезисом, подчеркивающим различие характеров лирической пары. Идея несходства призвана передать лексическую анафору и два сравнения, иллюстрирующих степень контраста. В качестве составных частей сравнительных построений автор выбирает традиционные пары: земное твердое тело и водная стихия, солнечный свет и тень.

    На фоне задорных заверений, звучащих в первых строках, неожиданным выглядит вывод лирического «Я» в конце первой строфы.Противоположность убеждениям, предпочтениям или привычкам — это не приговор или повод для разрыва, а подарок судьбы, «лучшая покупка» для влюбленных.

    Во второй строфе субъект речи объясняет свой парадоксальный вывод, демонстрируя глубокое знание законов психологии. Припев непохожести, к которому поэтесса обращается в третий раз, в новом контексте наделен положительным, жизнеутверждающим звуком. Счастье в том, что различие характеров таит в себе положительный потенциал: обогащает отношения и передает многообразие противоречивого и прекрасного мира.Небольшой текст заканчивается афоризмом автора, в котором сходство отождествляется с цикличностью, напоминающей бег по замкнутому кругу — безнадежному, бессмысленному, изматывающему душу.

    Стремясь придать лирическому повествованию особую выразительность и передать непосредственность переживания, поэтесса делит первые две строчки в каждой строфе. Ритмический рисунок произведения также усложняется, приближаясь к бесхитростной разговорной речи.

    Искренняя оптимистка, героиня Цветаевой хочет убедить лирического адресата во внутренней ценности высокого чувства, ради которого стоит отказаться от условностей. Аллегорическая картина, изображающая потребность в любви как основу существования всего живого, изображена в стихотворении «Два дерева хотят друг друга». Вечный закон земной жизни поэтесса формулирует лаконичной формулой: «Один другому».

    Стихотворения для Блока, 1 Марины Цветаевой — Стихи

      Вымыть однажды в Суйславском лесу 
    
    Я спал под рододендроном
    Всю ночь расцветали
    Дрожь на листе картона
    Ноги застряли в моем рюкзаке
    Руки глубоко в карманах
    Едва спать.Я вспомнил, когда мы были в школе
    Спать вместе в большой теплой постели
    Мы были самыми молодыми любовниками
    Когда мы расстались, нам было еще девятнадцать
    Теперь наши друзья женаты
    Вы учите школу на востоке
    Я не против так жить
    Зеленые холмы длинный голубой пляж
    Но иногда спать под открытым небом
    Я вспоминаю, когда ты был у меня.
    
            Весенняя ночь в Сёкоку-дзи 
    
    Восемь лет назад в мае
    Мы гуляли под цветущей сакурой
    Ночью в саду в Орегоне.
    Все, что я тогда хотел
    Забыто сейчас, но ты.Здесь в ночи
    В саду старой столицы
    Я чувствую дрожащий призрак Югао
    Я помню твое крутое тело
    Обнаженная под летним хлопчатобумажным платьем.
    
          Осеннее утро в Сёкоку-дзи 
    
    Прошлой ночью, наблюдая за Плеядами,
    Дыхание дымится в лунном свете,
    Горькая память, как рвота
    Душил горло.
    Я развернул спальный мешок
    На циновках на крыльце
    Под густыми осенними звездами.
    Во сне ты явился
    (Трижды за девять лет)
    Дикий, холодный и обвиняющий.
    Проснулся я пристыженный и сердитый:
    Бессмысленные войны сердца.Почти рассвет. Венера и Юпитер.
    В первый раз у меня
    Когда-нибудь видел их близко.
    
                 Декабрь в Ясе 
    
    Вы сказали, что в октябре
    В высокой сухой траве у сада
    Когда ты решил быть свободным,
    «Когда-нибудь снова, может, лет через десять».
    
    После колледжа я видел тебя
    Один раз. Вы были странными.
    И я был одержим планом.
    
    Теперь десять и более лет
    Прошел: я всегда знал
             где ты был--
    Я мог бы пойти к тебе
    Надеясь вернуть твою любовь.
    Вы все еще одиноки.
    
    Я этого не сделал.Я думал, что должен сделать это в одиночку. я
    Сделали это.
    
    Только во сне, как этот рассвет,
    Имеет ли могила, благоговение интенсивность
    Нашей молодой любви
    Вернись в мой разум, в мою плоть.
    
    У нас было то, что у других
    Все жаждут и ищут;
    Мы оставили его в девятнадцать.
    
    Я чувствую себя древним, как будто у меня
    Прожил много жизней.
    И, возможно, никогда не узнает
    Если я дурак
    Или сделали то, что я
            карма требует.
     

    Марина Цветаева, ее жизнь в стихах

  • Стр. 2 и 3: Заговорщики: мили, просторы. . .
  • Стр. 4 и 5: аллитерации — кости ее
  • Стр. 6 и 7: Дом в самом центре Моса
  • Стр. 8 и 9: Маме Когда вы играли в старую Stra
  • Стр. 10 и 11: Я просто девушка.Мой долг Перед
  • Стр. 12 и 13: «Пра», Елена Оттобальдовна Волос
  • Стр. 14 и 15: Марина и Сережа налетели на каждую
  • Стр. 16 и 17: музей открылся в присутствии Эм
  • Стр. 18 и 19: Нагорская, продавшая тысячи тонн
  • Страница 20 и 21: Между тем Первая мировая война разразилась
  • Страница 22 и 23: проплывав мир тьмы, ветра, s
  • Страница 24 и 25: Санкт-Петербург — Петроград Осип М
  • Стр. 26 и 27: самый полезный друг в ее ангише
  • Стр. 28 и 29: Жизнь с Алей Голодные годы 191
  • Стр. 30 и 31: Константин Станиславский 1863-1938 E
  • Стр. 32 и 33: Империал Театр, один из ее времен
  • Страница 34 и 35: политически амбивалентный романист и
  • Страница 36 и 37: Разочарованный Притворяйся, не бойся! Эти
  • Page 38 и 39: Когда Сережа наконец прибыл в Ju
  • Page 40 и 41: ученица Сережи, и все ее fi
  • Page 42 и 43: огонь.Когда я приехал в Берли,
  • Page 44 и 45: отложил любое радикальное решение o
  • Page 46 и 47: Эвридика — Орфей Осужденные
  • Page 48 и 49: спали в заводи Леты.
  • Страница 50 и 51: полна негодования …. ”Однако
  • Страница 52 и 53:

    Цветаева — Рильке [ПТР с.105-110]

  • Страница 54 и 55:

    Рильке — Цветаевой [ПТР p.111-114]

  • Page 56 и 57:

    Интересно, понимаете ли вы меня, дайте

  • Page 58 и 59:

    прошлое, в конце концов!).Нет, Райнер, я

  • Page 60 и 61:

    Венеция — где я все равно потратил их

  • и 63:

    их!), Меня привели к большему количеству

  • страниц 64 и 65:

    любой мир, и холодно, и влажно в этом. эпиграмма. А теперь — от вас ко мне:

  • Page 72 и 73:

    пожалуйста, хотя я считаю mys

  • Page 74 и 75:

    отправляющимся поездом.Почтовый ящик выглядел достаточно

  • и 77:

    ! (Райнер, когда я писал в Ge

  • , страница 78 и 79:

    , поймите меня хорошо, вы взяли не

  • Page 80 и 81:

    организации: новые друзья, long po

  • Page 82 и 83:

    Один или два раза в месяц она давала

  • Page 84 и 85:

    В июне 1935 года Пастернак был обязан

  • Page 86 и 87:

    им нужны были такие люди, как она. Конец инопланетянина в СССР 1939 —

  • Page 90 и 91:

    Аля и Сергей были заключены в тюрьму

  • Page 92 и 93:

    Потеря всегда загадочна.In vai

  • Page 94 и 95:

    Magic Lantern (посвящено Сергею

  • Page 96 и 97:

    1933 Efron безуспешно применяет f

  • Page 98 и 99:

    Часто источники и ссылки q

  • Page 100 :

    Сказка матери — Cказка Мат

  • Воскресная поэма: Марина Цветаева — Чтение Ильи Каминского и Жана Валентайна

    [ребенок] не умер окончательно, а все еще (во мне) — жил. Вот почему твой Рильке умер не упоминайте мое имя.Назвать [позвонить / говорить] — значит разобрать: отделить себя от вещи. Я никого не назову — никогда ». Как отмечает Каминский, молчание Цветаевой является примечательным фактом: «Марина Цветаева, поэт, столь одержимая русским языком, , русский поэт своего поколения, поэт, писавший элегии для всех остальных, в том числе для живых, в своей элегии. момент, чтобы говорить, выбрал , а не ».

    Сергей Ефрон и Марина Цветаева

    Для Цветаевой поэтика была не только политической, но и сугубо личной.Рильке, Пушкина, Шекспира и Лермонтова она не столько переводила, сколько переписывала. По словам Камински, «ученые называют ее лучшую переводческую работу — ее вариант« Путешествие »Бодлера — произведением, переведенным« не с французского на русский язык », а с« Бодлера на Цветаеву »».

    И это в какой-то мере то, как Каминский и Валентин подошли к самой Цветаевой. «Подражание звукам Цветаевой дает именно это: попытку имитации, которая не может подняться до уровня оригинала», — пишет Каминский.

    «Переводить — значит жить. Значение слова ekstasis — стоять вне своего тела. Мы этого не требуем. (Хотелось бы, чтобы однажды.) Жан Валентайн и я утверждаем, что мы два поэта, которые полюбили третьего и провели два года, читая ее вместе … Эти страницы — фрагменты, заметки на полях. «Сотрите все, что написали, — говорит Мандельштам, — но сохраните примечания на полях».

    Это «дань уважения» Цветаевой запечатлевает моменты, линии и фрагменты, как талантливый художник запечатлевает человека с помощью нескольких удачно нанесенных штрихов углем.Как понимают художники, точный рендеринг — не всегда лучший способ запечатлеть человека, сцену или идею. Важнее всего не полнота или точность, а интуиция, сочувствие и хитрость. И в этом смысле Dark Elderberry Branch блестяще преуспевает.

    Эта необычная книга не только позволяет нам сесть за стол с одним из величайших поэтов России, но и пользоваться этой привилегией с двумя одаренными гидами на нашей стороне — гидами, которые сами по себе являются гениями языка.Было бы упущением не остановиться и не пододвинуть стул.

    из Стихи для Блока

    Тебя зовут — птица в моей руке,
    кусок льда на моем языке.
    Быстрое раскрытие губ.
    Ваше имя — четыре буквы.
    Мяч, пойманный в полете,
    Серебряный колокольчик во рту.

    Камень, брошенный в тихое озеро.
    — звук вашего имени.
    Легкий стук копыт ночью
    — ваше имя.
    Твое имя у моего виска
    — резкий щелчок взведенного ружья.

    Твое имя — невозможно —
    поцелуй в глаза,
    холод закрытых век.
    Твое имя — поцелуй снега.
    Голубой глоток ледяной родниковой воды.
    С твоим именем — сон углубляется.

    15 АПРЕЛЯ 1916 ГОДА

    Покушение на Ленина

    Вечер того же дня. Мой сосед по комнате, коммунист Зак, врывается в кухню
    :

    «А ты счастлив?»

    Я смотрю вниз — конечно, не из робости: боюсь его обидеть.(Ленин
    расстрелян. Белая армия вошла в город, все коммунисты
    повешены, первый среди них Зак.) Уже чувствую щедрость
    победившей стороны.

    «А ты … ты очень расстроен?»

    «Я?» (Дрожь в плечах.) «Для нас, марксистов, не признающих в истории личность
    , это, в общем, не важно — Ленин
    или кто-то еще. Это вы, представители буржуазной культуры »(новый спазм
    ),« с вашими Наполеонами и вашими Цезарем »(дьявольская улыбка),
    ».. . но для нас, нас, нас, вы понимаете. . . Сегодня это Ленин, а завтра
    это … »

    Обиженный за Ленина (!), Промолчу. Неловкая пауза. А потом,
    быстро-быстро, он говорит:

    “—Марина, у меня здесь сахар, три четверти фунта,
    мне не надо; Может быть, вы бы приняли его для своей дочери? »

    ДНЕВНИК , МОСКВА, 1918-19

    из Попытка ревности

    Как твоя жизнь с этим другим?
    Проще, правда? Удар весел
    и длинная береговая линия —
    и память обо мне

    скоро станет дрейфующим островом
    (не в океане, а в воздухе!).
    душ — вы будете сестрами —
    сестер, а не любовниц.

    Как ваша жизнь с обычной
    женщиной? Без бога внутри нее?
    Королева вытеснена —

    Как вы сейчас дышите?
    Вздыхает, просыпается?
    Что ты делаешь, бедняга?

    «Истерики и перебои —
    хватит! Я сниму собственный дом! »
    Как твоя жизнь с этим другим,
    ты, моя собственная.

    Вареное яйцо на завтрак?
    (Если заболеете, не вините меня!)

    Как живется с открыткой?
    Ты, стоявший на Синае.

    Как ваша жизнь с туристом
    на Земле? Ее ребро ( до вы ее любите?)
    — по вашему вкусу?

    Это жизнь? Ты кашляешь?
    Вы напеваете, чтобы заглушить мышей в уме?

    Как живете с дешевыми товарами: рынок растет?
    Как целовать гипсовую пыль?

    Тебе наскучило ее новое тело?
    Как дела с земной женщиной
    без шестого чувства?

    Ты счастлив?

    Нет? В неглубокой яме — как жизнь,
    мои возлюбленные.Как мой
    с другим мужчиной?

    1924

    из Стихи для Ахматовой

    Я не отстану от тебя. Я охранник.
    Ты — пленник. Наша судьба такая же.
    И вот в той же открытой пустоте
    нам приказывают то же самое — уходите.

    Итак, я ни к чему не опираюсь.
    Я это вижу.
    Отпусти меня, мой пленник,
    подойти к той сосне.

    ИЮНЯ 1916

    Таинственное исчезновение фотографа на Тверской улице,
    , который долго и упорно фотографировал (бесплатно) советскую элиту.

    СЛЕДЫ ЗЕМЛИ , 1919-20

    Не так давно в Кунцево я вдруг перекрестился, увидев дуб.
    Очевидно, источник молитвы — не страх, а восторг.

    СЛЕДЫ ЗЕМЛИ , 1919-20

    Об Илье Каминском

    Илья Каминский родился в Одессе (бывший Советский Союз) в 1977 году и прибыл в США в 1993 году, когда его семье было предоставлено убежище от американского правительства.

    Каминский — автор книги Танцы в Одессе (Tupelo Press, 2004), получившей премию писателя Уайтинга, премию Меткалфа Американской академии искусств и литературы, премию Дорсета и стипендию Рут Лилли, ежегодно присуждаемую Поэзия журнал. Танцы в Одессе был также назван лучшей книгой стихотворения 2004 года по версии журнала ForeWord . В 2008 году Камински был удостоен литературной стипендии фонда Ланнана

    .

    стихов из его новой рукописи Deaf Republic были удостоены премии Левинсона журнала Poetry и премии Pushcart.

    Его переводная антология поэзии ХХ века, Ecco Anthology of International Poetry , была опубликована Харпер Коллинз в марте 2010 года.

    Его стихи переведены на множество языков, а книги изданы в Голландии, России, Франции, Испании. Другой перевод готовится к печати в Китае, где его стихи были удостоены Международной поэтической премии Иньчуань.

    Камински работал клерком в юридической службе Сан-Франциско и в Национальном центре иммиграционного права.

    В настоящее время он преподает английский язык и сравнительную литературу в Государственном университете Сан-Диего.

    Чтобы узнать больше об Илье и его творчестве, посетите его сайт.

    О Джин Валентайн

    Жан Валентайн (Фото Макса Гринстрита)

    Джин Валентайн родилась в Чикаго, получила степень бакалавра искусств. из колледжа Рэдклифф и большую часть жизни прожила в Нью-Йорке. Она выиграла Йельскую премию молодых поэтов за свою первую книгу Dream Barker в 1965 году.Ее одиннадцатый сборник стихов , Разбить стекло (2010) от Copper Canyon Press, был финалистом Пулитцеровской премии в области поэзии. Дверь в гору: новые и сборники стихов 1965–2003 был лауреатом Национальной книжной премии 2004 года в области поэзии. Ее последняя книга — [Корабль] из Red Glass Books.

    Валентайн была государственным поэтом Нью-Йорка в течение двух лет, начиная с весны 2008 года. В 2009 году она получила Премию Уоллеса Стивенса от Академии американских поэтов, приз в размере 100 000 долларов, подтверждающий выдающееся и доказанное мастерство в искусстве поэзии.Валентин получил стипендию Гуггенхайма и награды от NEA, Института Бантинга, Фонда Рокфеллера, Нью-Йоркского совета искусств и Нью-Йоркского фонда искусств, а также премию Мориса Инглиша, Премию Тисдейла за поэзию, и Приз Мемориала Шелли Общества поэзии Америки в 2000 году. Она также была удостоена резиденций в Колонии Макдауэлла, Яддо, Укроссе и Фонде Ланнана.

    Валентин преподавал в Колледже Сары Лоуренс, Программе письма для выпускников Нью-Йоркского университета, Колумбийского университета и на 92-й улице Y в Манхэттене.

    Ее лирические стихи погружают в жизнь мечты с проблесками личного и политического. В New York Times Book Review Дэвид Калстон сказал о своей работе: «Валентин обладает даром к резкой странности, но также и сказочным синтаксисом и манерой выстраивать строки. . . короткие стихи, чтобы увлечь нас двойственностью и плавностью чувств ». В интервью 2002 года с Евой Грубин Валентин так прокомментировал свою работу: «Я иду к духовному, а не от него.«Помимо собственных стихотворений, она перевела произведения русского поэта Осипа Мандельштама и Марины Цветаевой.

    Для получения дополнительной информации о Жан Валентайн и ее работах посетите ее веб-сайт.

    Обновление на диске членства Gwarlingo

    Спасибо всем читателям, которые внесли свой вклад в Gwarlingo Membership Drive. Вместо того, чтобы продавать рекламодателям, я вместо этого «продаю» своим читателям! На данный момент более 115 читателей Gwarlingo внесли свой вклад, и было собрано 11 500 долларов из запланированных 15 000 долларов.Если вы еще не сделали пожертвование, вы можете посмотреть мое видео и все награды для участников, включая некоторые работы ограниченного выпуска, здесь, на сайте Gwarlingo.

    Будьте в курсе последних новостей поэзии, книг и искусства, доставив Gwarlingo на ваш почтовый ящик. Это просто и бесплатно! Вы также можете следить за Гварлинго в Twitter и Facebook.

    Просмотрите всех воскресных поэтов Гварлинго в Указателе воскресных стихотворений.

    Related Posts

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.