Язык теней: Язык теней :: сайт Фонда Мераба Мамардашвили

Содержание

Язык теней :: сайт Фонда Мераба Мамардашвили

(Опубликовано в в журнале Cosmopolitiques / Forum international de politique (1990, N 14-15) Перевод с французского.)

Я буду говорить как философ. Естественно, я прекрасно сознаю тот факт, что то, о чем я собираюсь рассуждать, не содержит в себе решения, но только попытку описания того, где мы можем найти его элементы, а само решение будут искать специалисты из иных, чем философия, областей.

Я хотел бы дать определение языка и терминов, которые мы будем использовать на данной
конференции. Я полагаю, во-первых, что языковой стиль, который позволил бы лучше
ухватить сущность тоталитаризма и его социальные последствия, так же как и последствия для
мышления, должен был бы содержать черный юмор, ибо некоторые элементы этой субстанции
не могут быть описаны иначе как в терминах черного юмора. Во-вторых, этот язык должен
содержать и дополнительные способы разъяснения понятий, которые находятся вне сферы
действия традиционного рационализма. Это позволило бы нам заблокировать автоматический
перенос понятий западной философии на явления совершенно иной природы. Я полагаю, что
этот наш новый язык должен включать в себя размерности, отличные от тех, с которыми мы все
привыкли иметь дело. Нам надо осмыслить исторические силы, действующие в длительной
перспективе, поперечные силы, а не только силы, поверхностные проявления которых в
повседневной жизни можно наблюдать. Мы думаем, что причины происходящего сегодня
можно искать в масштабе истории последних ста или пятидесяти лет. Но их следует искать в
самих основаниях западного общества, в те или иные переломные моменты XVI, XVII веков. А в
России мы имеем дело даже не с конкретными причинами, а с некими сгустками воль и желаний,
не с идеями, программами или политическими платформами, а именно сгустками воль,
выраженными в виде внутренних представлений и понятий, которые суть собственно силы,
движущие историю. Мне кажется, что то, что происходит сейчас, уже происходило когда-то
давным-давно. То, что происходит, происходит не в данный момент, не в том месте, в котором
мы наблюдаем разворачивание того или иного явления; нет, события, которые мы
воспринимаем как происходящие, на самом деле не происходят.

Я думаю, что сегодня, в настоящий момент, наступает день расплаты по счетам, подведения черты под результатами целого отрезка европейской истории. Это также и момент подведения итогов значимого периода развития философской мысли. Мы подводим черту и под социализмом тоже. И мы не можем обойти эту задачу стороной, и тем более мы не можем обойти стороной задачу осознания истинного содержания такого космического явления (космического в том смысле, что оно не является результатом осознанных, спланированных действий), как Октябрьская революция 1917 года. Без определения смысла этого явления мы не сможем вникнуть в обсуждаемую нами проблему и правильно понять происходящее.

Сомнений нет, что в Октябрьской революции и в социалистической традиции проявилось действие сил, внешним выражением которых стали и Первая мировая война, и Вторая мировая война и те события, что происходят сейчас. Можно назвать их тектоническими силами, формирующими западное общество и его культуру. И действительно, я хочу заметить, что эти два события – первая и вторая мировые войны – хронологически, конечно, разнесены во времени, но на самом деле являются частями одного и того же исторического места. Историческое время не обязательно совпадает со временем хронологическим. Мы находимся в точке, которую можно разместить на оси 1895–1913, и на этой же оси можно также расположить и такие события, как создание современной генетики, фашизм, большевизм, то есть события, физически произошедшие много позднее, можно поместить на ось 1895–1913. Мы имеем дело с плодами тех событий, которые записаны на этой оси, но у нас нет языка, способного адекватно их описывать.

Слушая себя и своих коллег, друзей – русских, французов, грузин (грузины тоже иногда разговаривают) – я ощущаю себя как бы очнувшимся от сна. Я уже однажды сказал в присутствии Леонида Ионина, что я живу в атмосфере бреда, бреда чужого, чье фантастическое, даже фантасмагорическое происхождение, а также конечная цель и конечный смысл не имеют ко мне никакого отношения. Слова «платить», «не платить», смысл денег, денег, хранимых в cберегательной кассе, много ли их, достаточно ли их или не хватает… советское государство, политика, общество и так далее, и так далее – для меня все эти понятия носят признаки бреда, с которым я не могу иметь иных взаимоотношений, кроме как в виде описанной Готфридом Келлером призрачной скачки во сне на несуществующей лошади. Многим из нас снился сон, в котором мы пытались убежать, чтобы спастись от чего-то ужасного, но вдруг осознавали, что у нас нет ног. Деньги – их у меня никогда не было, их никогда не хватало, и в этом смысле я обычный советский человек. У советских людей выработалось понятие самого отсутствия понятия денег. Я говорил уже о метафорах или сгустках воли. Так вот, советские люди не имеют понятия денег, но эти люди постоянно думают о деньгах, они чудовищно алчны. Эту их особенность можно отметить в поведении первых советских туристов за границей. Как, не имея понятия о деньгах, можно быть до такой степени озабоченным денежным вопросом во всех своих проявлениях?

Думаю, мы, советские люди, умудрились найти квадратуру круга. Описывая Советский союз, мы используем политическую терминологию, хотя с 1917 года политика как феномен вне существует. Мы говорим также и о советском государстве, а ведь государства, как такового, в Советском союзе тоже давно нет. А когда мы упоминаем советское общество, следует знать, что и общество в Советском союзе отсутствует. Государство и общество совершили коллективное самоубийство в октябре 1917 года, и с тех пор мы наблюдаем жизнь призраков, то есть этакую жизнь после жизни. Если бы мы не были околдованы гипнотическими языковыми фокусами, то есть возможностью жить в чужом бреду, мало-мальски здравое размышление позволило бы нам понять, к примеру, что такое деньги, понять, что деньги для нас означают нечто совершенно иное, чем для жителей стран Запада. Мы бы поняли также, что и государство для нас представляет собой нечто иное, чем для граждан западной страны. Для последних государство – орган, исторически сформированный как эманация общества. Но тоталитарное государство, государство в кавычках, поглощает самое общество. Это государство допускает на социальную сцену только производимые им самим события. Все явления, возникшие независимо, рожденные вовне и имеющие собственное историческое значение, этим государством не замечены, фактически уничтожены им. Государство, поглотившее общество, есть государство тоталитарное, это не государство в том смысле, что оно не есть политическое явление. Политическое явление существует только в той степени, в которой имеется некая независимая сила, которую признают, и по отношению к которой можно самоопределиться в зависимости от поставленных целей. Без этого взаимодействия между субъектом и волеизъявлением других субъектов политика существовать не может, и деньги тоже. Деньги в таких обстоятельствах не существуют, и я могу это доказать.
Я не могу, опираясь на мой собственный жизненный опыт и опыт философа, предлагать готовые рецепты. Я мог бы вслед за Розановым ответить на извечный русский вопрос «Что делать?» совсем просто: летом надо собирать ягоды и варить из них варенье, а зимой пить чай с этим вареньем.

Мы имеем дело с феноменом, который я называю третьим состоянием. Что я имею в виду? В
этом третьем состоянии смысл истории социализма, смысл октябрьских событий 1917 года
граничит с тем, что я назвал бы русским вопросом. «Русский вопрос» – я наполняю этот
термин тем же смыслом, который мы вкладывали в «балканский вопрос», то есть мы имеем
некое пространство, в котором обитают люди. Их жизнь полна проблем, которые они
неспособны разрешить и тем самым причиняют неудобство и создают проблемы для всего
оставшегося мира.

Мы уже обсуждали балканский вопрос Европы. Теперь у нас есть русский вопрос. Это
исторический вопрос, связанный исключительно с ролью государства. Объясню, что я имею в
виду. Когда мы наблюдаем то, что происходит в Восточной Германии, мы можем утверждать,
что если внешние цепи тоталитаризма падут, немецкий народ решит свои собственные
проблемы. У него есть потенциальные возможности, генетическая память и культура, которые
помогут по-другому организовать жизнь. Когда это происходит в Венгрии, когда мы видим
разрушение тоталитарного режима в этой стране, спрашиваешь себя, сможет ли венгерский
народ справиться с проблемами? И приходишь к выводу, что венгры тоже способны изменить
свою жизнь. То же самое можно сказать и про Польшу. Возможно, с меньшей уверенностью.
Но я абсолютно убежден в обратном относительно России. В нашем случае оковы
тоталитаризма пали, и как говорили латиняне, Eripitur persona, manet res. То есть, когда
мы сталкиваемся с вопросом жизни или смерти, тут-то и проявляется полностью личность. Ce
sont les tripes qui parlent
, и, таким образом, manet res.

Когда мы задумываемся о сущности происходящего, хочется задать себе вопрос, есть ли у русского народа мускулы, способность, потенциал и генетическая память, которые позволили бы ему решить собственные проблемы и организовать свою жизнь? Я очень опасаюсь, что русский народ не располагает ни достаточными способностями, ни необходимыми механизмами, и это является ужаснейшей российской бедой, из за которой русский вопрос стоит и перед остальным миром.

Почему я сказал о третьем состоянии? Можно было бы сказать, что в России можно наблюдать действие распоряжения одного единственного консерватора, который никогда не существовал (на самом деле консерваторов в русской истории не было, или было очень мало). Леонтьев в свое время предлагал заморозить Россию. А мне кажется, она именно что заморожена, находится в состоянии между жизнью и смертью. Это не состояние между сном и явью, это мир феноменов, которые не нашли своего разрешения, феноменов, которые никогда не свершились. Это так же аналог того, что в религии называется преисподней. В преисподней жуют один и тот же кусок, но не могут его проглотить. Мы переживаем эту постоянную смерть, но никогда не умрем по-настоящему, не извлечем уроки из нашего опыта, чтобы осознать его смысл и избавиться от него навсегда. Мы продолжаем жевать все ту же жвачку, это как «вечное возвращение» Ницше. Язык, который я назвал языком бреда, это язык того самого третьего состояния.

Тоталитаризм – форма существования жизни, в которой нам удается существовать, проявляя себя только самым ничтожным образом, – это жизнь теней. Самое жуткое, что тени и фикции являются основной формой жизни с 1917 года.

Нищета и скудость Советского союза имеют искусственное происхождение. Источником экономического процветания правящего класса служит прибавочная стоимость, которая на самом деле не существует. Особенно страшно становится, когда фикции или символы, к примеру нарисованные котлеты вместо настоящих, из мяса, становятся источником существования для масс, для миллионов людей. И действительно, эти формы могут существовать только в коллективном сознании. Социальный распад, который произошел в 1917 году, стал нормой жизни. В результате общество расщепилось на отдельные атомы, и делиться дальше просто некуда.

Живя этой жизнью, можно задавать себе философские вопросы, мучиться философскими проблемами, которые возникают от того, что мы не знаем устройства нашего языка как формы жизни. Мы не знаем этого, мы не можем этого знать. Но стоит только вспомнить, что структура языка отражает структуру жизни, как философские проблемы исчезают, улетучиваются. Между прочим, это уже приходило в голову великому советскому писателю Юрию Олеше, которому поэтический дар казался чем-то ненормальным. Он оговаривал сам себя, чтобы освободиться от метафор, которые его переполняли. Он хотел их вырвать с корнем. И я задаю себе вопрос: каков должен быть этот язык? Как следует изменить язык, чтобы он не мог порождать философские вопросы, не мог порождать мысль?

Так вот, нам нет нужды изобретать новый язык, лишенный философских смыслов, способный разрушить любую индивидуальность, уничтожить все многообразие жизни, отрицающий мыслительный потенциал. Эта сверхчеловеческая задача уже выполнена. Такой язык существует, и это сегодняшний советский язык.

Перевод Мильды Соколовой, Виктории Лысенко


Обогащение художественного языка русского театра кукол под влиянием театра теней Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

Л. А. БАШИНСКАЯ ОБОГАЩЕНИЕ

ХУДОЖЕСТВЕННОГО ЯЗЫКА РУССКОГО ТЕАТРА КУКОЛ ПОД ВЛИЯНИЕМ ТЕАТРА ТЕНЕЙ

Ключевые слова: художественный язык театра кукол, ваянг пурво, театр теней, план содержания

Key words: artistic language of the puppet theatre, Vayang Purvo, shadow play, contents plan

Художественным языком искусства театра кукол мы называем систему выразительных средств кукольного спектакля, включающую, помимо словесного, большой набор несловесных способов выражения. Каждый театр вырабатывает свой художественный язык, создает свою систему выражения идей. В связи с тем, что спектакль является актом общения между театром и зрителем, знание правил языка данного театра необходимо и тем, кто находится на сцене и говорит на этом художественном языке, и тем, кому адресовано представление.

В художественном языке искусства театра кукол выделяют план содержания («комплекс идей спектакля») и план выражения («материальная часть спектакля и условия соотнесения плана содержания с планом выражения»).

План содержания тесно связан с драматургией и разделяется на два уровня: открытый, поверхностный (сюжетный) и скрытый, глубинный (символический: общие идеи представления, отвлеченные понятия, абстрактные образы, выраженные через конкретные персонажи).

План выражения включает материальные элементы спектакля, все то, что должен видеть и слышать зритель. Это визуальные элементы: кукла (ее устройство, механика управления ею), исполнитель (актер), сценический аппа-

БАШИНСКАЯ Любовь Александровна, старший преподаватель кафедры сценической речи Театрального института им. Б. В. Щукина при Государственном академическом театре имени Е. Б. Вахтангова.

рат (ширма, экран и пр.), пластика (система движений в сценическом пространстве), композиция (символическое использование сценического пространства). Звуковые элементы: слово, музыка1.

Театр кукол — очень древний вид театрального искусства. В связи с тем, что истоки возникновения театра кукол тесно связаны с первобытной культурой периода магических верований, он выполнял важную функцию в жизни архаических обществ2.

Характерные структурные особенности языка искусства театра кукол, выкристаллизованные многовековым опытом народных представлений, проступают ярче всего в традиционных формах. Последние, к сожалению, уже ушли из быта европейских народов, но на Востоке они существуют. В искусстве Востока особое значение имеет традиция передачи из поколения в поколение знаний, навыков, этических норм. Традиционное искусство Востока ориентировано на духовный мир человека, его готовность к самосовершенствованию, к постоянному продвижению к истине, красоте и гармонии. Традиционному театру Востока также в наибольшей степени свойственна преемственность обрядово-ритуальных действ. Там и по сей день бережно сохраняются многочисленные формы архаичных традиционных театров как живое художественное течение.

В этом отношении чрезвычайно интересен анализ выразительных средств художественного языка одного из древнейших видов традиционного восточного театра кукол — так называемого «театра теней».

Театром теней принято называть представления, где сценой служит двухмерное пространство белого экрана, изготовленного из ткани или промасленной бумаги. Действующие лица изображаются куклами, обязательно плоскими. Зрители отделены от кукол экраном, который подсвечивается сзади источником света (свечи, масляная лампа и т. п.). Главным условием этих представлений, предписанным традиционными правилами кукловождения, является показ на экране четкого силуэта куклы, а не ее отражение, или тень. От исполнителей требуется прижимать куклу как можно плотнее к экрану.

Таким образом, название «театр теней» не совсем корректно, так как оно не раскрывает смысл и существо самого

феномена этого вида театра кукол. Известный исследователь в области традиционного театра кукол Востока И. Н. Со-ломоник предпочитает использовать термин «силуэтный театр». Это связано с тем, что он является более широким по значению и более точно отражает изобразительный прием этого вида театра3. Однако термин «театр теней» широко используется исследователями и историками театра кукол, и мы в своем исследовании также будем применять этот термин.

Родиной теневого театра многие исследователи считают Индию. По версии О. В. Цехновицера, вместе с индусскими торговыми кораблями и переселенцами из долины Ганга проник индусский театр в Индонезию, на о. Яву, где получил широкое распространение и сохранился и поныне под названием «ваянг пурво». Словом «ваянг» в Индонезии называется вообще театральное представление, любая театральная кукла, в том числе и плоская пергаментная. Местные жители еще понимают это слово и как «тень», «призрак», «дух предка». «Пурво» переводят как «первый», «древний». Таким образом, сочетание «ваянг пурво» можно перевести как «самый древний первый театр». Этому театру около 3 тыс. лет.

Страны Юго-Восточной Азии, расположенные на крупнейших в мире архипелагах, находились на скрещении важнейших морских торговых путей, соединявших арабский мир, Иран и Индию с Дальним Востоком — Китаем и Японией, и на главных сухопутных артериях, соединявших Индию и Китай4. Теневая театральная традиция с течением времени проникает в Китай, где приобретает множество ярко выраженных национальных черт. Далее из Китая театр теней попадает на Ближний Восток и в Европу, а потом и в Россию.

Развитость художественного языка, способности кукол подражать физическому поведению человека, передавать жестом, движением содержание пьесы, мысли и чувства героев представления театра теней представляют собой длинную цепь все более усложняющихся форм. Начальное звено составляют индийские представления штата Орисса равана чхайя с их нерасчлененными, вырезанными из одного целого куска кожи фигурами, а конечное — многошарнирные, имеющие десять, а иногда и больше сочленений куклы китайского силуэтного театра пиин си5.

Рассмотрим выразительные средства художественного языка традиционного яванского театра ваянг пурво. Это связано с тем, что система художественного языка этого театра отличается наибольшей яркостью и разработанностью.

Ваянг пурво — одно из самых значительных явлений в истории культуры Индонезии. Его представления не имеют себе равных по важности выполняемых социальных функций. Его роль в жизни о. Явы, особенно сельских районов, очень важна и сегодня. Благодаря значимости общественных функций этого театра художественный язык его представлений получил такое высокое развитие, какого не достигли выразительные средства ни одного традиционного театра плоских кожаных кукол Востока.

В плане содержания представлений ваянг пурво исследователи выделяют три важнейших аспекта: обрядно-маги-ческий, философско-религиозный и морально-этический.

Обрядно-магический смысл представлений связан с древними анимистическими верованиями народа, которые тесно переплетаются с ритуалами индуизма. Перед началом представления даланг (исполнитель) обязательно совершает обряд жертвоприношения. Он обращается к богам и духам, прося их благословить хозяина, в доме которого происходит представление, а также его семью, всех присутствующих, всю деревню и страну. Представления ваянг пурво никогда не показывают ради развлечения. Целью представления является стремление заручиться благословением, поддержкой «божественных предков».

Философско-религиозный аспект предполагает, что на глубинном уровне содержания представления выражаются такие отвлеченные понятия, как «смысл человеческой жизни», «космический порядок», «абстракция религиозного учения». Свое представление о строении космоса, мироустройстве яванцы воплотили в сценическом оборудовании: экран символизирует небо; опорные бревна, в которые втыкаются трости кукол, — землю; лампа, освещающая экран, — солнце; кожаные куклы — человечество. Сам исполнитель — даланг воспринимается как символ бога, от которого зависит жизнь людей на земле.

Морально-этический аспект показывает, что на протяжении веков представления ваянга воспитывали яванцев, регулировали их поведение, формировали мировоззрение и эстетические вкусы6.

Необходимо отметить, что для традиционного театра кукол России были характерны перчаточные куклы (российские народные кукольники называли их «петрушками») и куклы, управляемые сверху нитками (в терминологии российских народных кукольников — «марионетки»). Теневой способ показа кукол вошел в художественный язык русского театра кукол только в начале XVIII в.

При наличии огромного количества работ, связанных с проблемой развития восточного театра теней, практически нет исследований, связанных с историей развития театра теней в России. Нам важно знать, что театр теней в России — это самобытное явление. Традиция восточных теневых представлений плоских кожаных кукол на русской почве является удивительным феноменом проникновения, влияния, своеобразия культурных заимствований отдельных элементов культуры разных стран.

В нашем исследовании использованы материалы, обнаруженные в «Истории русского драматического театра», в томе первом «От истоков до конца XVIII века» (автор — В. Н. Всеволодский-Гернгросс) и в «Летописи театра кукол в России XV—XVIII веков». Ее автор, Б. Голдовский, свел воедино известные материалы: археологические раскопки, записки путешественников, наблюдения этнографов и т. д.

Первое упоминание об использовании элементов театра теней в России датируется 1710 г. В январе 1710 г. в Москве, у Боровицких ворот Кремля, был сыгран аллегорический сюжет об «Орле и Льве — хроме». В феврале того же года этот сюжет был использован в панегирическом действе, которое было представлено Славяно-греко-латинской академией в ознаменовании Полтавской победы. «Торжественным аллегорическим действом „Божие уничижителей гордых… уничижение» была ознаменована (февраль 1710 г.) в Московской академии полтавская победа. В ее основу положено библейское предание о победе Давида над Голиафом. В пьесе появлялись хромая Швеция (намек на хромоту Карла XII, раненного перед полтавским сражением в ногу) и Измена — аллегорическое воплощение Мазепы. Пьеса состояла из двух частей: первая показывала „единых гордых», вторая — „противников или изменников». Каждой части предшествовала пантомима („предидействие кроме словес»). Аллегория становилась зрителям особенно ясной во второй части, в которой действие развертывалось одновременно в

двух планах: на сцене в драматическом представлении (возмущение Авессалома против отца своего Давида, победителя Голиафа) и на прозрачном экране „через умбры», то есть в теневых картинах»7.

Таким образом, впервые элементы теневого театра в России используются в панегирическом действе, которое было поставлено в московской Славяно-греко-латинской академии, т. е. теневой театр впервые вошел в ткань спектаклей русского школьного театра.

Первый, упоминающийся в литературных источниках, школьный спектакль на Руси состоялся в Киево-Могилянской академии. В школьном театре традиционно игрались спектакли на религиозные темы, пасхальные и рождественские драмы, панегирические драмы. Школьные драмы были перенасыщены мифологическими и историческими сопоставлениями, аллегориями, символами и эмблемами, понимание которых без особых знаний было затруднительно. Немые сцены, теневые картины, иконы вводились в действие школьного спектакля в патетические моменты. В «Киевской пиитике» (1696) говорится о том, что «страдание есть тягостное мучительное действие, когда на сцене изображается смерть, пытки, нанесение ран, что можно представить или в рассказе вестниками, или теневою картиною»8. А. И. Белецкий, описывая спектакли школьного театра, упоминает о сценических эффектах, используемых в этих представлениях. Это «…пантомимы, иногда вставленные среди диалогов или живые картины и теневые изображения (per umbras), особенно в ходу бывшие при декламациях. »9. Позже элементы театра теней начинают использовать в светских спектаклях.

Весной 1735 г. императрица Анна Иоанновна решила осуществить постановку школьной драмы «Комедия об Иосифе» в придворном театре. Играть ее при дворе должны были любители. Кроме певчих, к участию в комедии были привлечены кадеты Сухопутного шляхетного кадетского корпуса, пажи, придворные шуты и пр. «В комедии фигурировали олицетворения и библейские персонажи. Олицетворения. имели в руках и на платьях различные эмблемы (лилия в руках у Чистоты, голова Медузы, а также змеи в руках и на голове у Злости и т. п.). Интересны сценические эффекты, примененные при постановке. Сон Иосифа, изображался сквозь „полотно». На полотне показывались семь тучных

и семь тощих коров, изображалась сцена жатвы — „как хлебы жнут, молотят, в житницы собирают и носят, а Иосиф надсматривает». На полотне же видно было, как „снопы братние, отцовы и мачехины его снопу кланялись, а сверх полотна небо и одиннадцать звезд, и к его ногам преклонялось солнце своими лучами»»10.

В 1733 г. в «Примечаниях на Санкт-Петербургские Ведомости» появилась анонимная статья, посвященная теории и истории театра, под названием «О позорищных играх или комедиях и трагедиях». В этой статье автор не только описывает теневой способ показа «фигур», но и определяет специфику теневых представлений и область их применения. «. Иные подражания позорищным играм делаются одною только тенью, которыя в темной камере на намазанную маслом бумагу наводится. И хотя таким способом показанныя фигуры ничего не говорят, однако ж познавается, что оные знаменуют. Сею тенью изображаются многия зело дивные виды и их применения, что в других позорищных играх не так хорошо учиняться может. Таковыя немыя представления делаются иногда и живыми персонами, причем всю историю такожде от знаков и телесных движений познать можно. Но в таких позорищных играх искусственные танцы и изрядная музыка есть главнейшее дело, которое того достойно, чтоб оное смотрели»11.

Таким образом, в начале XVIII в. элементы театра теней входят в ткань спектаклей русского школьного театра. Драматургическую основу спектаклей составляет религиозная тематика. В спектаклях школьного театра, где широко используются аллегории, символы, исторические и мифологические сопоставления, теневой способ показа является одним из выразительных средств спектакля. «Теневая картина» используется как яркий сценический эффект и в светских спектаклях. Однако никаких сведений о том, какими были теневые изображения, из какого материала были изготовлены куклы (силуэты), мы не находим.

Теневые представления в России — заимствованная форма показа. Был заимствован основной принцип — показ силуэтов через полотно экрана. В плане содержания, несмотря на религиозную тематику драматургии школьного театра, теневые представления в России не связаны ни с обрядовостью, ни с ритуалами. «Тени» используются как

сценический эффект, как одно из выразительных средств спектакля. Определяется область применения элементов теневого театра: в панегирических действах, в спектаклях школьного театра — как эффектное выразительное средство в патетические моменты, как иллюстрация при декламации.

Дальнейшее развитие театр теней в России получит позднее, в начале ХХ в., в творчестве художников Ефимовых, создавших уникальный силуэтный театр.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См.: Соломоник И.Н. Проблемы анализа народного театра кукол // Сов. этнография. 1978. № 6. С. 28—45.

2 См.: Коренберг Е.Б. Истоки театра кукол и его основных жанров // Что же такое театр кукол? В поисках жанра. М.: ВТО, 1980. С. 178—189.

3 См.: Соломоник И.Н. Традиционный театр Востока. Основные виды театра плоских изображений. М.: Наука, 1983. 184 с.

4 См.: Цехновицер О.В. История народного кукольного театра в Азии и Европе // Цехновицер О.В., Еремин И.П. Театр Петрушки. М.—Л.: Госиздат, 1927. 184 с.

5 См.: Соломоник И.Н. Традиционный театр Востока …

6 Там же.

7 Всеволодский-Гернгросс В.Н. От истоков до конца XVIII века // История русского драматического театра. М.: Искусство, 1977. Т. 1. С. 83—84.

8 Резанов В.И. Из истории русской драмы // Школьные действа XVII—XVIII вв. и театр иезуитов. М., 1910. С. 17—18.

9 Белецкий А.И. Старинный театр в России. М.: Т-во «В.В. Думнов, насл. бр. Салаевых», 1923. С. 78.

10 Всеволодский-Гернгросс В.Н. От истоков до конца XVIII века … С. 100.

11 Цит. по: Голдовский Б.П. Летопись театра кукол в России XV— XVIII веков. М.: Берегиня, 1994. С. 27.

Поступила 31.05.10.

Создание теней | Уроки по Maya на русском языке

Когда мы работаем с источниками света, мы должны учитывать тени. В реальном мире каждый освещенный объект отбрасывает тень, но в Мауа мы можем включить или выключить тени от данного источника света. И это может быть очень полезно, ведь у нас есть источники, не дающие наклонных теней. Но давайте рассмотрим, как управлять тенями в Мауа. Здесь у меня есть простая сцена, у меня есть один свет в сцене, и как видите, он дает тень. Давайте перейдем в Attribute Editor и давайте посмотрим, что у нас есть.

У меня есть Spot Light и если мы прокрутим вниз, то увидим вкладку Shadows. Первая вещь, которую мы можем сделать, мы можем влиять на цвет тени. Я могу сделать ту тень более светлой или темной. То есть если Вы не хотите черные тени, можно изменить это прямо здесь. Затем у нас есть два главных типа теней, Depth Map и Raytrace, можно выбрать один или другой. Давайте начнем с Depth Map Shadows. У меня выделяются эти значения.

Первым является Resolution (Разрешение). Оно определяет качество тени. Тени Depth Map для генерирования тени используют растровую карту теней. Поэтому чем ниже ниже разрешение, тем соответственно ниже качество тени. Если я введу 64, мы увидим крупные пиксили, которые составляют растровую картинку. Если я увеличу до 128, моя тень станет более детальной, а также можно заметить, что Мауа пытается размыть края этой тени, и это регулируется Filter Size (силой размытия).

Если мы установим здесь ноль, то он не будет размывать края тени вообще, но если мы будем увеличивать его значение, тень будет становиться менее четкой, т. к. он будет все больше размывать края для устранения пикселизации. Если я оставлю значение Filter Size 5 и просчитаю кадр, то вы увидите, что тень стала более гладкой, а если я установлю разрешение в значение 512, у нас будет довольно детальная тень с очень мягкими краями.

Другой способ создать тени состоит в том, чтобы использовать Raytrace. Такие тени имеют много преимуществ, одно из которых — они более точные. А также они очень хорошо работают с прозрачностью. Если я сделаю Рендеринг этого объекта, то вы увидите, что я получаю прозрачные тени для окон. Мы не получим этого эффекта в тенях Depth Map. Если я хочу сделать эту тень более мягкой, я могу сделать две вещи.

Во-первых, я могу увеличить Light Radius. Другими словами, увеличить силу рассеивания. Во-вторых, я могу увеличить число Shadow Rays (Теневых Лучей). Если я увеличиваю радиус, я буду нуждаться в большем количестве Shadow Rays для создания эффекта, как будто свет идет из большего источника. Если я увеличу их до 16 и затем сделаю Рендеринг, то мы увидим, что я получаю более мягкую тень.

Если я хочу, я могу сделать Радиус еще больше, скажем, установлю его на 4, а количество лучей оставлю. И тень становится еще более мягкой, потому что мы увеличиваем размер света, что смягчает нашу тень. Если я хочу, чтобы тень была абсолютно резкой, снова, я просто обнуляю Радиус, и теперь свет идет всего из одной точки, так что мне только нужен один луч. Это также позволит делать рендеринг намного быстрее.

Итак, чем больше лучей вы используйте, тем больше времени будет занимать сам процесс рендеринга. Это некоторые основы того, как создавать тени в Мауа. Помните, у нас есть два основных метода. Первый — Depth map — основывается на растровых изображениях. Вторым является Raytrace, он более точен, но делает рендеринг дольше.

Читать «Аббатство Теней» — де Кастелл Себастьян — Страница 1

Себастьян де Кастелл

Аббатство Теней

Sebastien de Castell

Soulbinder

© Овчинникова А., перевод на русский язык, 2019

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2019

Когда мне было семь лет, родители неожиданно забрали меня и брата из школы. Я решил, что произошло нечто ужасное, но наоборот – они преподнесли нам двух щенков. Мы назвали их Леди и Бродяга в честь персонажей самого Великого фильма всех времен. Как ни странно, Бродяга стал «моим» (вернее, я стал «его»). Думаю, множество людей пережили нечто подобное. Не знаю, почему такие события так много значат для нас, но они и вправду много значат. Они значат все.

Игрушка теней

Надежда – это дивный остров, на берег которого все мы желаем ступить. Но будьте осторожны: когда глаза ваши устремятся к далекому горизонту, не забывайте время от времени смотреть вниз…

Глупая поговорка аргоси

Глава 1

Проблема песка

Пустыня – лгунья.

О, конечно, издалека эти бесконечные просторы золотого песка выглядят манящими. Стоишь на вершине песчаной дюны, теплый бриз смягчает палящее солнце и манит к ожидающим внизу чудесам. Все, что пожелаешь – невообразимые сокровища, спасение от врагов, возможно, даже лекарство от извилистых черных линий, которые не перестают расти вокруг твоего левого глаза, – какой-нибудь дурак поклянется, что все это ожидает тебя по другую сторону пустыни.

«Опасное путешествие? Возможно, зато какая награда, парень! Подумай о награде…»

Но давайте рассмотрим поближе – я имею в виду, по-настоящему близко – скажем, находясь примерно в дюйме от самого песка. Это легко сделать, когда лежишь на нем лицом вниз, ожидая смерти от жажды. Видишь, как уникальны и неповторимы все до единой песчинки? Они разной формы, размера, цвета… Единое совершенство, которое ты видел раньше – просто иллюзия. Вблизи пустыня грязная, мерзкая и злая.

Как я уже сказал, она вонючая лгунья.

– Это ты вонючий лгун, – проворчал Рейчис.

Я резко вскинул голову. Я даже не осознавал, что говорю вслух. С большим усилием я повернулся, чтобы посмотреть, как поживает мой так называемый деловой партнер.

Я не очень далеко ушел: сказались недостаток еды и воды. Проклятые синяки, оставленные чарами недавно скончавшегося мага, чей смердящий труп гнил на жаре в нескольких футах от меня, тоже не помогали. Итак, я собираюсь потратить остаток жизни на то, чтобы просто сердито глядеть на сварливого двухфутового белкокота, умирающего рядом со мной?

– Сам ты вонючка, – ответил я.

– Хе, – хихикнул он.

Белкокоты не очень хорошо осознают свою смертность. Однако у них большая склонность сваливать вину на другого.

– Это все ты виноват! – просвистел он.

Я перевернулся, надеясь дать облегчение онемевшему хребту – только для того, чтобы раны на спине протестующе завопили. Боль исторгла сиплый стон из моей пересохшей глотки.

– Не пытайся это отрицать, – сказал Рейчис.

– Я ничего не отрицаю.

– Нет, отрицаешь. Ты хныкал, и я услышал: «Но, Рейчис, откуда я мог знать, что веду нас в смертельную ловушку, расставленную моим же народом? То есть ты, конечно, предупреждал меня, что эта болтовня о тайном монастыре в пустыне, монахи которого могут вылечить меня от Черной Тени, – жульничество, но ты же знаешь меня, я идиот. Идиот, который никогда не слушает своего более умного и куда более красивого делового партнера».

На тот случай, если вы никогда не видели белкокота – вообразите сердитую кошачью морду, слегка пузатое тело, непокорный косматый хвост и странные мохнатые перепонки между передними и задними лапами. С помощью этих перепонок он может планировать с верхушек деревьев, убивая свою добычу. «Красивый» – не то слово, которое приходит на ум, когда на него смотришь.

– Ты разобрал все это из хныканья? – спросил я.

Пауза.

– У белкокотов отличная интуиция.

Я сделал неровный вдох; жар песка обжигал мне легкие. Как долго мы тут пролежали? День? Два дня? Я потянулся к нашей последней фляге с водой, подтащил ее ближе и собрался с силами, сознавая, что мне придется поделиться остатком воды с Рейчисом. Говорят, без воды можно прожить три дня, но это только если пустыня не высасывает из тебя влагу, как… как чертов белкокот! Во фляге не осталось ни капли воды.

– Ты выпил нашу последнюю воду?

Рейчис раздраженно ответил:

– Я сперва спросил.

– Когда?

Еще одна пауза.

– Когда ты спал.

Очевидно, пустыня была не единственным лгуном, с которым мне приходилось спорить.

Мне семнадцать лет от роду, я изгнан своим народом, меня преследовали все маги-ищейки и наемные маги с двумя заклинаниями и плохими манерами, и остатки моей воды только что украло существо, больше всего походившее на друга.

Меня зовут Келлен Аргос. Некогда я был многообещающим посвященным и членом одной из самых могущественных семей на территориях джен-теп. Потом вокруг моего левого глаза появились извилистые черные отметины загадочной болезни, известной как Черная Тень. И теперь люди называют меня изгоем, предателем, изгнанником – это когда хотят проявить вежливость. Единственная характеристика, которую я никогда не заслуживал, – везунчик.

– Конечно, я знаю место, – сказала старая разведчица.

Ее разные глаза – светло-коричневый и зеленый – не отрывались от пыльного кожаного кошеля с медными и серебряными безделушками, который лежал между нами на столе. Кроме нас на нижнем этаже таверны для путешественников никого не было, если не считать пары вырубившихся пьянчуг в дальнем углу и одного печального парня, который сидел в одиночестве и снова и снова перекатывал пару костей, плачась своему элю, что он самый невезучий на свете.

Что ты знаешь о невезении, приятель.

– Вы можете отвести меня туда? В этот монастырь? – спросил я, выкладывая карту на стол картиной вверх.

Разведчица взяла карту и прищурилась, на изображенные на ней темные башни.

– Хорошая работа, – сказала она. – Ты сам это нарисовал?

Я кивнул. За последние шесть месяцев мы с Рейчисом пересекли полконтинента в поисках лекарства от Черной Тени. Мы здесь и там собирали улики, короткие каракули на полях неясных текстов, упоминающих о тайном убежище, слухи, которые бесконечно повторяли пьяные в тавернах вроде этой.

Аргоси рисуют карты важных людей и мест, дополняя рисунки обрывками любой собранной информации в надежде, что получившиеся изображения явят свое скрытое при других обстоятельствах значение. Я и сам занялся рисованием. Если я погибну в поисках лекарства, всегда есть шанс, что карты попадут в руки аргоси, а потом – к Фериус Перфекс, чтобы она поняла: можно не трудиться, разыскивая меня.

Старая разведчица швырнула карту обратно на стол, словно делая ставку.

– Место, которое ты ищешь, называется Эбеновым аббатством, и – да, я могла бы отвести тебя туда… Если бы мне захотелось.

Улыбка натянула обожженную солнцем кожу на ее выпуклом лбе и вокруг глаз. Лицо разведчицы напоминало карту давно забытой страны. Наверное, ей было далеко за шестьдесят, но куртка без рукавов демонстрировала похожие на веревки мускулы на плечах и руках. Вкупе с ассортиментом ножей в ножнах на портупее, пересекающей грудь, и арбалетом, пристегнутым за спиной, эти мускулы говорили, что разведчица скорее всего прекрасно может постоять за себя в бою. Из-за того, как она продолжала пялиться на мешок с безделушками на столе, не обращая на меня особого внимания, становилось яснее ясного, что я не произвел на нее схожего впечатления.

До сих пор поиски чудодейственного лекарства не были особо выгодным предприятием. Все до единого монеты, которые я заработал в своих путешествиях как меткий маг, ушли торговцу змеиным маслом, продававшему вонючие отвары; из-за них меня несколько дней потом тошнило и рвало. Теперь моя износившаяся в дороге рубашка свободно болталась на тощем теле, с лица и груди еще не сошли синяки и царапины, оставшиеся после последней встречи с парой наемных магов джен-теп. Так что я понимал, почему мой вид вряд ли мог внушить разведчице трепет.

Книга Теней — 8. Таинственный язык

— Что ты сделал?!
Грэг, Джонни и Энни с изумлением посмотрели на меня, потом на книгу. У змей на эмблеме засветились глаза зеленым цветом.
— Кровь! Я порезал палец, а она впитала её. Это странно…
— Странно, не то слово!
Энни  испуганно подошла поближе.
— Что это за язык? Не понимаю ни слова…
Я перелистал книгу на первую страницу, там была, расписанная большими буквами надпись.
«REGINA INANIA LIBER»
— Это похоже на латынь.
Грэг смотрел на меня и Джонни с неподдельным интересом.
Я перелистнул страницу. Дальше были нарисованы схемы, формулы и руны на непонятном языке. Единственное, что я смог там перевести, было слово «Alchemia».
— Эта книга явно не из этих мест. Давай посмотрим, что можно еще увидеть.
Джонни внимательно разглядывал рисунки. Номеров страниц не было, как и оглавления. Листая книгу, мы натыкались на некоторые слова, которые мы смогли перевести:
«Bibliothecarius», «Per Umbras», «Umbram Suam Timere», «Umbram Facere Alicui Rei», «Animus»…
Энни переводила нам фразы, смотря в словарь латинского языка- в интернете..
— Называется она «Книга Царства Теней». Вот что еще в ней написано – «Книгохранитель», «В Царстве Теней», «Бояться Собственной Тени»,  «Покрывать Своей Тенью», «Тень Умерших»…
— «Тень Умерших»? Как это?
Грэг взволнованно посмотрел на Энни. Я начинал нервничать. Джонни все еще внимательно листал книгу.
— Эта схема похожа на какой-то ритуал, но я не пойму ни слова.
Джонни достал свой мобильный телефон, что бы сфотографировать схему.
— Я перешлю эти фотографии нашим умникам из братства, может что подскажут.
Включив камеру в телефоне, Джонни навел ее на схему, но в камере был виден только чистый лист.
— Что за черт?!
Джонни навел камеру сначала на Грэга, потом на Энни .
— С камерой все в порядке… Подожди, Майк, ты расплываешься!
Я подумал, что он прикалывается надо мной.
— Очень смешно, очередная твоя оригинальная шутка в мой адрес. Ха-ха-ха!
— Нет, Майк, Джонни не шутит!
Энни посмотрела в телефон. На ее лице был страх.
— Наведи на меня…
Грэга, Джонни и Энни можно было видеть четко на экране, кроме меня.
Я достал свой смартфон, что бы сделать сэлфи, и я увидел только большое пятно. Почему меня не видно? Я подошел к зеркалу в гостиной и с ужасом обнаружил, что я не вижу себя четко.
— Что происходит? Вы это видите?
Я не на шутку испугался. Джонни, Энни и Грэг тоже были перепуганы не на шутку.
— Похоже, это из-за этой книги, лучше бы я ее не находил…
Грэг покосился на стол, на котором лежала злополучная книга. Джонни осторожно подошел к ней.
— Может, именно в ней, мы найдем, что происходит…
Я все еще стоял у зеркала в полной растерянности, надеясь, что это все сон, или я пьян. Я дотронулся до зеркала рукой, как вдруг она прошла сквозь него. Я попытался вернуть руку, но что-то не пускало ее обратно.
— Майк! Где твоя рука?!
Энни, Джонни и Грэг оцепенели в шоке, уставившись в телефон.
— Ребята, что происходит?! Фотография Майка исчезает!
Они обратили на меня внимание только тогда, когда раздался мой крик.
— Меня что-то тащит в зеркало, помогите мне!
Джонни и Грэг схватили меня за оставшуюся руку и начали тянуть меня, как вдруг меня резко дернуло вперед, и я увидел перед собой яркий свет и зажмурился. Когда я открыл глаза, дома меня уже не было.

Рецензия на фильм «Обитель теней»

1969 год, английская мать-одиночка с четырьмя детьми переезжает в Америку, спасаясь от мужа-психопата. Вскоре женщина заболевает и умирает, что ставит ее детей в крайне опасную ситуацию – если они сообщат о смерти матери, их заберут в приют. Единственный выход – дотянуть до 21-го дня рождения самого старшего из них, Джека (Джордж МакКей), и тогда он сможет оформить опекунство над младшими братьями и сестрой на себя. Но их вынужденное затворничество то и дело ставят под угрозу проявления некоего «призрака», который каким-то образом связан с зеркалами.

Кадр из фильма «Обитель теней»

Испанцы – наверное, единственная нация, которой нет необходимости маскировать свое участие в хоррорах, продвигающихся на международной арене. Общеизвестно, что этот жанр дается им на удивление легко, а именитых хоррормейкеров в этой стране полно – Алехандро Аменабар, Хауме Балагеро, Пако Плаза, Хуан Карлос Фреснадильо, да и Гильермо Дель Торо, даром что мексиканец, снял «Хребет дьявола» и «Лабиринт Фавна» как раз в Испании. Постановщик «Обители теней» Джорджо Санчес – тоже испанец, и хотя в режиссуре он пока себя не проявил, знатокам жанра его имя наверняка знакомо – помимо прочих он написал сценарии для фильмов Хуана Антонио Байона (вот вам еще один мастер страшного кино из Испании) «Приют» и «Невозможное».

Кадр из фильма «Обитель теней»

«Обитель теней» снята Испанией, но на английском языке и с привлечением западных актеров, причем кастинг выдает понимающих людей – среди главных героев девушка из «Лекарства от здоровья», парень из «Очень странных дел» и Ана Тэйлор-Джой, недавно метко выстрелившая дуплетом из «Ведьмы» и «Сплита». Сюжетно фильм напоминает другой англоязычный проект одного европейского режиссера (название и имя опустим, дабы избежать совсем уж очевидных спойлеров), и как только вы это поймете, финальный твист окажется не таким уж непредсказуемым, но, справедливости ради, «Обитель теней» вполне можно смотреть как упражнение в стиле, причудливо сочетающее довольно европейскую по настроению готику и американское провинциальное ретро золотистых полей.

Кадр из фильма «Обитель теней»

Еще перед просмотром «Обители теней» нелишним будет настроиться на неторопливое, медленно запрягающее кино, в постепенном разгорании которого и кроется его эффектность – никаких оглушительных оркестровых ударов и неожиданных появлений, только неотвратимо обволакивающая пелена безысходности и подавленной трагедии, которой в этом полузаброшенном доме пропитан каждый уголок. Испанский стиль тут очень кстати, и во многом именно он обеспечивает приятное финальное послевкусие.

Безусловно, к картине можно предъявить претензии – например, в том, что ее главный секрет спрятан слишком неглубоко (и постановщик не нагоняет туману, пытаясь отвлечь наше внимание от разгадки). Также слабо прописана роль Аны Тэйлор-Джой и, соответственно, ее роман с Джеком – при том, что на их чувствах в фильме держится довольно многое. И тем не менее в целом кино все равно остается в плюсовой зоне жанрового спектра – оно легко смотрится и не путает атмосферность с занудностью, предлагая пусть не оригинальную, но прочувствованную «страшную сказку» из тех, которые неплохо выдерживают даже повторный просмотр.

С 16 ноября в кино.


 

Совместные покупки — Томск — ЗНАЮЩАЯ ТАЙНЫЙ ЯЗЫК СЫЧЕЙ : Тени от Тамми Танука Здесь тени для век становятся заклинаниями на вызов вашего образа : Подробный просмотр

Все вопросы задаем только в теме!

Организаторы Jennie (Евгения) 8-923-422-4949
и manyashkaaa(Марина)
СТОП ПО МЕРЕ НАБОРА МИНИМАЛКИ.ПОЖАЛУЙСТА,ДЕЛАЙТЕ ЗАКАЗЫ ОСОЗНАННО.ЗАФИКСИРОВАТЬ МОГУ В ЛЮБОЙ МОМЕНТ,ЕСЛИ НАБРАНА МИНИМАЛКА

В ПЕРИОД ДОЗАКАЗА,ФИКСИРУЮ КАЖДЫЙ ДЕНЬ!ПРОШУ ЭТО УЧЕСТЬ!

Общие условия:
1. До участия в закупки, пожалуйста, прочитайте правила сайта  http://spvtomske.ru/help/sp/sbor/help

2, В профиле обязательно должен быть внесен номер телефона, без телефона заказ принят не будет. С новичками работаю по 100% предоплате до стопа (сделали заказ — сразу его оплачиваете). Заказы участников с черными метками удаляю без предупреждения (сначала решаете вопросы с неоплатами).
3, После стопа отказы и изменения заказов не принимаются, выкупаете и пристраиваете сами, либо с моей помощью

Оплата:
К оплатам отношусь очень строго! Все не оплатившие вовремя получают черные метки. Отсутствие  отметки об оплате приравнивается к неоплаченному заказу. За опоздание оплаты ШТРАФ: при оплате позже, указанного организатором срока, стоимость товара увеличивается на 3% в первые сутки не оплаты (но не менее 50 руб), и на 1% каждые последующие сутки.
1. Конечная стоимость заказа = цена СП + транспортные (транспортные делятся на всех участников.)
2. Деньги сдаем в течении 1-1,5 дня!!! после выставления счета

*В случае ошибочного перевода или недовложения. деньги возвращаются по заявлению на возврат (бланк в теме http://spvtomske.ru/forum/index.php?topic=14886.0), либо перезачетом в любой моей закупке.
-расчетный счет ИП
Если уезжаете, боитесь не успеть оплатить и т.д. – оплатите заранее, все переплаты верну. Возвраты всегда делаю вовремя.
3. После оплаты обязательно отписываемся в корзине – дата, время, последние 4 цифры номера карты и точная сумма, либо номер отделения Сб (где платили через оператора) и точная сумма.
За три дня до стопа,из закрытого ряда не удаляем!
ТРАНСПОРТНЫЕ ПРИМЕРНО 10-15%!
Доставка
1.14-21 день+-
2. Раздача офисы сайта (раздачи платные,Крупногабарит согласно правилам)
ОТказ может быть на любой стадии закупки.Будьте к этому готовы!

Пересорт и брак.
1. Пересорт по артикулу пристраиваю я, деньги возвращаю. Пересорт по цвету и размеру – участник.
2. Брак меняется поставщиком. Претензии по бракованной вещи принимаю в течении 5 дней со дня первой раздачи, после этого претензии не принимаются. Транспортные расходы по возврату брака оплачиваем пополам.
своим участием Вы подтверждаете все правила СП, опубликованные на данном форуме
Приятных,Вам покупок)

languagehat.com: Язык теней.

Обзор TLS Тома Биркетта на роман Пола Кингснорта The Wake , «действие которого происходит после 1066 года, в период сопротивления норманнскому вторжению», делает его странным с лингвистической точки зрения интересным:

Как объясняет автор, этот рассказ о вторжении и мятеже написан «теневым языком», любопытной имитацией древнеанглийского языка, «предназначенной для проецирования призрачного образа речевых образов давно мертвой страны».Это включает в себя ограничение словарного запаса главного героя словами с германскими корнями по большей части, а также возрождение нескольких древнеанглийских терминов, включая «смарцианец», глагол, означающий как «ухмыляться», так и «улыбаться», двойственность которого эффективно используется для усиления паранойя, терзающая рассказчика. Существительное «stenc», означающее «запах», но сохранившееся как «зловоние» — еще одно слово, использующее тревожный эффект, а другие менее знакомые слова, такие как «scucca», «gebur» и «esol», используются так часто, что они представляют несколько препятствий для свободного чтения.Этот теневой язык подчеркивает нашу удаленность от мира, который описывает Буккмастер, и напоминает о том, что Джеффри Хилл называет «странным подобием» этой культуры.

Поскольку древнеанглийские слова, сохранившиеся в современном языке, имеют тенденцию относиться к миру природы и повседневным объектам и действиям, наши постоянные отношения с ландшафтом усиливаются на лингвистическом уровне. Ограниченный словарный запас также придает роману ощущение ограниченности, которое чрезвычайно усиливает прогрессирующую изоляцию главного героя.Читая этот подражательный язык как англосаксонист, было несколько мест, где я чувствовал, что богатый древнеанглийский словарный запас оказал медвежью услугу — особенно в том, что касается либерального использования «англосаксонского» языка другого рода — и есть другие моменты, когда идиома больше похожа на «Merrie Olde England», чем на псевдо-древнеанглийский, но «теневой язык», тем не менее, представляет собой впечатляющую симуляцию.

В конце рецензии говорится: «Послание этого необычного романа столь же честно и своевременно, сколь и неприятно: непричастность к мрачной судьбе своего общества не означает, что вы можете сделать что-нибудь, чтобы предотвратить это.В конечном счете, The Wake подчеркивает сложность обретения тривиальности в мире, где комфортная уверенность была подорвана, и слова больше не означают то, что вы ожидаете от них ». Спасибо, джамессал!

Shadow Tongue от Kim Cope Tait — Finishing Line Press

Можно ли жить в мире утраты и продолжать петь? Ким Коуп Тейт красивый Shadow Tongue учит нас, что мы можем. В этой книге боль и нежность находятся в сложной динамике с необузданностью богатого поэтического языка и строгостью поэтической формы.И что же получается из этой сложности? По словам поэта: «Я не больше, чем был раньше, но изменился: / наполняюсь горем, которое становится моей любовью / и снова и снова возвращается назад / к тому, что болит, что спасает».

— Дэвид Эбенбах , автор Мы были людьми, которые переехали и Мисс Портленд

Вот что значит быть освещенным изнутри. Астральные и океанические, семейные и уединенные, размеренного дыхания и широты, эти стихи свидетельствуют о том, что и в горе есть более глубокий источник настоящего и сияние, которое можно смаковать, что наши переживания мира и боли, несомненно, являются функцией каждого из них. других, коллективное событие, и что акт высказывания обеспечивает базовую физико-духовную инфраструктуру знания и познания, возможно, наших величайших человеческих потребностей.Даже в утомленную миром эпоху, когда язык часто используется, дезинформация, подрывная деятельность и обман, цель Kim Cope Tait Shadow Tongue не дрогнут. Ее цель верна.

— Билл Расмович , автор Gross Ardor и Idiopaths.

«У меня слабость к форме, особенно когда она плавно сочетается с повествованием и песней. Kim Cope Tait Длинные сонеты и другие не боятся темноты.Удовольствие от формы на протяжении всей коллекции является фоновой музыкой к восприятию жизни. Эта книга, маленькая жемчужина, рассматривает жизнь во всем ее «совершенстве».

— Джоан Логге , лауреат поэт-лауреата Санта-Фе 2010-12, автор книги The Singing Bowl ( University of New Mexico Press, )

«Люди думают своими чувствами, тогда как я чувствую своими мыслями», — писал Пессоа, и именно такая точность эмоций, то есть сила эмоционального мышления, является основой стихотворений Ким Коуп Тейт .Будь то сонет, сестина, связанные сонеты, органические формы, вилланеллы и другие, и охватывающие семью, живую и мертвую, близких друзей, местные племена, музыкантов или заблудшего мальчика, и, соответственно, всех нас, читателей, эти стихи достигают «когда мы просыпаемся / к [их] дуге полета любви и точности доверия тому, что есть свет». Наблюдаемый мир здесь варьируется от цветов до созвездий, любовных отношений и потерь, которые всегда искупаются силой языка здесь.За этим невероятным голосом стоит диалектическое понимание того, что «так же вероятно / что ничто не является священным, как это все». И эта книга — свидетельство того, что все есть или будет после прочтения.

— Ричард Джексон , автор Broken Horizons и Out of Place

Стихи Ким Коуп Тейт продолжают двигаться по кругу — вода, деревья, звезды; дети, матери, старики; жизнь, потеря, постоянное преследование.Всюду любовь и любовь заставляют эти миры вращаться и кружиться, бродить и распутываться. «Shadow Tongue» блуждает по мощным поэтическим пейзажам Уолта Уитмена, Элизабет Бишоп и Максин Кумин, прося нас встать в водоворот того, кто мы пришли, чем они жили и как они стали миром, в котором мы живем. В конце концов, несмотря на горе и утрату, поэт утверждает: «Да, я говорю, да», сильно опираясь на одно желание: красота.

— Валери Мартинес , автор книг Every and Her и Absence, Luminescent

In A Shadow Tongue, «The Wake» повествует о кровавых битвах и старых богах: NPR

Пробуждение

Пол Кингснорт

Я люблю чудаков.

Я люблю сумасшедших и психов. Сумасшедшие торгаши, которым нечего делать, кроме своих слов и бумажных миров, которые они строят. Я испытываю непреходящее уважение к тем писателям, которые намеревались порвать язык по причине (в поддержку времени, места, голоса или характеристики), и почти равное восхищение анархистами с арлекинскими глазами, которые делают это только из-за тупого радостного трепета. . Даже когда они терпят неудачу (и терпят неудачу, и терпят неудачу, и терпят неудачу …), я люблю их за безрассудство. За риск, когда появляется так много простых путей к литературному успеху (рассказы знаменитостей, книги о собаках, порно).

Пол Кингснорт не проиграл. В The Wake он намеревался написать длинную книгу об Англии во время и после норманнского вторжения 1066 и сделать это на языке, который он называет «теневым языком» — своего рода изобретенной мешаниной из древние слова заменены на современный синтаксис, хотя и со странным написанием и очень маленькой пунктуацией. Или заглавными буквами. Это помешательство. Но то, что он создал, было книгой, не похожей ни на одну другую, блестящей своей редкостью и жестокой, уродливой правдой. С помощью всего лишь слов он воплотил в жизнь пьяного, избивающего жену, иногда благородного, фанатичного, возможно психотического и совершенно кровожадного героя, которого прозвали «букмекером Голландии», которого он получил от партизанского отряда фермеров, ставших солдатами. и позволить ему расслабиться в постапокалиптическом мире, которому почти 1000 лет.

«Теперь ты увидишь, как злоба зоба, которую он говорит, и ты увидишь, что весь мир тупой, и твоя задача — не потерять тебя раньше твоего времени. Будь ужасом, ни зоб, ни аэль, потому что это то, как мы Кончи на эту землю, и это то, что мы есть «.

Это слишком много для вас? Поверьте мне, это не так. Вы должны увидеть, как ястреб уничтожает ворону, говорит он, и вы увидите, что весь мир — кровь . Язык, который использует Кингснорт (безжалостно, но умно, с добавленным крошечным глоссарием, определяющим около пятидесяти или около того самых проблемных слов), бросит вас на страницу, может быть, на две.После этого он будет втягивать вас в себя, но не , позволяя мягко врезаться в его мир, а грубо толкая вас вниз по крутому склону к крутому падению. Вначале будут моменты, когда вы полностью потеряете контроль над словами. Но потом ловишь себя. Вы понимаете больше. Вы слышите шум голоса и внезапно видите этот сломанный мир другими глазами.

Вначале будут моменты, когда вы полностью потеряете контроль над словами. Но потом ловишь себя.Вы понимаете больше. Вы слышите шум голоса и внезапно видите этот сломанный мир другими глазами.

И после этого ты в болотах, мой друг, живешь плечом к плечу с букмекером, собирая по кусочкам то, что заставляет его тикать. Он свободный фермер с арендаторами, которые работают с ним на земле. Он успешен. Мощный. Он ненавидит священников и «христа», которого они привели в его землю. Он следует за старыми богами (вроде как). Он разговаривает с деревьями и страдает видениями.Когда приходит комета, он видит в ней предвестника смерти и разрушения (в мире букмекера все еще присутствует магия — темная, задумчивая, блуждающая магия). Несмотря на то, что он не умный или хрупкий человек, он может видеть, как его мир меняется вокруг него (безвозвратно измененный вторжением, человеческим законом и «боком Криста»), и это его пугает.

Он делает то, для чего создан. Он ведет войну против этого — против изменений и всего, что они приносят. Когда он теряет своих сыновей, свою жену, свою землю и свой дом из-за «французской» армии, сжигающей и насилующей свой путь с юга Англии на север, он снимает со стены меч своего деда, покрытый рунами, и собирает банда бойцов и попытки убийства пробиться в историю. твой труд не потерять тебя раньше твоего времени , его дед учил его, и потерпев неудачу в этом один, затем два раза, он создает новую семью из своих людей безопасный и удобный «). Он не будет присоединяться к другим партизанам, которые прячутся и сражаются в болотах. Он ревнив, разъярен и до вины независим. Он верит только в кровавую волю своих старых богов и не будет слушать, даже когда его собственные люди говорят, что он заходит слишком далеко.

«Делай свою работу», — говорят голоса, которые преследуют букмейстера (старые боги говорят с ним, думает он).Твоя кровавая работа. Твоя мстительная работа.

Язык определяет место, время, больше всего определяет его говорящего. А с The Wake Кингснорт создал замечательного рассказчика, через которого мы можем видеть (и чувствовать запах и вкус) сгоревшие поля и тела, скелеты деревьев и тлеющие огни — мир, болезненно похожий на множество меньших видений разрушения, но получил свежий и ужасающий вес здесь в результате безумного эксперимента с языком, который превратился в грубый и мощный шедевр.

Джейсон Шихан — бывший шеф-повар, бывший ресторанный критик и нынешний кулинарный редактор журнала Philadelphia . Но когда никто не смотрит, он тратит свое время на написание книг о космических кораблях, инопланетянах, гигантских роботах и ​​лучевых пушках . Рассказы об эпохе радиации — его новейшая книга.

Язык теней

Дуплекс О программировании членов прессы

** Обратите внимание, что в последнее время у нас возникли проблемы с нашим сайтом.Изображения с одних выставок ускользают на страницы других выставок, которым им не место. Мы работаем над решением. **

Теневой язык

Майя Бодри, Надя Изабелла, Ифань Цзян, Чад Мюррей, Эллис Сэм и Шахин Шарафалдин

Выставка: 27 июля — 29 августа 2019 г.

Shadow Tongue — это групповая выставка, посвященная человеческому субъекту, опосредованному объектами, коммуникационными платформами и устройствами для создания изображений.С помощью видео и живописи Бодри, Изабелла, Цзян, Мюррей, Сэм и Шарафальдин представляют альтернативные миры и автобиографическое повествование.

Тени могут вести себя как копии нас самих, повторяя наши движения в реальном времени, расширяясь или сгущаясь в зависимости от сезона или времени суток. Тени объединяют вещи и людей, превращая дерево в человека, ботинок в крысу, большой палец в язык. Тень может мешать. Языки синтезируют звук и мышцы в социальную способность речи и рассказывания историй.С лингвистической точки зрения «теневой язык» — это изобретение писателем псевдоязыка, придуманного и вытесненного во времени и истории. В визуальном контексте теневой язык разрушает технологии, среды и изображения, расположенные в несопоставимых временных и различных пространствах.

Изабелла, Цзян, Мюррей и Шарафальдин подходят к портретной живописи и натюрмортам с помощью ряда применений — от гладких и смешанных до гротескной толщины, напоминающей торт. Изабелла начинает свой процесс рисования с фотографий, занесенных в каталог в ее смартфоне — инструменте, позволяющем мгновенно запечатлеть и преобразовать изображения откровенных моментов и повседневных сцен.В Shahin on East Georgia (2019) и Sephora (2019) предметы нарисованы маслом, как будто чтобы замедлить переживание в ретроспективе их немедленного захвата. Ссылаясь на формат и размеры своего смартфона, она рисует предметы, запечатленные в интимных и юмористических примерах, на небольших холстах.

Цзян помещает свою картину «Пляж» (2018) на удаленный пляж где-то в сумерках под луной. На пляже женщина с лицом, скрытым волосами, захваченная вихрем движения, поворачивает голову, чтобы позировать камере, которой никогда не существовало.Энергия этого застывшего движения повторяется в тишине пустой и безлюдной пляжной сцены позади нее.

Мюррей визуализирует объекты в ярко освещенных и интимных картинах с резкими тенями. В «Композиции из огурцов» № 3 (2019) косые колонны огурцов опоясывают стопку тонких ломтиков на кухонной стойке, предполагая некое ритуальное собрание. В Suspended Flame (2018) зажигалка, связанная кабелем USB, висит низко, вызывая собственное пламя, исчерпывая свое предназначение.Обе работы предполагают присутствие невидимого агента, влияние или возвращение которого мы с нетерпением ожидаем.

Пятно от куркумы Шарафальдина (2019) соединяет классическую обстановку с современным предметом, объединяя языки исторической портретной живописи с проекциями личности в социальных сетях. Портьеры из богатой ткани развешивают за спиной молодого человека в нижнем белье, освещенного только светом свечей. Его голые ноги обернуты скрученной голубой лентой, а в руках он держит плюшевое перо, закрывающее пах.В этом хрупком рабстве молодой человек задумался. Его щека согревается в свете свечи, и его взгляд, кажется, смещается внутрь, сопротивляясь нашему вниманию или желанию соединиться.

Видеоработы полностью меблированы (Вечные субаренды в комнатах времени) (2019) Бодри со звуком, озвученным Андреа Лукич и Blue Sky (2018) Сэма, прослеживают воображение и навязчивые идеи отдельных, но невидимых персонажей в поисках психологических и психологических качеств. физическое пространство.В видео Сэма рассказывается история человека, которого преследует постоянный гул электрической подстанции. С помощью ручной камеры и быстрых сокращений Сэм устанавливает точку зрения и сознание своего искусно придуманного персонажа. Бодри получает свой материал, перерабатывая изображения, найденные в сообществах онлайн-классификаций, торговли и альтернативной экономики дарения. Видео Бодри рассказывает о галлюцинаторном путешествии компульсивного скрагуна в вечном поиске домашнего пространства. Каталог изображений органично делится, повторяется, абстрагируется и расширяется, образуя идеальное пространство, которое может существовать только во сне.

Чад Мюррей, Suspended Flame (2018)

Shahin Sharafaldin, пятно от опухоли (2019) (слева), Chad Murray, Suspended Flame (2018) (справа)

Shahin Sharafaldin, опухолевое пятно (2019)

Ифань Цзян, пляж (2018) (слева), Шахин Шарафалдин, пятно от опухоли (2019) (справа)

Ифань Цзян, пляж (2018)

Чад Мюррей, Аранжировка огурцов No.3 (2019) (слева), Ифань Цзян, Пляж (2018) (справа)

Чад Мюррей, Композиция из огурцов № 3 (2019)

Надя Изабелла, Шахин в Восточной Грузии (2019 г.) (слева) и Sephora (2019 г.) (в центре), Чад Мюррей, Композиция из огурцов № 3 (2019 г.) (справа)

Надя Изабелла, Шахин на Восточной Грузии (2019) (слева) и Sephora (2019) (справа)

Эллис Сэм, Blue Sky (2018) (кадр из видео).Полное видео можно найти здесь.

Эллис Сэм, Blue Sky (2018) (видео) Полное видео можно найти здесь.

Эллис Сэм, Blue Sky (2018) (видео) Полное видео можно найти здесь.

Майя Бодри, Полностью меблированная (Вечные субаренды в комнатах времени) (2019) (кадр из видео).Полную версию обложки можно посмотреть здесь

.

Майя Бодри, Полностью меблированная (Вечные субаренды в комнатах времени) (2019) (кадр из видео). Полную версию обложки можно посмотреть здесь

.

Майя Бодри, Полностью меблированная (Вечные субаренды в комнатах времени) (2019) (кадр из видео). Полную версию обложки можно посмотреть здесь

.

Нажмите, чтобы увидеть Gardenscapes — Nancy Tongue

Небесные маки

12 дюймов x 12 дюймов (Продано)
© Nancy Tongue

Клематис

24 x 48 дюймов (размер в рамке 53 x 30) 2200 долл. США
© Nancy Tongue

Полоски и цветы

48 дюймов x 72 дюйма (5500 долларов США)
© Nancy Tongue

Теневое кружево II

24 дюйма x 36 дюймов (1800 долларов США)
© Nancy Tongue

Цветочный выбор

24 дюйма x 48 дюймов (3000 долларов США)
© Nancy Tongue

Топиарии и сокровища

48 дюймов x 60 дюймов продано
© Nancy Tongue

Белый сад Пэм

24 дюйма x 36 дюймов (Продано)
© Nancy Tongue

Лето на берегу моря

24 дюйма x 36 дюймов (Продано)
© Nancy Tongue

Танец теней

24 дюйма x 36 дюймов (1800 долларов США)
© Nancy Tongue

Герань Окно

Упаковка 24 x 36 Продано
© Nancy Tongue

Баррель Баунти

Пленка 24 x 30 (1200 долларов США)
© Nancy Tongue

Теплица

24 дюйма x 30 дюймов 950 долларов США
© Nancy Tongue

Теплица

24 дюйма x 30 дюймов 950 долларов США
© Nancy Tongue

Клубок

24 дюйма x 30 дюймов 1200 долларов США
© Nancy Tongue

Подглядывание за настурциями

20 дюймов x 24 дюйма 950 долларов США
© Nancy Tongue

Лили и друзья

24 дюйма x 36 дюймов $ 1,800
© Nancy Tongue

Орхидея светлая

24 дюйма x 36 дюймов 1800 долларов.
Нэнси Танг ©

«Добрые соседи»

24 дюйма x 30 в упаковке 1200 долларов США
© Nancy Tongue

Санни Гладс

18×36 дюймов 950 $
© N Tongue

Еще Susans & Shadows

18×24 дюймов 850 $
© N. Tongue

предыдущая / следующая

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

··················

показать эскизы

История, рассказанная на теневом языке

J.Р. Р. Толкин считал, что история Англии закончилась в 1066 году. Это был год битвы при Гастингсе, когда англосаксонская Британия была захвачена французами. Сначала они свергли англосаксонского короля и поставили на его место своего собственного, Гийома. Они приступили к демонтажу всей инфраструктуры страны, вытеснив местных герцогов и графов своими французскими коллегами. Вскоре англосаксы стали просто слугами иностранного правящего класса.

Последствия вторжения можно увидеть и по сей день, возможно, наиболее остро в языке.Возьмите эти два слова: «корова» и «бёф». Замечательно разные слова для обозначения одного и того же, плюс-минус пара шагов по жизненному кругу. Почему несоответствие?

Этот урок базового словаря на самом деле является результатом огромной консолидации власти в Британии 11 века. После французской оккупации англосаксы заняли нижние ступени своего общества, выращивая урожай, наводя мосты и, как вы уже догадались, пасли скот. Правящие французы собрали результаты англосаксонского труда, что знакомо любому фанату «Голодных игр».Когда англосаксы обрабатывали поля, они вырастили «ку», древнеанглийское слово, означающее «корова». Однако они его никогда не ели; К тому времени, как он попал на столы французских мастеров, это был «boeuf», французский предок нашего слова «говядина». В следующий раз, когда вы заказываете Биг Мак, подумайте об англосаксонской культуре прошлого тысячелетия.

В новом романе Пола Кингснорта, The Wake, , рассказывается об этом решающем повороте в английской истории, и в нем очень пристальное внимание уделяется английскому языку.Книга написана не на современном английском, а, скорее, на том, что Кингснорт называет «теневым языком», приближением к древнеанглийскому языку, который все еще понятен современному уху.

Здесь хорошо известно, что есть те, кто говорит ложь, и те, кто думает только о себе. теперь есть те, кто описывает нас и то, что мы сделали, но кто cnawan triewe no man cnawan treiwe, но я, и то, что я скажу, я расскажу по мере того, как я буду сидеть, и все, что будет рассказано, будет всем триьютом.

На первый взгляд может показаться, что автокоррекция сошла с ума, но после 20 страниц это уже вторая натура.

The Wake рассказывает Бакмастер, гордый фермер и землевладелец. Еще до прибытия французов Букмастер чувствует, что Англия становится неузнаваемой. Христианская церковь уже присутствует, и все жители деревни Буккмастера приходят по воскресеньям утром, но он упорно верит в старых языческих богов, которых почитал его дед. Боги даже, кажется, вознаграждают его за преданность, так как ему видятся близкие видения великого бедствия.Когда прибывают французы, его сыновья уходят на войну, а он остается на ферме, полагая, что нынешний король — бледная имитация прежних правителей, не заслуживающая его службы. Война вскоре приходит в его дом, и однажды он возвращается из леса и обнаруживает, что его дом сожжен, а его семья убита.

Букмастер клянется отомстить и отправляется набирать армию «зеленых человечков», которые восстанут против французов и вернут Англию англичанам. Но вскоре выясняется, что Англия, которую он хочет вернуть, существует только в его сознании, поскольку его люди воспринимают его разговоры о старых богах как признак безумия.В конце концов, он превратился в армию из одного человека, который объявляет людей ненадежными и клянется в своей верности только земле.

Как говорится, победители пишут историю. «Поминки» — это история, рассказанная жертвой, подробно описывающая стыд и гнев, которые возникают в результате того, что ее поместили в список проигравших в учебниках истории. Политическое значение очевидно, но не менее важную роль играет религиозный аспект. В некотором смысле, это может быть неприятная книга для верующего, поскольку Букмастер ругает священников, англичан и французов, и в конечном итоге объявляет войну Христу.Было бы легко отвергнуть его как гневного язычника, но это упустило бы удивительную актуальность его истории.

Букмейстер боится больше всего, против чего он ведет войну, так это перемен. Он заканчивает тем, что верит в деревья, камни и реки своего дома, настолько лживым, по его мнению, является человечество. Если ваш опыт похож на мой, вы, возможно, заметили, что времена перемен наступают, когда христиане нападают друг на друга, выдвигая обвинения в ереси и лжесвидетельстве.Церкви постоянно так раскалываются. Пусть это будет продолжаться достаточно долго, и вы получите разные армии по одной, каждая из которых будет убеждена, что они истинные носители старых обычаев, и клянется отомстить всем и каждому, кто говорит обратное.

  • Адам Петти

    Работы Адама публиковались на многих площадках, включая Paris Review Daily, Electric Literature и Real Life. Он живет в Гранд-Рапидс с женой и двумя дочерьми.

Поэзия теней — Типы поэзии

Скороговорка Поэзия

Стихотворение Скороговорки состоит из строк / стихов, которые трудно произнести при чтении вслух.
последовательным использованием одинаковых согласных звуков (использование аллитерации).Другими словами,
Стихотворение связывает ваш язык узлами. Эта форма не требует конца или внутренней рифмы.

   Пример № 1:   
  Вино 

мерзкое винтажное вино
через сильное варикозное расширение вен
бродячие пары покидают
обширные сосудистые сосуды
тщеславие вамуз
в то время как видения
сладострастные лисицы
энергично вибрирует
практически испарить
в огромный пресный чан
ядовитых венул

Авторские права 2001 Лоррейн Нисбет

 
   Пример № 2:   
  Шесть розовых норок и финков 

шесть розовых норок думают, что финки воняют
Шесть финков думают, что розовые норки воняют
шесть норок в ручьях с вонючими финками
если шесть розовых норок выберут вонючие чернила

если бы у шести розовых норок было шесть палочек
с шестью розовыми чернилами в шести ручьях
затем шесть норок и шесть финков
будет шестьдесят шесть розовых норок и шесть чернильных норок

затем шестьдесят шесть розовых норок
и шестьдесят шесть чернильных финков
заставит шесть чернильниц вонять
Потому что шесть розовых норок заставляют финков вонять

Авторские права 2001 Шон Р.Эллис

 
   Пример № 3:   
  Праздник 

псилантропы сосут псилоцибин
грибы вдруг визжат,
"Скажи, посмотри на небесных разумных существ
окружающий простой психоделический
провидцы? "

Мучеры с марихуаной жуют лунные пироги
по утренним лугам блуждали,
встреча с мистическими горными безумцами.

Отключение, скручивание, дегустация, поворот,
токеры, прослушивающие бубны,
Шрумеры поют песни
подсознательно вздыхают.

Плачет, свистит, бьют и телеграфируют,
странные странники плачут: "Уупи!"

и еще один бесцельный астрал
аватар просыпается,
удивительно.Copyright 2001 Кристин Энн Келли

 
   Пример 4:   
  Безмятежность 

Таинственный лунный свет, моменты встречаются ...
Нежно, где-то миленькие певчие птицы ...
Простые, успокаивающие, задушевные звуки ...
Мем'риес ропот, мшистый холм ...
Блуждайте задумчивыми, извилистыми путями
Задержись, любя, сирень лежала ...
Ленивый лангур, вялые листья ...
Плакучая ива, чудо-плетение .

Related Posts

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.